Один мой знакомый из Саратова, оценивая

политическую ситуацию в нашей области, удивленно заметил, что наша оппозиционная пресса «очень смелая». По его словам, в Саратовской области ни одна газета не пишет о губернаторе Аяцкове в таком тоне, в каком некоторые ульяновские газеты пишут о Шаманове. В Саратове все знают, что даром это не пройдет, и просто не рискуют. У нас же можно писать все и ни за что не нести никакой ответственности. Именно это и происходит в течение последних двух с половиной лет.

Сразу хочу сказать, что это вовсе не призыв к «репрессиям», это просто констатация факта, не больше. Если говорить на военном языке, то сегодня губернатор Шаманов на информационном фронте имеет перед собой численно превосходящего противника, к тому же пренебрегающего элементарными моральными и нравственными нормами ведения войны. Добрый, точнее сказать, недобрый десяток газет с огромным разовым тиражом льют потоки грязи и лжи с проверенным временем расчетом – авось, что-то и прилипнет.

Самое интересное и одновременно самое печальное состоит в том, что за всеми этими происками стоят личные, узкоэгоистические интересы тех или иных прохвостов и прохиндеев, которых оторвали от приятного и полезного занятия – доения государственного бюджета. Вот в этом-то и состоит главная причина конфронтации.

Имея превосходящие информационные силы, противники Шаманова, противники перемен, которые пришли вместе с ним, создают и не без успеха внедряют в общественное сознание различные мифы и «страшилки» о губернаторе и его окружении.

Нет никакого смысла повторять все те глупости и всю ту ложь, которую фабрикуют люди, занимающиеся под видом выпуска газет розничной продажей газетной бумаги, испачканной типографской краской. Они «туго» знают свое дело и знают, что именно они делают.

Парадоксально, но факт – говоря о разнузданности наших оппозиционеров, можно и нужно все-таки отнести это в политический актив генералу Шаманову. Потому что это значит, что люди наконец-то не боятся власти, и это хорошо. Это значит, что все льющие грязь на губернатора Шаманова ни секунды не сомневаются, что имеют дело с глубоко порядочным человеком, который, несмотря на обиду и раздражение, безусловно, вызываемые у него, как и у любого другого человека, подобными гнусными происками, никогда не пойдет на такие меры, которые выходили бы за рамки закона, и никогда не станет каким-либо образом преследовать «инакомыслящих». А ведь именно это при предыдущей администрации области бы-ло нормой отношений с прессой.

(Окончание.

Начало на 1-й стр).

Я думаю, коллеги-журналисты не дадут мне соврать – оппозиционную прессу при Горячеве, крайне малочисленную, не просто «прессовали», а со страшной силой «трамбовали» всей мощью административного аппарата. Дело доходило до того, что оппозиционные газеты печатались за пределами области, а их тиражи ввозились в область чуть ли не контрабандой. А сегодняшнего союзника Горячева – редактора совершенно справедливо преданного анафеме «Шока» Сергея Шмелева в те времена просто засадили в каталажку. Несколько дней на нарах провел один из бывших руководителей областного телевидения. Власть при Горячеве не стеснялась.

Могу сказать о себе, что и я в свое время был отстранен от ведения телепрограммы «Симбирские вести», так как показал 15-секундный репортаж с предвыборного митинга осени 1996 года, на котором люди выражали недоверие Горячеву.

Еще больше могли бы рассказать журналисты «Симбирского курьера», для которых иск о защите чести и достоинства Горячева всегда означал расправу.

Шаманов стремится общаться со своими оппонентами цивилизованным способом. Но его не слышат, потому что целью «оппозиции» является не общественное благо, а месть за поражение, которое эти «бывшие» потерпели от народа. Сегодня ничего такого не может быть в принципе. Да, администрация области направляет иски в суды, но решения судов вовсе не предопределены. И далеко не все решения принимаются судами в пользу администрации. Это признак демократии. Это то, чего раньше не было.

Недавно к нам приезжал корреспондент московского еженедельника «Большой город» с целью написания портрета города. Мы ходили с ним по центральным улицам и постоянно наталкивались на приметы нового: бесчисленное количество уличных кафе под открытым небом, огромное столпотворение народа на аттракционах «Луна-парка», расположившегося в «святая святых» – на площади 100-летия со дня рождения В.И. Ленина. Все это было просто невозможно и немыслимо при предыдущей администрации.

Вместе с Шамановым на Ульяновскую землю пришли перемены. Область перестали считать заповедником мракобесия и «образцом для неподражания». Когда в начале 90-х симбирские демократы добивались от Ельцина, чтобы он сместил Горячева, то, по их словам, Борис Николаевич произнес в ответ только одну фразу: «Пусть будет!» Это означало, что наша область должна была стать своего рода нулевой отметкой, по которой можно будет судить о том, насколько страна ушла вперед в своем развитии.

Это было всего лишь десять лет назад, но это было в ДРУГОМ времени.

Давайте пофантазируем, что было бы, если бы все-таки Юрий Фролович, паче чаяния, все-таки выиграл бы выборы 2000 года?

Неужели кто-то всерьез верит, что он поднял бы им же уроненное сельское хозяйство?

Неужели кто-то всерьез верит, что энергетики отступились бы от своих требований и продолжали бы безучастно наблюдать за ростом долга Ульяновской области за потребленное тепло?

Или, может быть, кто-то верит, что Юрий Фролович покаялся бы перед детьми и вернул бы потраченные нецелевым образом многострадальные детские пособия?

Может, кто-то верит, что по субботам на наших экранах перестала бы появляться многосерийная комедия под названием «Селекторное совещание», где один выступает во всем белом, а остальные… как бы это помягче сказать, – другого цвета?

Неужели бы прекратились бессмысленные и дорогостоящие мероприятия вроде «Дня открытого письма», когда все начальники отрывались от своей работы, ради участия в шоу?

Или, может быть, Юрий Фролович признал бы свою долю моральной вины за смерть учителя – участника голодовки протеста против невыплаты зарплаты, которая по данным проверки Счетной палаты была полностью перечислена в Ульяновскую область Минфином РФ?

А может быть, кто-то верит, что Горячев взялся бы за возрождение угробленных заводов?

Это, конечно, далеко не самые острые вопросы. Для того, чтобы задать еще более острые – не хватает документов.

В сознании населения изменения происходят не так быстро, как в реалиях общественно-политической жизни. Долгие годы первым лицом в области был первый секретарь обкома КПСС. Власть его была личной и практически ничем и никем не ограниченной. Он мог назначать и снимать с работы кого угодно, мог давать какие угодно поручения и указания органам государственной власти, правоохранительным органам, руководителям хозяйствующих субъектов. Оставим в стороне вопрос о том, хорошо это было или плохо, так было, и люди к этому привыкли. И сегодня глава областной администрации по инерции воспринимается таким же всемогущим правителем на подчиненной ему территории. На самом же деле у него нет никаких особых сверхполномочий по управлению регионом, кроме жестко регламентированных законом прав.

Вот, к примеру, газеты «назначили» Шаманова «главноотвечающим» за состояние дел с отоплением областного центра. Но областной центр – это самостоятельное муниципальное формирование со своими законодательными и исполнительными органами, бюджетом, структурами жилищно-коммунального хозяйства, и главе областной администрации законом прямо запрещено вмешиваться в деятельность руководящих органов муниципальных образований. Запрещено! Может ли он при таком положении дел прямо влиять на ситуацию в муниципальных формированиях? Да упаси вас боже, поверить в такую глупость!

Я знаю, что некоторые руководители муниципальных формирований в ответ на требования губернатора навести порядок, просто ссылались на это положение закона и на то, что их также избрал народ, а по- сему они никому не подвластны и будут вести дела так, как им заблагорассудится.

Это реальность, с которой надо считаться. И тем не менее, мы должны отметить то, о чем молчит оппозиция. Это результаты прошлого отопительного сезона на территории Ульяновской области, за которые губернатор действительно отвечает.

Помните, по телевидению всю зиму показывали, как замерзают малые города в Сибири, на Дальнем Востоке, под Санкт-Петербургом и так далее. Так ведь в Ульяновской области никаких чрезвычайных происшествий с отопительной системой не было. Вот, не дай бог, если бы что-то случилось, то тут оппозиция уж не дала бы промашки. Были бы гигантские заголовки, ужасные фотографии, убийственные комментарии, многозначительные намеки на растаскивание народного добра, словом, много бы чего придумали… А вот не было ничего, все сработало нормально, так почему же не сказать властям, и губернатору в том числе, спасибо?! Вот то-то и оно…

Еще один вопрос – это вопрос о популизме. Здесь Горячев не стеснялся. На создание его образа «радетеля народных интересов» шли государственные средства, и немалые. Об этом уже писалось не раз и не два. Шаманов не пошел по этому пути. Наоборот, он стал выплачивать горячевские долги, которых накопилось аж на три годовых бюджета. Это не бросается в глаза, об этом нельзя трубить, как о каком-то достижении. Это есть просто надлежащее выполнение своих обязанностей. То есть как раз то, чего мы и ждем от властей.

Много внимания недоброжелатели Шаманова уделяют строительству катка с искусственным льдом. Люди, никогда не державшие мастерка в руках, уверенно заявляют, что строительство, мол, это самый легкий способ украсть. Так и хочется спросить – сами что ли пробовали?

Любая неудача, любой недочет воспринимаются как знаки крушения планов строительства ледового стадиона. Как известно, не ошибается тот, кто ничего не делает. Вон Америка вообще на сутки осталась без электричества, и что? Кто-то кричит о крахе политики президента или мэра Нью-Йорка?

А строительство ледового стадиона тем временем идет, может быть медленнее, чем хотелось, медленнее, чем планировалось, но идет!

Сколько писали о том, что ледовый стадион для нашего города – это непомерная роскошь, но ведь его строительство планировалось еще при Горячеве, и тогда это не было роскошью. Где же логика?

Притча во языцех – отсутствие горячей воды в Ульяновске. По словам оппозиции – во всем опять виноват губернатор. Ну а как быть с тем, что в других населенных пунктах области горячая вода есть? Тогда это прямая заслуга губернатора?

А между прочим, в течение двух летних месяцев горячей воды не было и в таком далеко не бедном городе, как Санкт-Петербург, а менее чем за сотню километров от Москвы и поселки, и крупные центры сидят не только без тепла и горячей воды, но и без электричества…

Не хочу растекаться мыслью по древу и предлагаю вполне конкретный пример умения Шаманова решать вопросы на пользу дела. Помните, какие были войны между городской и областной администрациями и при Горячеве и, поначалу, при Шама-

нове? Горячев так и не смог прекратить войну с администрацией города. А вот Шаманов проявил политическую мудрость, гибкость и сумел установить довольно не худой мир с Романенко, и оказалось, что весь этот «сыр-бор» горел ради амбиций одного-единственного человека, бывшего первого заместителя мэра Моисеева.

Так что всем, кто хотел бы списать Шаманова со счетов, могу сказать – не торопитесь господа, еще не вечер!