Скорбные дни января, когда область простилась с Юрием Фроловичем Горячевым, все дальше от нас. Но и тогда, и с каждым днем сейчас мы все больше понимаем, человек какого масштаба и значения ушел от нас. О последних днях жизни народного губернатора, оставившего о себе светлую память, мы беседуем с его старшим сыном — депутатом Законодательного собрания области 1-3-го созывов Олегом Юрьевичем Горячевым.

— Олег Юрьевич, Ваш отец работал неистово, а вот из жизни ушел так тихо и спокойно…

— Да, он и в этом никому не причинил боли или страданий — таким уж был. Последние полтора-два года отец страдал сердечной недостаточностью. В начале осени прошлого года у Юрия Фроловича случился инфаркт. Несколько дней врачи госпиталя ветеранов войн боролись с болезнью отца. Кстати, именно туда он сам попросился. Приезжал Сергей Иванович Морозов, отца консультировал министр здравоохранения области Владимир Александрович Петров. Благодаря заботе врачей, участию близких людей, Юрий Фролович смог подняться, его выписали домой. Но выйти на работу, о чем он постоянно говорил, отец так и не смог.

В ночь с 19 на 20 января он заснул и больше не проснулся. Еще накануне мы с ним разговаривали, чувствовал он себя достаточно неплохо, мы даже обсудили возможность поездки на обследование в Москву, на чем настаивали губернатор и министр здравоохранения. Отец согласился, но только не раньше весны — сейчас, мол, некогда, дел много. Не успели…

— Тяжелее всего, наверное, Галине Ивановне…

— Конечно, уход отца — страшный удар для мамы. Столько лет рядом, столько пережито… Она, конечно, страдает, но держится. И вот именно поэтому я прежде всего от ее имени, от нас, сыновей Юрия Фроловича, его родных и близких, хочу выразить огромное спасибо всем ульяновцам, пришедшим проститься с ним, всем, кто позвонил, всем, кто просто вспомнил его добрым словом в городах, деревнях и поселках нашей области. Я все три дня провел у гроба отца и видел, насколько искренними были люди. Ведь пришли и приехали сами, без разнарядок и принудиловки. Многие из них, прощаясь, шептали: «Прости нас»… А я вот вспоминаю, сколько раз за последние годы слышал от него слова «пусть меня простят», и знаете, за что? Он очень жалел, что тогда, в 2000-м, так и не смог донести до всех одну всем известную, очень простую, но очень мудрую мысль…

— …«бесплатный сыр бывает только в мышеловке?»…

— …да-да, именно. Отец, как никто другой, знал цену труда. И видел, кто и с какими намерениями шел тогда во власть. А ведь он жил совсем по другим законам и принципам. И поэтому трудился всю жизнь, строил, не покладая рук, школы, больницы, дороги, газопроводы. И то, что проводить отца пришло столько людей, говорит об одном — он правильно жил и работал. И люди это оценили. Знаете, я ведь каждый день бываю на его могиле, и каждый день вижу на ней новые цветы…

— Это по-нашему — цветы тем, кто ушел, хула тем, кто живет…

— …и работает, я бы добавил. Отец работал. Наверное, и ошибался. Что сейчас об этом говорить? У кого их нет, ошибок? Да только у того, кто ничего не делает, а отец был из другого теста. Теперь все увидели — он оставил после себя не ошибки, а объекты, коммуникации, работоспособную и самодостаточную область, в конце концов.

Я искренне благодарен Сергею Ивановичу Морозову еще и за то, что именно с его приходом на главный пост в регионе началось восстановление доброго имени отца. А празднование семидесятилетия Юрия Фроловича, прошедшее в самом настоящем рабочем порядке, подняло общественное признание его заслуг на новую высоту. Те два дня, когда они с Сергеем Ивановичем руководили областью, отец буквально светился от счастья, хотя ему многочисленные встречи, совещания и давались нелегко чисто физически. Никогда не забуду торжественную церемонию в Мемцентре, трансляцию видеофильма о жизни отца, которую все присутствующие приветствовали стоя. Кстати, пользуясь случаем, хочу поблагодарить Юрия Николаевича Старостина, автора фильма, за сохранение памяти об отце. Общая скорбь в те январские дни была настоящей. Никогда не забуду слова губернатора, произнесенные им на поминках отца на девятый день: «Я очень его любил…».

— Сергей Иванович не смог присутствовать на похоронах Юрия Фроловича, но был в курсе всего того, что предпринял в те дни штаб по организации похорон Горячева.

— Это действительно так — благодаря указаниям Морозова и усилиям, предпринятым штабом, мы, члены семьи Горячевых, были освобождены от всех забот, связанных с траурными мероприятиями. Огромное спасибо Александру Петровичу Пинкову, Борису Ивановичу Зотову, Светлане Владимировне Опёнышевой. В те дни рядом с нами были не высокопоставленные чиновники, а люди -чуткие, внимательные, ответственные.

Спасибо соратникам отца, его коллегам и единомышленникам. Они были едины в жизни, остались рядом и сейчас.

Хочу сказать спасибо и представителям средств массовой информации. Всякое бывало в прошлом, но сейчас все журналистское сообщество единодушно — об отце пишут и говорят объективно, взвешенно, как он того действительно заслуживал.

— Сейчас много говорится об увековечивании памяти Юрия Фроловича. Какова позиция семьи?

— Действительно, предложения есть. Наше мнение твердое — решать этот вопрос надо без излишней поспешности, организованно, лучше бы в рамках официального документа. Надеюсь, он появится. Вот Сергей Иванович озвучил одно из предложений — присвоить имя Юрия Фроловича Горячева областному Дворцу детского творчества, и мы с ним полностью солидарны. Я встречался с директором Дворца Тамарой Петровной Пчёлкиной, много говорили на эту тему. Ведь этот объект — первый, возведенный в нашей области под курированием отца, тогдашнего первого секретаря обкома ВЛКСМ. И до последних дней он жил проблемами этого учреждения, искренне верил, что Дворец будет восстановлен, снова станет добрым и гостеприимным домом для ульяновских ребятишек. Практически они с Сергеем Ивановичем договорились, что в 2010 году Дворец будет восстановлен. Уверен, губернатор доведет дело до конца. И было бы здорово, если бы обновленный Дворец стал носить имя Горячева. И еще было бы здорово, если бы работы по его восстановлению провел трест номер три. Знаете, тендеры тендерами, но и о земном не надо забывать. При отце столько объектов было возведено коллективом под руководством Олега Александровича Гришина. Когда осенью прошлого года губернатор озвучил идею о создании штаба по восстановлению Дворца пионеров с председательствованием в нем Юрия Фроловича, отец был рад и взволнован. И первое, что он сделал, так это пригласил О.А. Гришина и просил проконсультировать его по многим техническим вопросам восстановления этого здания. Это всегда было его отличительной чертой — он должен был знать то дело, за которое брался. Было бы глубоко символично, если бы и детский Дворец восстановил третий строительный трест.

— А госпиталь ветеранов войн, которым Юрий Фролович гордился не меньше, заслуживает быть названым его именем?

— Думаю, да. Здесь, слава богу, восстанавливать ничего не надо — построено на славу, будет служить людям еще не одно десятилетие.

— Вы уже думали о том, каким будет памятник на могиле Юрия Фроловича?

— Да, концепцию памятника, который будет установлен в день рождения отца, 11 ноября, мы обсуждали с Сергеем Ивановичем Морозовым. Отец ведь при жизни заботился не только о живых, он часто посещал городские кладбища, решая всевозможные вопросы по их содержанию. Бывая на Центральном, он обязательно ходил к могиле человека, которого считал не просто своим учителем, а вторым отцом — Анатолия Андриановича Скочилова (первый секретарь Ульяновского обкома партии в 1961-1977 гг. — Прим. ред.). Рядом с могилой Скочилова могила Владимира Петровича Васильева (председатель Ульяновского горисполкома в 1961-1978 гг. — Прим. ред.), еще одного учителя отца. И Юрий Фролович не раз говорил, что его место после ухода из жизни — здесь, рядом с его наставниками. Об этом нам рассказала начальник областного ЗАГСа Людмила Ивановна Тихонова. Семья и Сергей Иванович приняли именно такое решение. Что касается памятника, то мы с губернатором сошлись во мнении, что его можно изготовить в том же стиле, что и памятники Скочилову и Васильеву.

— Олег Юрьевич, а какова судьба «Горячев-Фонда», созданного Вашим отцом?

— Вот здесь уже и увековечивать ничего не надо. Отец создал фонд помощи социально незащищенным слоям населения, и он будет работать дальше под его именем. Людей, нуждающихся в помощи, еще много. Мы всегда будем рядом, мы всегда поможем. Это мой долг как сына, как гражданина, как коренного ульяновца.