Если да, то общество должно научиться защищать своих новаторов

Зарплата должна выплачиваться вовремя — в этом нет места для спора. Иначе на что жить и восстанавливать силы для новых свершений работающему человеку?..

Зарплата должна выплачиваться вовремя — в этом нет места для спора. Иначе на что жить и восстанавливать силы для новых свершений работающему человеку?..

Однако представленная ниже история наказания «нерадивого директора» ставит целый ряд общественно важных вопросов. А утверждение мирового судьи

С.А. Петрова о том, что при назначении наказания директору ОАО «Ротор» Геннадию Трепалову, им были учтены «характер совершенного правонарушения и личность виновного», и вовсе сомнительно. Главный, на взгляд автора, недостаток — ситуация вырвана из контекста, не приняты во внимание виды на будущее нашей области: быть ей здоровой и богатой или бедной и больной.

А кому воевать с бедностью?

В целях роста благосостояния населения у нашей области нет альтернативы: если территория обделена экспортными природными ресурсами, «решить все» здесь могут только кадры. Главные для нас рычаги развития — эффективное управление и новаторство. И весь рыночный опыт Ульяновска — прямое тому подтверждение. Кто сегодня приносит родной области наибольшую общественную пользу, создавая хорошо оплачиваемые рабочие места и принося дополнительные доходы в местные бюджеты? Именно те, кто выдает на-гора новаторские (теперь говорят — инновационные) продукты и услуги. Вот всем известные примеры. «Волга-Днепр» с ее фантастическими воздушными грузоперевозками; «Вис-Мос» — виртуозное протаскивание трубопроводов под реками и другими наземными препятствиями; «ГазСервис» — уникальная автоматика к отопительным котлам; «Мидаус» — сверхточные и надежные датчики давления. На высоте те, кто творит и внедряет новое. И это справедливо: мир никогда не насытится новизной.

В этом отношении можно только приветствовать двумя руками недавнее создание при губернаторе области экспертно-координационного совета по научно-технической и инновационной политике. Как уже сообщала «НГ», он был образован 21 июня 2004 года. При этом было сказано: «нам нужен не просто рост экономики, нужен рывок». И этот вопрос не решить только за счет авиа- и автомобилестроения. Областная администрация готова поддержать те области науки (и, наверное, бизнеса. — Авт.), которые окажут реальное влияние на наше ускоренное промышленное развитие.

Наш «оконный» ответ Чемберлену

А теперь к главному — живому инновационному опыту региона. Вот, на взгляд автора, один из тех проектов, которые способны оказать действительно «реальное влияние» на экономику края и дать нам не просто рост, но рывок. Это задуманное на ульяновском ОАО «Ротор» во главе с Трепаловым производство фурнитуры для современных энергосберегающих поворотно-откидных окон. Неважно — пластиковых или деревянных. Фурнитура, представляющая собой набор механизмов для открывания, откидывания и запирания такого окна, — один из важнейших его элементов. И потому перспективы у начинания буквально захватывающие.

Судите сами. Сегодня рынок такой фурнитуры на 99,9 процента заполонен импортом. Что же планирует «Ротор»? Как следует из бизнес-плана, разработанного экспертами Ульяновской торгово-промышленной палаты, цель предприятия — первым в России приступить к массовому выпуску отечественной фурнитуры, «по техническим и качественным характеристикам не уступающей немецкой и австрийской, но с уровнем цен на 10-15 процентов ниже зарубежных аналогов».

Кто из многочисленных производителей окон не захочет, используя более дешевые комплектующие, увеличить конкурентоспособность своей продукции?.. Выводы экспертов: проект обладает большим запасом прочности, его период окупаемости составляет всего 9 месяцев, и лишь в том случае, если цена продаж упадет более чем на 20%, что маловероятно, окупаемость наступит более чем через год.

Впрочем, ульяновцам, пожалуй, более интересны «человеческие» параметры проекта. Вот они. Его реализация создаст в прозябающем Заволжье 180-200 хорошо оплачиваемых рабочих мест и обеспечит годовую выручку в 240-250 миллионов рублей, что сопоставимо с производством таких лидеров нашей индустрии, как «Гидроаппарат» или Димитровградский вентильный завод. Это при выпуске 20 тысяч комплектов фурнитуры в месяц. Однако такой объем покрывает потребности производителей окон одного только Поволжья. А что может помешать раздвигать рынки сбыта за его пределы? Прибавьте к тому намерение правительства обеспечить россиян доступным жильем. Если эти планы начнут сбываться, емкость рынка фурнитуры как минимум удвоится, и тогда «Ротор» станет сопоставим уже с такими крупнейшими предприятиями, как Димитровградхиммаш, «Витязь», «Утес» или «АвтодетальСервис». Соответственно возрастет на нем и число хорошо оплачиваемых рабочих мест. Вот чем может стать современная оконная фурнитура для Ульяновска.

Капитана – за борт?

Но столь перспективное производство может у нас и не появиться. Если до недавних пор единственным препятствием для завершения проекта было отсутствие денег (инвестиций), то теперь в игру на уничтожение замыслов новаторов вступили еще и правоохранительные органы, поддержанные недобросовестной прессой. Возможно, они действуют не по злому умыслу. Возможно, даже из благих побуждений — в рамках кампании по «зачистке» долгов по заработной плате, объявленной прокуратурой всея Руси. Однако у нас слишком часто даже праведные жатвы ведутся вслепую. Результат в таких случаях всегда один: формально — правильно, по существу — издевательство. Так вышло и на этот раз. Спустя два дня после образования экспертного совета при губернаторе, призванного поддерживать новаторов и первопроходцев, заволжский мировой судья С.А. Петров вынес постановление о дисквалификации сроком на один год лидера инновационного проекта по производству фурнитуры генерального директора ОАО «Ротор» Г.В. Трепалова.

Каковы могут быть последствия? Ну отойдет от дел потерявший веру в справедливость Трепалов, — кто от этого будет в выигрыше? Перспективный завод в Ульяновске точно не появится. Да и сохранится ли то действующее высокотехнологичное производство оснастки и инструмента на 260 рабочих мест, что уже создано им за последние пять лет, тоже под вопросом.

Почему? Потому что хороших исполнителей повсюду немало, а вот «выдумщиков пороха» — единицы. Тех же, в ком новаторство соединено с волей и организаторским даром, и вовсе можно по пальцам пересчитать. Но именно они создают конкурентные преимущества компаний, регионов, страны. Трепалов — из этого ряда.

Высший авто-пилотаж

Кредо и страсть Трепалова — автоматизация. В результате возглавляемый им плазово-шаблонный цех УАПК (ныне «Авиастар-СП») в начале 80-х годов из рутинного чертежного подразделения был превращен в царство умных машин и станков. Плазы (чертежи самолета на металле в натуральную величину) здесь чертили автоматы. Плоские шаблоны и даже сложнейшую объемную оснастку благодаря безупречным математическим моделям стало возможным изготавливать на станках с программным управлением. Небывалое дело — запуск производства такого огромного лайнера, как «Руслан», прошел в кратчайший срок без привлечения специалистов со стороны; ранее на подобные мероприятия скликали плазовиков со всего авиапрома. Репутация Трепалова была столь высока, что в горбачевские времена он буквально на ура был избран директором самолетостроительного завода, был одним из инициаторов создания авиакомпании «Волга-Днепр».

Его второе пришествие в автоматизацию началось в 1999 году, когда им было создано ООО «АвтоСИП», в расшифровке — автоматизация станкоинструментального производства. Предприятие на арендованном оборудовании УЗТС выпускало сложнейшую оснастку для УАЗа, Ижмаша, Балаковского завода резинотехнических изделий и других. Первую стружку сняли 8 марта 2000 года. На УЗТС, рассказывает Трепалов, он пришел с одной ручкой в кармане. А идеи, интеллект, организаторская хватка — это нематериальное, не так ли? Но именно это нематериальное позволило новому предприятию мгновенно встать на ноги. Здесь были весьма высокие по ульяновским меркам зарплаты, для перевозки сотрудников из Заволжья (ядро команды составили профи того самого плазово-шаблонного цеха) купили автобус. По мнению Трепалова, сотрудничество с УЗТС было взаимовыгодным. «АвтоСИП», наращивая производство, восстанавливал все новые и новые заброшенные станки, помог Юрию Михайловичу Калужскому в доводке «до ума» его уникального рельсофрезерующего станка, спасшего УЗТС от полной гибели. Сегодня станками Калужского оснащены все железные дороги страны. Неспроста: он оказался много эффективнее своего французского собрата — если тому из-за наклепа не по зубам восстановление рельсов, изношенных на 60 процентов, то ульяновский станок «глотает все». А уникальные фрезы на нем и роликовое устройство для протяжки 25-метровых стальных хлыстов — от команды Трепалова.

Где деньги, Зин?!

Тем не менее руководство УЗТС вскоре взяло курс на выдавливание со своей территории арендаторов. Как раз в это время Трепалову подоспело предложение возглавить находящееся в состоянии банкротства заволжское ОАО «Ротор». В январе 2002 года он принял дела, провел аудит и реструктуризацию налоговой задолженности. И до середины того года все шло по нарастающей, как по маслу, — наращивали выпуск продукции, восстанавливали заброшенное оборудование, начали ремонт помещений для программистов и технологов. Даже восьмимиллионная задолженность бюджетам была уже близка к погашению.

И вдруг, цитирую Трепалова, «ему врезали по физиономии сразу с двух сторон». Напрочь прекратили платежи за отгруженную или изготовленную продукцию сразу два ведущих заказчика — Балаковский завод и железная дорога. «С этого момента и поперли долги по зарплате». Масла в огонь подлил подоспевший инвестор для производства оконной фурнитуры — федеральный фонд «Оборонкомплекс». В ноябре 2002 года его представителями было уверенно сказано — форсируйте подготовку производства, через месяц нужные деньги будут на вашем счете. «Ротор» форсировал. На сегодняшний день в фурнитуру (естественно, пока безвозвратно) им вложено более 13 миллионов собственных средств, а обещанных инвестиций как не было, так и нет. Поэтому на праведный гнев — где деньги на зарплату — ответ до банальности прост: они в изготовленной, но неоплаченной продукции и в колоссальном «фурнитурном» технологическом заделе — надежде на процветание. Быть может, все «отнять и поделить»? Но надо помнить: при этом будет утеряно капитальное конкурентное преимущество, сулящее обильный и долгий приток в Ульяновск новых финансовых средств. На зарплату, на налоги, на развитие. Неужели нам этих денег не надо?

Не лгите, голуби, не лгите!

В мае этого года две уважаемые автором газеты (именно поэтому их названия не называются) распространили о «Роторе» ложную информацию. Мол, зарплата здесь не выплачивалась целый год. Помилуйте! Достаточно было звонка на завод, чтобы узнать: в 2003 году персоналу было выплачено 8,6 миллиона рублей зарплаты, в январе — апреле текущего года — 3,9 миллиона рублей. Да, есть задержки. Но если в прошлом году общий долг работникам доходил до 3 миллионов рублей, то сегодня, когда наконец пошли платежи по старым заказам и найдены новые, он уже сокращен вдвое, а к августу, убежден Трепалов, долг будет ликвидирован вовсе.

Что еще прелюбопытно: наказание Трепалова — результат формального подхода прокуратуры, но никак не жалоб сотрудников «Ротора». Те понимают: да, задержки — плохо, но где еще в Заволжье квалифицированный станочник может заработать до 16 тысяч рублей в месяц, а виртуоз-программист и того больше?.. Вот какие рабочие места создает «Ротор». Конечно, у этого предприятия сегодня есть ахиллесова пята — это узкий круг платежеспособных заказчиков. Но главный враг — отечественный деловой менталитет, когда считается позволительным вовремя платить за полученные товары, услуги или нарушать договоренности. Насколько скоро подобные деяния станут объектом всеобщего осмеяния, загадывать, конечно, трудно. А вот к тому, чтобы существенно раздвинуть круг своих потребителей, «Ротор» сегодня близок как никогда. Нужно лишь поскорее вывести на рынок первую качественную отечественную оконную фурнитуру. Если этого не случится — вот где потребуется дисквалификация. Не только руководителям «Ротора», но всем созидательным силам региона, не сумевшим реализовать выгоднейшее начинание.