1. ПРИВЕТ ИЗ МОНРЕАЛЯ

Когда-то в районном поселке Новоспасское кроме нескольких сотен телефонных абонентов местной АТС, говорят, существовал и прямой, один-единственный ульяновский номер, которым пользовался – нет, не первый секретарь райкома КПСС! – а начальник районного управления КГБ. После августовского путча 91-го года, когда вместе с демонтажем памятника Дзержинскому на Лубянке значительно сократилось и финансирование всесильного ведомства, новоспасским чекистам пришлось отказаться от этого телефона, – страна входила в рынок, и за все надо было платить. Кредитоспособнее всех в райцентре оказались нефтяники местного НГДУ, они-то и стали хозяевами заветного номера.

И вот однажды этот телефон зазвонил…

Секретарша привычно подняла трубку и чуть ее не выронила:

– Мужики! – сказала она взволнованно. – Какой-то заграничный город – Монреаль. На каком языке они там говорят?

В приемной как раз толпился разнообразный люд, в том числе и управленческий персонал, который обладал большими познаниями в географии, нежели растерянная секретарша.

Кто-то ответил:

– Это Канада, там два государственных языка – английский и французский. А еще там много индейцев, которые также по-своему говорят…

Между тем телефонная трубка вдруг заговорила по-русски, назвав секретаршу по имени:

– Пламенный привет из Страны Кленовых Листьев!

Секретарша от неожиданности нажала кнопку громкоговорящей связи, и все собравшиеся в приемной работники НГДУ ахнули: это был голос их бывшего начальника, уехавшего в свое время в командировку в Москву и пропавшего бесследно. Ходили слухи о каких-то злоупотреблениях и махинациях, в НГДУ несколько раз наведывались пытливые люди из милиции и прокуратуры; потом к нефтяникам приезжали глава района, председатель райсовета и кто-то из областного руководства, которые ясности в эту загадку не внесли, а, наоборот, напустили еще большего тумана; впрочем, цель их визита была иной: коллективу был представлен новый начальник – Григорий Мясников, председатель одного из местных колхозов, что также особого восторга не вызвало. Правда, со временем корпоративная неприязнь к «сельхознику» прошла, он оказался хватким и толковым руководителем, специфику нефтедобычи освоил на удивление быстро, стал развивать социальную сферу, повысил в НГДУ и без того не малую зарплату,- словом, жизнь с новым начальником у новоспасских нефтяников вошла в привычную колею, и о старом, ударившемся в бега, они стали забывать. И вот сейчас он звонил из Северной Америки…

Разговор продолжался минут пять – не больше, и вылился он в основном в монолог новоявленного канадца, ибо его земляки способны были лишь произносить междометия. Почему он оказался за границей, – присутствовавшие так и не поняли, зато уяснили тот факт, что живет их бывший их шеф в добротном особняке, имеет бизнес в сфере услуг и солидный счет в банке, и единственное, чего ему не хватает – это родных новоспасских просторов, речки Сызранки и сусликов, которые по весне выползают из своих нор и пронзительно свистят на всю округу.

– Мужики! – со слезой в голосе прокричал селектор. – Хотите верьте, хотите – нет, но сижу я по вечерам в этом чертовом особняке и плачу. Скажите, ради Христа, не перевелись ли у нас еще суслики, и по-прежнему ли они свистят?

– Свистят, свистят, – отвечали земляки. – У нас здесь, кстати, есть человек, который тоже плачет. По тебе! Это районный прокурор. Так что, возвращайся – глядишь, и перестанете плакать оба…

2. СКОЛЬКО

ПРОЛИТО СЛЕЗ?

Об этой характерной для нашего времени истории, больше похожей на анекдот, новоспасские нефтяники предпочитают не распространяться. Впрочем, не только они. Все, что касается нефти в нашей стране, покрыто мраком, особенно по части ее объемов и продаж, а также налоговых льгот. Не поставишь же у каждой скважины учетчика!

Нефтяные компании – как малые, так и большие – сами себя контролируют, успешно лоббируя в парламентах разных уровней свои интересы. Зачастую сами власти создают благоприятную почву для разного рода махинаций и злоупотреблений, как, скажем, в случае с новоспасским НГДУ. Тогдашнее правительство И.Силаева, руководствуясь, казалось бы, благими намерениями – стимулировать развитие малых нефтяных месторождений в различных регионах страны, дало соответствующим предприятиям значительные налоговые льготы, чем не замедлили воспользоваться крупные компании. Под маркой малых предприятий, вроде новоспасского НГДУ, за рубеж было перекачано столько тюменской или каспийской нефти, что в Москве только диву давались: надо же, сколько у нас богатства!

«Богатство» это осело в заграничных банках, на счетах частных лиц; малым же предприятиям и регионам ничего не перепало. Когда Ю.Горячев, бывший в те годы главой Ульяновской области, послал по обыкновению в правительство своего представителя – выхлопотать квоты на продажу местной нефти за рубеж, московские чиновники остолбенели:

– Какие квоты!? С ума вы, что ли, там посходили? Вы их уже перебрали на несколько лет вперед…

Именно после этого случая и «заплакал» новоспасский прокурор, безуспешно пытаясь найти виновных. А сколько «слез пролили» другие прокуроры нашей необъятной страны – и не только в тот исторический период, но и в предстоящее десятилетие?!

3. ЭНТУЗИАЗМ ОБОГАЩЕНИЯ

Несмотря на «шоковую терапию» гайдаровских и чубайсовских реформ, задвинувших Россию на задворки мировой экономики, все мы вдруг прониклись энтузиазмом скорейшего обогащения – вспомним две «Волги» за ваучер, финансовую пирамиду Мавроди и т.д.? В Ульяновске к этому добавилась еще и растиражированная в местной прессе тема о том, что мы – второй Кувейт, что в ульяновской земле залегают моря такой крутой нефти, что ее можно, дескать, сразу, без переработки заливать в бензобак и мчаться на всех парах в светлое будущее.

Из столицы в Ульяновск зачастили нефтяные магнаты – из РМНТК «Нефтеотдача» (бывший всесоюзный Институт нефти), из концерна «Нафта-Москва» (бывший монополист «Союзнефтьэкспорт») с выгодными предложениями относительно разработки ульяновских месторождений. Москвичи обещали огромные инвестиции, обязались построить на территории Новой Малыклы нефтеперегонный завод, способный перерабатывать миллион тонн сырья в год, брались охватить сетью бензоколонок все районы области без исключения, создать несколько тысяч рабочих мест в промышленности и в сельском хозяйстве, у которого предполагалось арендовать пахотные земли.

С подачи московских магнатов объявлялись в Ульяновске и заграничные гости – из США, Великобритании, Южной Америки. Глава региона Ю.Горячев спрашивал:

– А на детскую областную больницу денег дадите?

– Дадим-дадим! – отвечали магнаты.

– А на госпиталь для ветеранов?

– Непременно!

И хотя в администрации области имели точную информацию о том, что у нас всего лишь 45 миллионов тонн извлекаемых запасов нефти – капля в море, по сравнению с кувейтской, и залегает она на значительной глубине, и что много в ней парафина и всяких других примесей, а разрабатывать ее при нашей всеобщей нищете – все равно, что приобрести «Мерседес» на сельское подворье, имея отхожее место на воздухе; тем не менее, ударили с москвичами по рукам и даже создали при администрации новую структуру во главе с молодым замом губернатора С.Рябухиным. Опытный аппаратчик и по-крестьянски лукавый Ю.Горячев, наверное, рассуждал так: «С жиру бесятся эти магнаты! Придет время – рога себе пообломают, а пока и нам что-нибудь да и перепадет, ради этого стоит поиграть в их забавы!»

Увы, ни население области, ни Ю.Горячев почти ничего не поимели от этих величественных проектов – ни обещанного к 2000 году миллиона тонн нефти, ни нефтеперерабатывающего завода, ни дешевых бензозаправок, ни, тем более, солидных спонсорских вложений в строительство госпиталя и детской больницы, – их ульяновцы строили на свои деньги, пустив, как говорится, шапку по кругу. Уже потом проницательные люди догадались, что инициировали всю эту шумиху о «симбирском Кувейте» сами нефтяники – как пришлые, московские, так и местные, отечественного разлива, чтобы цену себе набить.

Вероятно, повторился новоспасский вариант, а может, что-то другое, только в этом деле были уже иные фигуранты. Так или иначе, но на региональном уровне выигравшей стороной оказались: С.Рябухин, не без поддержки нефтяников ставший председателем Законодательного собрания области и сенатором, а также генеральные директоры ЗАО «Нафта-Ульяновск» и «Нефтеразведка» В.Евстифеев и А.Казберов, значительно увеличившие свое финансовое положение и со временем также заполучившие кресла областных парламентариев; Г.Мясников, генеральный директор ЗАО «Ульяновскнефть», во власть не пошел, не стал, что называется, светиться, тем не менее, в южных районах области и Сызрани обрел такое влияние, которого не было ни у кого из глав местных муниципальных образований.

4. ХИТРОУМНАЯ

КОМБИНАЦИЯ

В конце 2000 года администрацию Ю.Горячева сменила новая команда – во главе с генералом В.Шамановым. И тут же в местной прессе вновь всплыла старая легенда… о «симбирском Кувейте». Люди в погонах, оказавшиеся во властных структурах после бывших функционеров от КПСС, словно услышав зов трубы, приготовились к бою. Губернатор В.Шаманов на одной из первых встреч с директорским корпусом и крупными предпринимателями обвинил депутата ЗСО В.Евстифеева в том, что тот, якобы, за бесценок продал пакет акций неким финансовым воротилам.

– Мы не позволим впредь транжирить природные богатства региона, – заявил генерал. – Мы объединим все наши нефтедобывающие предприятия в одну компанию и возьмем ее под контроль администрации…

По какому такому закону новый губернатор собирался объединять разных собственников – неизвестно, однако, через пару недель спикер областного парламента С.Рябухин объявил о том, что он провел переговоры с президентом «Славнефти» Михаилом Гуцериевым, который имеет серьезные намерения относительно сотрудничества с Ульяновской областью в разработке нефтяных месторождений, и что это великое благо для дальнейшего процветания нашего края. В ответ губернатор возразил, что ни с каким президентом вышеозначенной «Славнефти» С.Рябухин переговоров не вел, что он выдает желаемое за действительное. Спикер тоже не остался в долгу, заявив журналистам, что у губернатора – проблемы с памятью, что, дескать, он сам подписывал протокол о намерениях.

Советник губернатора Д.Горбунов, возглавивший областную комиссию по стабилизации нефтяной отрасли, в интервью газете «Ведомости» о судьбе ульяновской «нефтянки» заявил:

– Идет ревизия, будут суды, будут наручники!

Местные нефтяные боссы в панике бросились к своим московским покровителям. «Славнефть» (которой к тому времени уже принадлежали солидные пакеты акций ульяновских нефтедобывающих предприятий), узнав о том, что В.Шамановым подписано распоряжение о создании унитарного предприятия «Ульяновскоблнефть», объединяющего принадлежавшие фонду имущества акции, выступила с гневным заявлением, что это действие незаконно, что без согласования с другими акционерами никаких унитарных предприятий создавать не положено.

ЗАО «Нафта-Ульяновск» вдруг переметнулось к «Славнефти», «Нефтеразведка» – к «Транс-Нафте», а «Ульяновскнефть» отпочковалась от «Нефтеотдачи» и вроде бы также стала дочерним предприятием «Транс-Нафты», – впрочем, все это с точностью не берется утверждать никто: нефтегиганты постоянно тасуют своих региональных партнеров, словно карты в засаленной колоде, перекупая их друг у друга. Кстати, прокуратура области осуществила ряд проверок в связи с продажей акций ульяновских нефтедобывающих компаний и тут же выявила злоупотребления и грубейшие нарушения законодательства. В частности, всплыл наружу факт продажи 45% акций “Ульяновскнефти”, которые предыдущая администрация продала ее менеджерам за смешную цену – поставку дизтоплива на 6 млн. рублей, хотя это предприятие даже не стояло в областном плане приватизации. А менеджеры, в свою очередь, «уступили» эти акции «Славнефти» за многократно большую сумму.

Но это было, как говорится, только начало хитроумной комбинации, разыгрываемой “стратегами” генерала и будущим владельцем всей нефтяной отрасли региона. Как теперь выясняется, весь ажиотаж, похоже, был задуман для того, чтобы, во-первых, значительно пополнить губернаторский фонд «Перемены, порядок, надежность», возглавляемый все тем же Д.Горбуновым (термин «Взнос за вхождение в регион» стал с тех пор крылатым для некоторых российских олигархов, в частности, для А.Мордашова и О.Дерипаски); во-вторых, оттеснить от ульяновской «нефтянки» все вышеперечисленные компании и передать ее единоличному владельцу – сначала «Славнефти», затем «Русснефти», а, точнее, ее главе – Михаилу Гуцериеву.

5. ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ?

Что и произошло в дальнейшем. Причем, чтоб не роптали местные нефтяные боссы, на них воздействовали, как говорится, древним методом «кнута и пряника». Гендиректора «Нафты-Ульяновск» В.Евстифеева, например, отрешив от должности, приблизили к «самому» – он стал советником М.Гуцериева. А.Казберова (гендиректора «Нефтеразведки») перестали тревожить арбитражными судами за то, что он в свое время умудрился продать один и тот же пакет акций сразу трем покупателям. А у несговорчивого Г.Мясникова («Ульяновскнефть»), как рассказывали сведущие люди, кто-то ночью случайно переехал дорогущий джип катком, а затем его тоже отстранили от должности.

Дмитрий Горбунов, сделав свое дело, благополучно отбыл в Москву, по-английски, не попрощавшись с активистами вдруг распавшегося фонда «ППН». Унитарное предприятие «Ульяновскоблнефть» так и осталось на бумаге. А величественными замыслами о развитии нефтяной отрасли региона вот уже в течение трех лет продолжает делиться с губернатором его добрый знакомый Михаил Гуцериев.

Недавно он (в преддверии новых выборов) представил В.Шаманову очередной проект развития отрасли: опять здесь и пресловутый миллион тонн добычи в год, и перерабатывающий завод, и радужные перспективы для сельских жителей, на полях которых будут пробурены скважины, а также сотни тысяч «зеленых» из-за рубежа и т.д., и т.п.

Вместе с тем, в Законодательное собрание области поступил запрос от ульяновских избирателей: а что, собственно, имеет регион от своих месторождений, кроме постоянных обещаний счастливой жизни? Ведь поступления от налогов на углеводородное сырье – это весьма важная составляющая часть бюджетных доходов?

Председатель комитета ЗСО по аграрной политике, природопользованию и экологии Константин Инешин не стал вдаваться в хитроумные перипетии взаимоотношений региональной власти с М.Гуцериевым, а просто озвучил цифры:

– Если планы нефтяников будут реализованы и добыча в 2004 году составит 640 тыс. тонн, то в бюджет поступит 28,3 млн. рублей.

– Не маловато ли?

– Объем налоговых платежей в региональные бюджеты за углеводородное сырье рассчитывается согласно федеральному законодательству; в областной бюджет поступает 7,2% от общей суммы налога. Поскольку эта общая сумма, определяемая в зависимости от мировых цен на нефть, намечается в 2004 году 615 руб. за тонну, то легко подсчитать, что область получит около 44 рублей с каждой добытой на нашей территории в текущем году тонны нефти.

– И никак эту цифру невозможно увеличить?

– Пока не изменится федеральная ставка налога, единственный способ – увеличивать добычу. Самарцы при примерно той же сумме налога получат в бюджет со своих 13 млн. тонн – 654 млн. рублей. Вообще-то, по мнению многих специалистов, залежи нефти в нашей области достаточно велики. Мы ведь находимся в самой середине нефтяного треугольника Самара – Татарстан – Оренбург. Трудно поверить, что в центре такого треугольника “черного золота” мало, а по краям много. Другое дело – нефть у нас сложнее добывать, чем у соседей. Здесь требуется определенная долгосрочная программа по развитию нефтедобывающей промышленности с привлечением инвестиций в большом масштабе.

– Помнится, о необходимости такой программы говорили уже неоднократно, но “воз и ныне там”…

– Разумеется, вряд ли мы и при самых благоприятных обстоятельствах догоним в ближайшие годы по объемам нефтедобычи Самару. Но, тем не менее, правильная политика по отношению к нефтяному бизнесу вполне может дать областному бюджету даже в ближайшие годы новые дополнительные доходы – десятки, а, может быть, и сотни миллионов рублей.

Что подразумевается под выражением «правильная политика», депутат не стал расшифровывать. Для нас же в его словах зазвучала старая легенда о «симбирском Кувейте», из которого кто-то черпает огромные личные доходы, прячется от прокуроров в Канаде или иных отдаленных местах, а местному населению, обладателю этих богатств, достаются крохи.

Такое впечатление, что легенде о «Симбирском Кувейте» предстоит еще долгая жизнь, а то – и бессмертие!