Наталья Саванкова
В Ульяновской области прекратила существование Палата справедливости и общественного контроля, которая была создана три года назад как правозащитная структура. По официальной версии реорганизацию провели ради экономии бюджетных средств. Однако правозащитники считают, что Палата оказалась неэффективной.

Это был уникальный для российских регионов опыт, когда под одной крышей объединили сразу четырех омбудсменов — по правам человека, правам ребенка, защите прав предпринимателей и противодействию коррупции. По региональному закону, Палата имела широкие полномочия. Она не только должна была способствовать деятельности уполномоченных, но и наделялась правом внесения законодательных инициатив в местное заксобрание, курировала деятельность общественных советов при министерствах и ведомствах и в итоге была призвана повысить доверие населения к власти.

Но на оперативном совещании с правительством глава региона Сергей Морозов сообщил о реорганизации Палаты справедливости. Ранее в регионе было проанонсировано 20-процентное сокращение чиновников. Первыми под «метлу» угодили «самые справедливые», как называли в регионе сотрудников аппарата Палаты, где работали 23 специалиста. На обеспечение их деятельности в наступившем году в бюджете было предусмотрено без малого 30 миллионов рублей. Свой секретарь был у каждого омбудсмена, а также у председателя Палаты. Последний год эту должность занимал Захар Мисанец. Правда, ни до одного из членов Палаты после известия о реорганизации дозвониться не удалось. Председатель не отвечал даже по мобильному телефону. Уполномоченные были либо на выезде, либо участвовали в совещаниях.

— Нам пока не поступили нормативные документы. Поэтому я даже не могу предположить, как будет выглядеть наша дальнейшая работа. Пока рано что-либо комментировать, — ответил «РГ» начальник отдела уполномоченного по противодействию коррупции Ульяновской области Иван Лобачев.

Региональные власти заверили, что институт уполномоченных сохранится, но они перейдут на работу в администрацию губернатора.

— Можно только приветствовать, что этот орган власти ликвидирован. Ничем серьезным он не отметился. Ни одной законодательной инициативы я не помню. По сути, ядро деятельности составляли уполномоченные, оно сохранится, а деятельность Палаты сводилась к переадресации обращений в другие службы и ведомства, — говорит эксперт, преподаватель права в ульяновских вузах Константин Толкачев. — Непонятно, откуда пошла мода на создание общественного контроля сверху. У нас и без того хватает институтов, направленных на защиту прав граждан. Осуществляется бесплатная юридическая помощь, ведется прием граждан в политических партиях, работает прокуратура. В конечном итоге все спорные обращения рассматривает суд. Бесплатная помощь финансируется из бюджета и на этом живут целые ведомства, например, Государственное юридическое бюро. Где находится региональное отделение и чем оно занимается — загадка.

— Изначально инициатива о создании Палаты была спорной, потому что уполномоченные работают в разных сферах и никак между собой не пересекаются. Затем Палате добавили полномочия общественного контроля. Но как его могут осуществлять люди, находящиеся на государственной службе? В результате сама деятельность Палаты стала противоречить российскому законодательству, — говорит член Общественной палаты Ульяновской области Нина Дергунова.

В ближайшее время реорганизации подвергнется и Общественная палата Ульяновской области.