Впервые фамилию этого человека – Шаманов и его прозвище в войсках – Шаман довелось услышать в Чечне в 1995 году.

Некоторые офицеры уверяли, что прозвище возникло не на базе фамилии, а благодаря умению Шаманова морочить голову боевикам. Опытный коллега-журналист сказал тогда: “Мы об этом человеке еще не раз услышим” – и не ошибся.

В начале 2000 года над полем, заваленным трупами сотен сепаратистов, которых удалось заманить в ловушку на минные поля и заранее подготовленный огонь, Шаманов произнес перед телекамерой свою знаменитую фразу: “Мы думали, что они козлы, а они бараны”. С каким же удовлетворением после многих лет унижений от бандитов восприняла страна эту фразу.

В декабре того же года Герой России генерал-лейтенант Шаманов победил на губернаторских выборах в Ульяновской области (набрал 56% голосов избирателей).

Вопросы

губернатору

– Владимир Анатольевич, вступая в должность губернатора Ульяновской области, вы, наверное, имели определенные планы в отношении развития региона. Насколько их удалось осуществить, что осталось нереализованным?

– Вступая в борьбу за место руководителя региона, я представлял ситуацию, в которой находится область, и определил, на чем надо сосредоточить внимание в пределах срока полномочий. К сожалению, объективная реальность оказалась в значительной степени хуже, чем то, что представлялось по данным Госстата, анализа исходного материала, по публикациям в СМИ. Безусловно, самой глобальной на момент начала реализации моих полномочий была проблема решения вопроса отопления областного центра и огромная, более 3 миллиардов, задолженность перед энергетиками.

К сожалению, вынужден сказать, что эта задача до конца не решена, ибо одной политической воли президента РФ – эксклюзивная реструктуризация сроком на 15 лет с отсрочкой платежей в 2003 году – оказалось недостаточно. Это решение не нашло продолжения в работе правительственных структур, прежде всего Минфина и Минэкономразвития. Парадоксы и перекосы, которые имеет экономика области, влияют отрицательно, и соответственно страдает налоговый потенциал.

Не улучшает ситуацию и то, что не приняты федеральные решения по таким производствам, как “Авиастар”, “Росспиртпром”, по заводу “Комета”, машиностроительному заводу и в целом в секторе ВПК.

При этом Ульяновская область не обладает, по существу, природными ресурсами, такими, как газ, нефть, и по удельному весу экономики входит в первую десятку регионов с высоким уровнем (более 50%) доли машиностроения.

Безусловно, не может не беспокоить отсутствие национальной политики в области сельскохозяйственного сектора. Исходя из этого, резкие колебания, непонятно кем регулируемый рынок оборота зерна, отсутствие поддержки развития животноводства, птицеводства привели к тому, что нам не удалось увеличить поголовье скота, тенденция к снижению замедлена, но она имеет место.

Отсутствие ценовой политики в 2002 году и частично в 2003-м обрушило возможности целого ряда хозяйств, привело к бесконтрольному росту цен, сокращению посевных площадей и действительно усугубило положение населения на селе.

Не удалось, к сожалению, в переговорном процессе восстановить элементарную финансово-социальную справедливость. Вот пример сравнения с нашими соседями. Трансферт Пензенской области – 3 миллиарда 400 миллионов, а у нас – 1 миллиард 400 миллионов. Являясь 36-м по численности населения субъектом РФ, занимая по доле регионального валового продукта в общероссийском списке с 67-го по 70-е места, по бюджетной обеспеченности консолидированного бюджета на душу населения мы занимаем 88-е место.

Предыдущее руководство занимало пассивную позицию и искусственно занижало уровень заработной платы и стоимость потребительской корзины – все это аукается сейчас. По существу, пришлось с первых дней принимать непопулярные, но абсолютно необходимые шаги, реализовывать рыночные отношения. Конечно, это сказалось на ценах товаров первой необходимости – хлеба, молока, ряда других продуктов.

Хочу сказать, что это был продуманный шаг, потому что только долги за поставленное зерно, которые должны были быть погашены из областного бюджета, составляли более 300 миллионов. В итоге страдали прежде всего те люди, которые производили зерно. А конечная продукция в виде хлебобулочных изделий продавалась в соседние регионы – в Самару, в Мордовию. Наши предшественники дотировали соседние регионы, тем самым снижая конкурентоспособность собственного продукта. В итоге экономика Ульяновской области оказалась между молотом и наковальней: с одной стороны, отсутствие федеральных решений, с другой – посаженный собственный потенциал. Результат – даже по региональному валовому продукту с 47-го в советские времена перекатились на 60-70-е места. Вот цена популистских решений. Теперь все это доказываем в Москве, врагов нажили будь здоров сколько, но другого выхода нет. Занимались и будем заниматься этим, потому что несем ответственность за полтора миллиона жителей Ульяновской области.

– Что вы считаете самым крупным успехом и самой большой неудачей руководства области?

– Сегодня наметилась устойчивая тенденция к развитию УАЗа. Пришли новые менеджеры во главе с В.В. Клочаем. Это менеджеры нового уровня, которые выстраивают устойчивую тенденцию по обновлению модельного ряда, по повышению уровня качества и активного восстановления ранее утраченных рынков – прежде всего это ближнее зарубежье, а также выход на новые рубежи сотрудничества и в дальнем зарубежье: в Польше, Италии, Южной Америке.

Политическая стабильность во многом предопределила изменение инвестиционной привлекательности региона, прирост в 2003 году по сравнению с 2002-м составил 14,5% – это один из самых высоких уровней в ФО.

То есть люди, которые имели намерение развивать свой бизнес на ульяновской земле, убедились, что действительно с существующей властью можно сотрудничать. Это и производство стеклотары на радиоламповом заводе – новая линия запущена, это активное развитие связи как традиционной – “ВолгаТелеком”, так и мобильной. Это развитие целого ряда производств в сельском хозяйстве. Активно развивается банковский сектор, хотя там есть ряд проблем, прежде всего связанных с низким уставным капиталом. Совсем недавно у меня была встреча с банкирами, и я на это просил обратить самое активное внимание в 2004 году, потому что по этой причине крупные наши производства вынуждены кредитоваться в Москве, Самаре, Казани. А это, по сути, увод денежной массы из региона и соответственно уменьшение налогооблагаемой базы.

Что еще можно считать успехом? На первое место поставил бы то, что начинает меняться психология элиты и среднего класса. Это результат увеличения сети торговли, досуга, спортивных клубов. Увеличение доли малого и среднего бизнеса – это, пожалуй, самое главное.

А самой большой неудачей я считаю непринятые федеральные решения по судьбе гражданской авиации России, ибо для нас давно уже понятно, что без политической воли и принятого правительством решения реализовывать возможности самого крупного потенциального налогоплательщика области – Ульяновского авиационного завода – не удастся. За три года были определенные успехи, но не такие, чтобы производство стабильно заработало. Будем продолжать добиваться решений на самом высоком уровне.

– Чем для вас лично интересна работа руководителя области? С чем не ожидали столкнуться, заступая на эту должность?

– Управлять регионом, где 1,5 миллиона населения, – это работа многоплановая. Очень многое открыл для себя, особенно в сфере правовых отношений. Ведь до сих пор большая часть населения воспринимает губернатора как первого секретаря обкома партии, а это далеко не так.

Второе – это работа над формированием бюджета, его распределением и как в условиях ограниченных финансовых ресурсов выбирать, что решать в первоочередном порядке, и при этом попытаться заглянуть в завтрашний день. Что я имею в виду: и строительство ледового стадиона, и реализацию молодежной политики, и пропаганду здорового образа жизни.

Безусловно, было и то, что меня озадачило, да и сегодня это даже не беспокоит, а попросту раздражает – сплетни, интриги, мелкогрупповые интересы. Как в регионе, так и на федеральном уровне этого хватает. Все-таки армейская служба более четко регламентирована, но при этом она, несмотря на свою систему единоначалия, позволяет более объективно оценить того или иного руководителя.

(Окончание следует.)