Недавно на областном уровне было заявлено о необходимости создать региональную систему работы с талантами. Решение этой задачи поручено советнику губернатора, педагогу и психологу, создателю тьюторского центра «Потенциал плюс» Галине Пазековой, занимавшей должность заместителя директора по инновационной работе в областном Дворце творчества детей и молодежи.

Мы попросили Галину Пазекову рассказать о том, в каких условиях ребенок может проявить и успешно развить свой талант.

— Галина Евгеньевна, расскажите немного о себе, где и чему вы учились, где работали?

— Я прошла все ступени образования, сначала педагогическое училище, потом педагогический институт, потом факультет психологии филиала МГУ. В 2001 году защитила диссертацию, это были первые шаги по внедрению личностно-ориентированного образования. Тогда это было многим непонятно. Теперь это — норма. Если говорить о семье, у меня трое детей. И сама я из дружной семьи. У родителей всегда был подход — защитить. Может быть, поэтому, когда я работала в Сколково, меня называли адвокатом детей. Любые ситуации я решаю в пользу ребенка.

— Когда называют вашу новую должность, говорят о поддержке талантливых детей. Но верно ли вообще разделение на обычных и одаренных?

— Талант — это проявленная одаренность. Одаренность — это развитые способности. Способности, задатки — это потенциал, который заложен в каждом ребенке. И получается, что талант — это возможности, которые мы запустили в работу. Каждый потенциально талантлив, только нужно приложить усилия, ведь в таланте 70 процентов труда. Только один нюанс: труд этот — с желанием, радостью и легкостью.

— Значит, если вовремя задатки выявить и их развивать, ребенок проявит талант. Но не кажется ли вам, что сейчас многие родители занимаются этим с чрезмерным старанием?

— Есть очень хороший принцип; который еще Ян Амос Коменский сформулировал — принцип природо-сообразности. У каждого возраста есть свой ведущий вид деятельности, в котором происходит наработка нового. У дошкольников — это сюжетно-ролевая игра, где можно стать, кем и чем захочешь, где нет конфликта. А если мы лишаем ребенка игры, сажаем его за стол и заставляем учиться, идет подмена. Надо в этом возрасте дать доиграть, и именно дать возможность развиться игре, тогда ребенок будет уверенным и сможет доверять миру.

Мы же часто рано начинаем его вытягивать в другой уровень — школьный. У младшего школьника другой вид деятельности ведущий — учебный. Он приходит в школу с широко открытыми глазами. Вопрос: почему часто 5 сентября наступает школьный синдром, он не хочет идти в школу? Потому что нарушается эта природо-сообразность, у него отбивают охоту задавать вопросы, считают его неудобным, потому что он мешает вести урок. Какое уж тут развитие талантов.

— Из-за этого многие родители скептически относятся к возможностям школы и ведут ребенка в допобразование. Но неужели школа не меняется в этом направлении?

— Жизнь заставляет нас всех меняться. Принят Закон «Об образовании», пропитанный личностно-ориентированным подходом. И система образования тоже меняется. Школы перешли со знаниевого на компетентностный подход. Это живое применение знаний, умений в реальной жизни, живой опыт. Найден и наиболее подходящий способ наработать компетенции — проектная деятельность. Проект — это выход из зоны комфорта, когда не устраивает повторяющийся, рутинный подход «что было, то и будет». Человек начинает искать новое, совершенствовать имеющееся, таким образом развивая и развиваясь, эволюционный подход, по большому счету.

Мы тоже меняемся, пришли дети новой формации — поколение «Z». Какое оно? Это поколение цифровых аборигенов. Они очень дружат с информационными технологиями, кажется, они родились с гаджетами в руках. Их бывает трудно собрать в команду, но это не потому, что они необщительны. Они просто самодостаточны. Они соберутся, если будут понимать четко, зачем это нужно, и сделают много. Еще одна особенность поколения родившихся после 2000 года — «эффект 11 сентября». Они способны жить в ситуации неопределенности и тревоги. При этом четко осознают, какие проблемы есть в мире, но это не выбивает их из колеи, они готовы и способны их решать. Это достаточно сильное и духовное поколение, и это надо увидеть. А мы часто видим только другую сторону медали: уход в интернет, уход от людей. На самом деле они не уходят — мы не «догоняем».

— А какие условия нужно создавать не только при обучении, но и по жизни, чтобы помочь возможностям ребенка раскрыться?

— Ребенок и без нас разовьется, но вот Лев Выготский ввел понятие «зона ближайшего и зона актуального развития». То, с чем ребенок есть здесь и сейчас — это зона актуального развития, а зона ближайшего развития — то, что он может сделать быстрее при помощи взрослого, учителя и педагога. Взрослый нужен, чтобы, зная законы развития ребенка, помочь ему быстрее овладеть тем, что умеет сам, и дать возможность пойти дальше. Но только хорошая помощь своевременна, она не мешает и не торопит. Если же ребенка тянуть за уши, он придет к новому незрелым.

На самом деле, все просто: нужно создание развивающей среды. И можно при этом не покупать дорогостоящие игрушки. Все есть в природе, все рядом, все лежит под ногами, природа сама кричит о развитии. Иди и наблюдай. У Льва Выготского есть методика, она не работает на натасканность ребенка. Даем ребенку геометрические фигуры разной формы, разной величины и разного цвета. Берем любую фигуру, например, зеленый треугольник среднего размера и ставим задачу: выбери такие же. А потом просим по другому признаку отобрать. Нередко ребята, которые ходили в группы раннего развития, берут только один признак. А вот пример из моей практики: родители привели ребенка-первоклассника и рассказали, что ребенок жил у бабушки в деревне с ним не занимались, он не знает ни букв, ни цифр. А он собрал фигуры и по размеру, и по цвету, и по форме. Причем он не мог назвать цвет, путался в размерах, но результат говорил, что мозг у него прекрасно работает, он обучаем и будет успешен. Действительно, уже через три месяца он был успешным.

— Вы были в Сколково, там отрабатывали технологию гибкого образования. В чем она заключается?

— Это технология индивидуальных образовательных маршрутов. Там нет профориентации с тестами, беседами о профессиях, но есть встреча с мастерами — успешными в своих сферах людьми. Они рассказывают о своей работе, и у детей возникает резонансное состояние с ними. Двое-трое выстреливают, и они их приглашают к себе. Дети становятся подмастерьями, узнают, что это за профессия. Но если есть увлечение чем-то, а сверху еще 40 часов учебы, как вывести детей на индивидуальные маршруты? Это не значит, что они не будет учиться, это значит, что он ряд предметов сдаст экстерном.

— А уже есть понимание, какую систему вы будете создавать в Ульяновске?

— При взаимодействии с талантами и одаренностью выделяются четыре вида работы: выявить, простимулировать, поддержать во времени, сопроводить.

Вот у нас есть талантливый школьник, но это не значит, что он — талантливый студент. Вуз живет по своим законам. Талантливый попадает в ситуацию первокурсника, где он никому не нужен: сиди в общей массе, слушай лекции и скучай. Бывает, что в такой ситуации одаренный выпадает. Значит, мы его не сопроводили. Хороший студент и хороший сотрудник — это тоже разное. Самые опасные вещи происходят в переходные периоды. Здесь важно встретить работодателя с выпускником вуза, проректора по учебной работе и классного руководителя. Этому способствует проект «Ковровая дорожка», который уже реализуется в Ульяновской области.

Мы проследили, что же в целом происходит в регионе, и выделили несколько эффектов. Эффект пунктирной линии, когда не возникает преемственности между этапами развития одаренности. Эффект дикороса: посмотрели победителей олимпиад, конкурсов со «знаком качества» детей, которые получали президентские и губернаторские премии, и увидели разброс, закономерности не обнаружили. Нет устойчивой тенденции среди школ, нет приоритетных олимпиад для региона. Третий эффект мы назвали «одаренность одного года». Дети побеждают, но учебный год заканчивается, конкурсы начинаются заново, а прошлогодних победителей мы забываем и не знаем, куда они дальше пошли.

Сейчас идет осознание, выстраивание системы через синтез лучших практик, международных и отечественных. Изучив то, что есть, мы наложим идеал на факт. Где они не совпадут — там слабые звенья. В ближайшем будущем мы представим ее всем заинтересованным: детям, родителям, школам, вузам, предприятиям, властям. Работы много, но тема интересная, творческая, благодатная, перспективная и солидарная, в ней все «за».

Записала Лидия ПЕХТЕРЕВА