В течение этого срока в штате МУЗ «Центральная клиническая медико-санитарная часть» числилось около 30 несуществующих сотрудников. В получении зарплат «мёртвых душ» подозревается старшая медсестра приёмного отделения.

ПРИЕМНЫЙ ПОКОЙ ДЛЯ «МЕРТВЫХ ДУШ»

- Нет, я не то чтобы совершенно крестьян, я желаю иметь мёртвых…

- Как-с? Извините… я несколько туг на ухо, мне послышалось…

- Я полагаю приобресть мёртвых, которые значились бы по ревизии как живые, — сказал Чичиков.

(Н.В.Гоголь. «Мёртвые души»)

Классическую схему мошенничества, о которой писал ещё сам Гоголь, на протяжении 11 лет с успехом использовали в МУЗ «Центральная клиническая медико-санитарная часть» (бывшая медсанчасть УАЗа) города Ульяновска. Санитарками и уборщицами в приёмном отделении этой больницы числились около 30 женщин, никогда не бывавших на своих рабочих местах. Кому уходила их зарплата и кто сыграл в этой эпопее роль Чичикова — выясняли в ходе своего расследования журналисты «МГ».

В марте 2009 года у реально работающих сотрудников приёмного отделения больницы лопнуло терпение. Люди, уставшие выполнять двойную норму работы и получать за это копейки, обратились с заявлением в правоохранительные органы. С этого момента и началось распутывание клубка махинаций, благодаря которым в бывшей медсанчасти УАЗа одни медицинские работники жили безбедно, получая зарплату за несколько человек, а другие вкалывали для этого день и ночь, выполняя нормативы «за себя и за того парня».

Бендер в юбке

Главные герои нашей истории (главные подозреваемые) — старшая медсестра приёмного отделения 49-летняя Надежда Михайлова и её непосредственная начальница Вера Чивильгина — сейчас не могут поделить между собой степень ответственности за случившееся. Поэтому расставлять акценты в тексте придётся, исходя из имеющейся у нас информации и показаний самих медработников.

Надежда Михайлова устроилась работать в медсанчасть УАЗа в далёком 1997 году. С тех самых пор в её обязанности входило организовывать деятельность медработников среднего и младшего звена, санитарок и уборщиц, следить за их выходом на работу и тем, как они выполняют свои должностные обязанности. Однако предприимчивая Михайлова свои полномочия самовольно расширила. В больнице, где должны лечить и выхаживать горожан, она наладила, по нашему мнению, настоящий бизнес. Умело пользуясь своими должностными полномочиями, по версии оперативников УБЭП, Михайлова провернула аферу, которая наносила убытки муниципальному бюджету до 40 тысяч рублей в месяц, а в год — до 250 тысяч целковых! Но обо всём по порядку…

Сетевой маркетинг в отдельно взятой больнице

Схема относительно честного отбора денег у населения (а эта формулировка самая верная в нашей истории, ведь больница, о которой идёт речь, является муниципальной и финансируется из городской казны) на удивление проста. Михайлова и часть её подчинённых подозреваются в том, что они вербовали безработных для фиктивного трудоустройства в приёмное отделение. Всё было продумано до мелочей. А фишка в том, что санитаркам и уборщицам не нужно иметь медицинского образования, поэтому на эту работу годились все. Например, Зайтуня Усманова числилась уборщицей в медсанчасти аж с 1998 года, но сколько раз она там появлялась, можно пересчитать по пальцам. Да и в лицо её практически никто из тех, кто на самом деле работает в отделении, не знает. Зайтуню, работавшую частным предпринимателем на Заволжском рынке, попросила отдать ей на время свою трудовую книжку знакомая. Дескать, документ всё равно валяется без дела, а она может помочь ей фиктивно оформиться уборщицей в больницу — вреда никакого, а стаж будет идти и отчисления в пенсионный фонд потихонечку капать. Зайтуня согласилась.

- После этого я каждый год проходила медкомиссию в больнице, чтобы и дальше числиться уборщицей, — говорит Зайтуня. — Никакую работу я не выполняла и зарплату не получала. Кто работал за меня и кто получал зарплату — я не знаю…

Сколько таких «мёртвых душ» работало в медсанчасти — доподлинно не известно. Но в ходе проверки, проведённой УБЭП, удалось установить как минимум 29 человек за 11 лет. Некоторые «трудились» все 11 лет.

Между тем, за поиск фиктивных сотрудников в кадровой политике приёмного отделения медсанчасти существовала система поощрения. Работникам, которые приводили оформляться «мёртвых душ», с барского плеча выделялись дополнительные пол или четверть ставки, а значит — лишняя копеечка в карман. Чем вам не принцип сетевого маркетинга в отдельно взятой больнице? И это в то время, когда тысячи горожан в Ульяновске ищут работу и стоят на бирже труда.

Кто не работает, тот ест

Тем временем из-за реальной нехватки рабочего персонала в больнице работу уборщиц зачастую приходилось выполнять санитаркам, а их обязанности взваливали на себя медсестры. Просто нагрузку «мёртвых душ» распределяли среди работников вполне существующих, вот только малочисленных. А последствия этого бардака испытывали на себе и без того беспомощные пациенты.

- У нас было в порядке вещей, когда в самое напряжённое время суточного дежурства, вместо того, чтобы следить за приёмом больных, брать у них срочные анализы, медсестры были вынуждены развозить их на каталках по палатам, менять им бельё или мыть полы… Нам-то говорили, дескать, зарплата нищенская — вот никто и не хочет идти работать в больницу, — вспоминает медсестра приёмного отделения, попросившая не называть её имени.

Между тем, премиальные и так называемые деньги «за переработку» (иногда 100% оклада) выписывались именно отвечающей за распределение рабочей нагрузки Михайловой и, как вы уже, наверное, догадались — именно тем самым, ценным для неё сотрудникам, «мёртвым душам». Все эти люди по документам даже исправно уходили в «заслуженные» отпуска и получали неплохие отпускные!

Конечно, утверждать можно будет только после решения суда, но нетрудно предположить, что именно Михайлова получала зарплаты фиктивных подчинённых. «Вербовщики» в этой цепочке имели дополнительные ставки, а «мёртвые души» обзаводились трудовым стажем и как добропорядочные трудяги — отчислениями на свой счёт в пенсионном фонде. В итоге были довольны все.

Куда уходили зарплаты несуществующих сотрудников, предположить несложно. Куда сложнее оказалось это доказать. В результате проверки УБЭП выяснилось, что многие банковские карточки, на которые перечислялись зарплаты «мёртвых душ», находились у Михайловой.

Аттракцион невиданной щедрости

Между тем, спустя несколько недель после того, как в больнице началась проверка УБЭП УВД, там началась настоящая паника. Заместитель главного врача по лечебной части Вера Чивильгина, которая была обязана контролировать работу старшей медсестры Михайловой, моментально открестилась от своей предприимчивой подчинённой и заявила, что она ничего не знала о «мёртвых душах». Хороший руководитель, не правда ли?

В органы тут же поступило заявление от внезапно «прозревшего» начальника наших героев — главного врача учреждения Андрея Львовича Малых. В своём заявлении он поспешил сообщить следствию о выявленных фактах фиктивно трудоустроенных лиц и необоснованного начисления им зарплаты. Ай да Малых, ай да красавец! Как вовремя прозрел-то! Ну не знал человек о том, что в возглавляемой им больнице разворовывают бюджетные деньги!

Из больницы тут же стали пачками увольнять фиктивных работников, то есть тех самых числящихся на бумагах «мёртвых душ». А вот наши главные герои до сих пор работают на своих местах. Видимо, не поднимается рука у главврача МУЗ «Центральная клиническая медико-санитарная часть» и по совместительству депутата Андрея Мылых, заседающего в Ульяновской Городской Думе, уволить таких ценных сотрудников. Как же жить-то дальше без них?

Но самое удивительное, может случиться так, что возвращать украденные из муниципального бюджета деньги, вероятно, не придётся никому. Ни «мёртвым душам», ни их работодателям.

Мы обратились за комментарием к начальнику Управления по борьбе с экономическими преступлениями УВД Ульяновской области Олегу Викторовичу Силантьеву:

- Материалы по фактам, о которых вы говорите, действительно есть в нашем производстве. Сразу после обращения граждан мы провели проверку и изъятие финансовых и бухгалтерских документов. Зафиксировали, что факты таких противоправных деяний действительно были в МУЗ «Центральная клиническая медико-санитарная часть». Сотрудниками УБЭП опрошены все лица, причастные к этой ситуации. Материалы проверки переданы в Прокуратуру Засвияжского района и Следственное управление при УВД по Ульяновской области для принятия решения по существу.

Показаний опрошенных для возбуждения уголовного дела оказалось мало. Признаков состава преступления в материалах проверки «гениальной схемы» воровства бюджетных денег, проведенной УБЭП, уполномоченные органы пока не усмотрели. Будем надеяться, что это только пока. Потому что ответственности за миллионы украденных бюджетных денег может не понести никто…

Судя по масштабам того, что происходило в МУЗ «Центральная клиническая медико-санитарная часть», на поверхности оказалась только верхушка айсберга. Похоже, что украденные деньги делили между собой несколько человек. Тогда возникает вопрос — кто? Вполне возможно, что в этом деле появятся новые громкие фамилии…

От «МГ». Назвать человека преступником может только суд. Главные герои нашего материала — пока только подозреваемые в совершении противоправных деяний. Просим Прокуратуру Ульяновской области взять материалы проверки по МУЗ «Центральная клиническая медико-санитарная часть» на особый контроль.