Молодые архитекторы дополняют реальность.
Еще во времена Пушкина бытовала расхожая истина: «Мы, русские, не ценим и не храним нашу старину, не любим и отрицаем наше прошлое». В течение столетий россияне искали впечатлений за границей. Отечественным антиквариатом, раритетами, артефактами интересовался лишь узкий круг специалистов и коллекционеров. Судьба старинных зданий волновала вообще единицы неравнодушных, обычно краеведов и архитекторов…

Волжский дворянин
Не будь Ульяновск родиной Ленина, возможно, он во многом сохранил бы свой облик до настоящего времени и не уступал бы по красоте Владимиру, Суздалю или другим городам «золотого кольца». Ведь в 1898 году в нашем городе насчитывалось три собора, два монастыря, 11 приходских и 15 (а в XX веке — 20) домовых церквей. Неслучайно он считался дворянином среди других волжских городов: в его архитектуре были и русское барокко, и величественный классицизм. «Симбирская губерния с ее «дворянскими гнездами» давно ждет своего исследователя, — написал известный акварелист, художник-симбирянин Дмитрий Архангельский еще в 1921 году. — Желание разгадать лик старого Синбирска, служившего в свое время оплотом от набегов кочевников и незаметно теряющего свой первоначальный вид, побудило меня десять лет назад приступить к зарисовыванию и фотографированию симбирской старины». Изданная в голодном 1921 году книга «Симбирская старина в графиках Архангельского» предваряется вступительным словом художника Всеволода Зыкова, который сетует о том, что «художественные памятники древнего симбирского зодчества с каждым днем ветшают, пропадают, разваливаются», а обыденная жизнь сделала симбирян «лишь торопливыми, мимолетными наблюдателями». И ведь время массового уничтожения храмов тогда еще не пришло…

Потери XX века
В 30-х годах на родине Ленина, как нигде в России, культовые сооружения уничтожались с особым рвением. А ведь они не только выполняли утилитарную роль: уже к тому времени они стали архитектурными памятниками прошлого и были настоящим украшением города. В многонациональном городе кроме православных храмов были закрыты мечеть, католический костел, лютеранская кирха, еврейский молельный дом. К 1940 году сохранились лишь кладбищенская Воскресенская церковь, построенная по проекту архитектора Федора Ливчака, и Неопалимовский храм.
В конце 60-х годов, в связи с подготовкой к празднованию 100-летия со дня рождения Ленина, необратимо исчезла старая застройка целых улиц: бывшей Стрелецкой, нынешних Спасской, Минаева, Карла Либкнехта. Именно тогда город лишился одного из красивейших зданий — Губернаторского дома. Особняк, возведенный в конце XVIII века и расширявшийся в течение XIX века, был украшен арочными окнами, металлическим балконом, облицован блоками из естественного камня и декоративными каменными элементами. Для Симбирска это было настоящей редкостью. Снос старых домов продолжился в 90-е годы в связи с постройкой на улицах Красноармейской, Мира, Радищева элитных домов и коттеджей. Разрушение зданий-памятников продолжается и в настоящее время: их сносят владельцы и арендаторы, пользуясь тем, что в российском законодательстве практически отсутствует наказание за повреждение памятника культурного наследия. Кстати, до сих пор многие ценные образцы архитектуры Симбирска, нуждающиеся в особой защите, даже не взяты под охрану государства.

Сохранить и восстановить
Отношение к исконно русскому, к истории своей страны, к памяти народа в последние годы все же изменилось. Сохранение памятников истории и архитектуры перестало быть интересом небольшого круга неравнодушных людей, какими были директор заповедника «Роди-на Ленина» Александр Зубов и его единомышленники. Эта тема объединила власти, общественные организации, историков, она стала своеобразным трендом в России. Работа по сохранению и восстановлению ведется в разных уголках России, в том числе в Поволжье — в Казани, Свияжске, Болгарах, Саранске, Ижевске. Одним из последних шагов государства в деле сохранения объектов культурного наследия стало решение сдавать их в долгосрочную аренду при условии восстановления зданий-памятников.
Включается в этот процесс и Ульяновск: постепенно восстанавливается Германовская церковь, заново строится Спасо-Вознесенский собор — пусть не на старом месте, где сейчас располагается сквер Гончарова, а на улице 12 Сентября. Исследованием архитектурного прошлого Симбирска, подхватив спустя столетие идею Дмитрия Архангельского, занялись молодые специалисты разных профессий — архитекторы, дизайнеры, проектировщики. В течение полугода члены Клуба молодых архитекторов Наталья Прокофьева, Михаил Капитонов, Константин Климкин, Юрий Пермяков, Ольга Дуплихина, Валентин Соколов, Арсений Куряев и Михаил Богатырев занимались исследовательской работой. Вместе с краеведом Ольгой Свешниковой они изучили архивные документы, архитектурные проекты и городские планы Симбирска. Результатом этой работы стало создание виртуальных моделей семи церквей и двух монастырей Симбирска, которые с помощью компьютерного монтажа были «размещены» на прежних местах.

Из XXI в XVII
Команда молодых архитекторов собрала материалы о Троицком и Николаевском соборах, женском и мужском монастырях. Николаевской, Смоленской, Тихвинской, Петропавловской, Богоявленской церквях. Это наиболее древние, связанные с возникновением Симбирска и важнейшими событиями в жизни города храмы. Например, одновременно с образованием города была построена Николаевская (Казанская) церковь. На колокольне было девять колоколов, и во все времена этот храм считался самой красивой приходской церковью Симбирска. В1836 году там присутствовал на Божественной литургии император Николай I. В 1870 году в нем крестили Владимира Ильича Ульянова.
Более подробный рассказ об утраченных памятниках истории и архитектуры, который даст наиболее полное представление о том, как могли бы выглядеть восстановленные храмы в современном городе, можно будет услышать на выставке «Симбирск. Храмы. Преображение» в музее «Симбирская классическая гимназия». Виды старого Симбирска предстанут в графике и акварелях Архангельского. Авторы выставки пока не говорят о вероятности восстановления храмов, но в этом году стартовала «Программа-200» по строительству в Москве двухсот церквей, и это может быть началом восстановления русского православного зодчества в России в целом.
Продолжение следует
Исследовательская работа архитекторов-волонтеров шла при серьезной поддержке заповедника «Родина Ленина», поскольку все объекты находились на его территории — территории старого Симбирска. Куратором группы стал архитектор Александр Капитонов. К слову, уже сейчас молодые ребята задумываются о возможности восстановления — пусть пока в виде компьютерных моделей — гражданских зданий. Например, Дома губернатора. Или дома Карамзиных на волжском косогоре.
Анна ШКОЛЬНАЯ