О судьбе Ульяновского сахарного завода написано немало. Если поделить написанное на правду и ложь, то лжи будет куда больше. И что самое интересное и, увы, печальное – лжи в таких случаях верят больше и легче. Любая попытка в чем-то оправдаться воспринимается как еще одно доказательство «справедливости» поклепа.

Ложь в отношении Ульяновского сахарного завода примитивна до полной глупости – завод-де “украли”, “утащили”, “угробили”, “вай-вай, не будет у нас теперь сахара!” Больше всех кричит об этом глава Цильнинского района Х. Рамазанов, и поэтому складывается впечатление, что завод “украли” именно у него.

Смешно говорить, но ведь кое-кто верит этим воплям и вполне серьезно полагает, что от завода остались только голые стены. При этом в “похищении” сахарного завода подозревают областную администрацию. Это самый излюбленный прием клеветников – что бы ни случилось, все валить кулем на Шаманова. Виноват, не виноват – какая разница! Главное – врать надо нагло и цинично по сути и возмущенно по форме. Так и делают.

Хочу заверить всех сомневающихся – Ульяновский сахарный завод стоит на том же самом месте, где его построили в 1966 году, в цехах в наличии имеется полный комплект технологического оборудования, все исправно, все работает, и со среды прошлой недели завод приступил к переработке сахарной свеклы.

Увы, но такое предисловие, на мой взгляд, абсолютно необходимо, хотя оно и имеет весьма отдаленное отношение к основной теме разговора.

А разговор у нас пойдет о проблеме возрождения и дальнейшего развития сахарного свекловодства в области. Когда-то у нас были здесь достаточно твердые позиции, но перестроечная всеобщая неразбериха загнала в кризисное состояние и эту отрасль. Сегодня, кажется, здесь начинает устанавливаться относительный порядок и даже вполне цивилизованные отношения между производителями сахарной свеклы и ее переработчиками. После проб и ошибок, после изучения передового опыта руководство сахарного завода решило построить стратегию производства сахара исключительно на местном сырье. Сезонная потребность завода в сахарной свекле составляет примерно 350 тысяч тонн. При средней урожайности в 250 центнеров с гектара требуется 15-20 тысяч гектаров посевной площади. Цифры для нашей области вполне реальные даже с учетом того, что сахарная свекла – культура прихотливая и любит чернозем. Все это у нас есть и даже в избытке, вот только сахарную свеклу переработчикам приходится искать в соседних регионах, а то и вовсе в заморских странах.

Разговоров и призывов расширять посевы сахарной свеклы было немало, но реальная ситуация такова, что многие хозяйства области даже при наличии заинтересованности в производстве сахарной свеклы на практике не могли заниматься этим, так как давно вышел из строя парк свеклосеющей и свеклоуборочной техники, отсутствуют необходимые семена, удобрения, оборотные средства и так далее и тому подобное. То есть проблема приобрела вид замкнутого круга.

С некоторого времени ругать и винить во всех бедах сельского хозяйства переработчиков стало признаком “хорошего” тона. И хотя в этом есть немалая доля истины, бывают все-таки и приятные исключения. Такие, как инициатива руководства Ульяновского сахарного завода. Они решили, подобно Магомету, сами “идти к горе”, то есть к производителям сахарной свеклы, и путем личного примера убеждать их в выгодности этого дела.

Они взяли в аренду 1500 гектаров угодий, взяли в банке кредит в 96 миллионов рублей и приобрели высокопроизводительные немецкие сеялки и свеклоуборочные комбайны, а также требуемые гербициды и удобрения. Несмотря на относительно высокие цены – 7-10 миллионов рублей за комбайн, можно уверенно сказать, что эта овчинка стоит выделки. Прежде всего, значительно возрастает производительность труда, резко снижается доля ручного труда на прополке свеклы, уменьшается количество прогонов техники по полям, что дает ощутимую экономию ГСМ. Но самое главное преимущество состоит в практическом отсутствии потерь при уборке. 3-5 процентов потерь немецких комбайнов не идут ни в какое сравнение с 30-60 процентами потерь при уборке отечественной техникой. К моменту нашего посещения полей уборка еще только-только начиналась, но уже с одного поля было получено до 350 центнеров сахарной свеклы с гектара. Урожай на другом поле был скромнее – 188 центнеров с гектара, но в любом случае это превосходит показатели прошлого года.

Если говорить о рентабельности выращивания сахарной свеклы, то порядок цифр следующий – при применении так называемой “голландской” технологии при средней урожайности 250 центнеров с гектара себестоимость составляет 513 руб./тонна, а цена покупки – 1500 руб./тонна. Причем это касается только тех, кто берет кредит у сахарного завода, с теми же, кто выращивает сахарную свеклу самостоятельно, расчет ведется в натуральной форме из расчета 40 процентов сахара – переработчикам, 60 процентов – сдатчикам. Это выгодные условия, если учесть, что на ближайшем Буинском сахарном заводе расчет ведется в пропорции 42 процента на 58 процентов.

Казалось бы, все просто и понятно, но на практике приходится сталкиваться с достаточно курьезными вещами. Вот и на этот раз выяснилось, что едва ли не главным препятствием на пути распространения новых передовых технологий является косность мышления руководителей СПК. В одном хозяйстве, выслушав объяснения о выгодности новых методов, решили на всякий случай делать все по старинке, а в другом хозяйстве понадеялись на телевизионную рекламу и купили по дешевке семена сахарной свеклы у неизвестного производителя. Как водится, сначала посеяли, потом провели испытание на всхожесть, и тут выяснилось, что всхожесть-то составила всего 42 процента… Ну кого тут винить? Опять Шаманова?! Думать нужно и считать!..

И в завершение снова о “краже” завода. Всем хорошо известно, что акции завода были скуплены у работников его предыдущим директором Коняевым. Им же эти акции в дальнейшем и были проданы. А дальше действуют законы капитализма, нравятся они нам или нет. Тот, кто купил контрольный пакет акций, тот и распоряжается судьбой предприятия. Кстати, распоряжается неплохо. В цехах предприятия идеальный порядок, чисто, сухо, светло и очень тепло. Технологические процессы выдерживаются скрупулезно. Тысяча человек имеет постоянное место работы и средний заработок в 2500 рублей, которую платят без каких-либо задержек. В прошлый четверг предприятие подало тепло в дома цильнинцев. Все платежи по налогам, расчетам с газовиками и энергетиками проводятся точно в установленные сроки. Есть перспективные планы развития предприятия.

Чего же вам еще надо, “критики”?