Прокуратура Чердаклинского района начала разоблачение предпринимателей, обманом захватывающих крестьянские земли.

Без преувеличения можно сказать, что творившееся беззаконие грозило району настоящей разрухой.

ПРОВЕРКА

Вопиющие нарушения стали всплывать на поверхность после проверки районной прокуратурой фактов невыплаты заработной платы. Огромная задолженность перед работниками была вскрыта в СПК имени Ильича села Старое Еремкино, директором которого являлся Михаил Мишин.

В ходе расследования выяснилось, что Мишин, злоупотребляя должностными полномочиями, по сути дела, лишил колхоз всех его основных средств. Практически BCJQ. технику он передал в преуспевающее крестьянско-фермерское хозяйство (КФХ) «Чердаклинское» предпринимателя из поселка Мирный Рафаэля Абульханова. Путем хитроумной сделки колхоз фактически перешел в его руки. Сам Михаил Мишин устроился на работу к Абульханову и исправно получал у него зарплату, чего не скажешь о работниках. Помимо сельскохозяйственной техники Абульханову в безвозмездную аренду перешли так называемые паи — земли колхозников. Сами же колхозники в результате незаконной сделки оказались не у дел и, не получая ни копейки, вынуждены были влачить жалкое существование. Получалось, что своим волевым решением Мишин поставил на грань вымирания целый поселок. Прокуратура возбудила уголовное дело против нерадивого председателя колхоза и собрала доказательство его вины. На днях Чердаклинский суд приговорил Мишина к полутора годам лишения свободы. И хотя колхозники посчитали наказание мягким, оно послужило, безусловно, хорошим уроком для остальных нечистых на руку руководителей.

Между тем после ареста Мишина колхозников куда больше интересует другой вопрос: вернут ли назад колхозу принадлежавшие ему по праву земли и технику?

РАЗВАЛ

…Бывший преподаватель физкультуры из села Озерки Михаил Мишин возглавил СПК имени Ильича в 2001 году. До него эту должность на протяжении 16 лет занимал Виктор Мышляев. В хозяйстве после его ухода оставалось три трактора «К-700», три трактора «ДТ-75», три комбайна «Дон», три комбайна «Нива», полтора десятка грузовых и спецмашин, с десяток «бела-русов», а также весь необходимый для возделывания сельскохозяйственных культур прицепной инвентарь. Не хуже обстояло дело и с животноводством. В колхозе насчитывалось примерно 120 коров, голов 200 молодняка, 250 свиней. Сложности в производстве и задержки заработной платы были, конечно, и тогда. Но долгов в СПК имени Ильича было не больше, чем в других колхозах. При всех трудностях работникам социальной сферы и пенсионерам ежегодно выдавалось по 3-5 центнеров зерна по льготным ценам. Будучи на руководящей должности, Мышляев даже не помышлял о продаже скота и техники, понимая, что тем самым можно подорвать основу кооператива.

Несчастья на колхоз обрушились практически сразу после вступления в новую должность Мишина. Он начал с того, что в 2001 году ликвидировал свиноферму — взял да и сдал ее в чужие руки. Затем стал влезать в непомер ные долги. Достаточно сказать, что за 2001 год кредиторская задолженность колхоза поднялась до девяти миллионов рублей, а долг по заработной плате со 120 тысяч рублей подскочил до 500 тысяч.

В феврале 2002 года в Старом Еремкине состоялось отчетно-выборное собрание колхозников, на котором первый заместитель главы района сделал Мишину серьезное замечание. Но урок не пошел впрок.

В этот сложный для колхоза период кто-то из «доброжелателей» посоветовал Мишину создать новое хозяйство и начать работать с нуля — без долгов. Председатель колхоза подхватил эту идею. Итогом стало заседание правления СПК в первой половине июня 2002 года, которое и предопределило судьбу колхозников.

РЕФОРМИРОВАНИЕ

Главными действующими лицами на заседании выступили «независимые» юристы. Они взахлеб разъясняли колхозникам путь выхода из кризисной ситуации. Смысл их «реформирования» заключался в следующем. Всю производственную деятельность колхоза нужно осуществлять через преуспевающее крестьянско-фермерское хозяйство. Для этого колхозники должны передать туда свои земельные доли (паи), а сами временно уволиться из СПК имени Ильича. Только таким образом якобы можно было уйти от многомиллионных долгов и с нуля начать новую трудовую деятельность. Юристы заверили, что люди при этом не потеряют работу и что вся продукция и средства останутся в коллективной долевой собственности.

Как выяснится позже, на самом деле господа-реформаторы планировали увести из СПК как можно больше основных средств и сознательно подвести его к полному банкротству. Колхозники, не подозревавшие подвоха, клюнули на заманчивое предложение. Уже через неделю на общем собрании СПК основным пунктом значился вопрос «о внесении изменений в Устав СПК», но колхозники его так и не услышали. «Вас эти изменения не коснутся, — объяснили им. — В ближайшее время мы соберемся в таком же составе и обсудим этот вопрос». В итоге после собрания все земельные участки перешли к КФХ господина Плаксина, а колхозники, уволившись по собственному желанию из СПК имени Ильича, перешли в подчинение предпринимателя.

ПРОПАСТЬ

У Плаксина колхозники из Старого Еремкина проработали с июня по сентябрь, но никакого улучшения положения дел не заметили. Более того, после увольнения из колхоза заработную плату они перестали видеть вообще. Одним махом все коровы и молодняк СПК имени Ильича «ушли» в соседнюю область. Доярки, проработавшие в колхозе не один десяток лет, рыдали в голос, узнав об этом. А обещанного собрания, на котором должны были разъяснить вопрос об изменениях в уставе, колхозники так И не дождались.

В конце октября Михаил Мишин собрал разгневанных сельчан и огорошил их очередной новостью.«С Плаксиным у нас ничего не получится, — заявил он. — Будем переходить к Абульханову. У него окрепнем». Отчаявшихся и издерганных рабочих вновь собрали в клубе. Но-

вый хозяин пообещал им устроить райскую жизнь, обеспечив всем необходимым, а исчезнувших коров заменить новыми, высокопродуктивными. После этого схода около 140 земельных паев (1 500 га) были переданы в аренду сроком на год в КФХ «Чердаклинское». Договор аренды земельных долей колхозникам не показали, а по истечении его срока (с ноября 2002 года по ноябрь 2003 года) паи им так и не вернули. За весь этот период сельчанам не выдали даже по килограмму зерна, не говоря уже о зарплате. А однажды колхозники стали свидетелями того, как Абульханов якобы говорил Мишину такие слова: «При малейшем недовольстве увольняй любого — мне лишние люди не нужны». В итоге в подчинении предпринимателя осталось около 25 «нужных» рабочих.

КТО ОСТАНОВИТ БЕСПРЕДЕЛ?

Терпению колхозников после этого пришел конец. В конце 2003 года они провели последнее собрание, уже без председателя колхоза и прочих липовых доброжелателей. Народу пришло около 80 человек. Колхозники приняли единодушное решение обратиться в местную прокуратуру.

В ходе расследования вскрылись и другие крупные нарушения. Оказалось, что помимо крупного рогатого скота колхоз лишился и всей имевшейся техники, а урожай 2003 года (порядка 400 тонн), собранный за счет средств колхоза, полностью ушел на сторону.

Контрольно-ревизионная комиссия выяснила, что Мишин продал сельскохозяйственную технику Абульханову за бесценок — 593 тысячи рублей. Выходит, тракторы продавались предпринимателю по цене, дешевле стоимости лошади!

Допустившего развал колхоза Михаила Мишина уже настигла рука правосудия. Дотянется ли она до остальных «дельцов», нажившихся на народном имуществе, покажет время. Как стало нам известно в ходе журналистского расследования, аналогичная ситуация складывается и в колхозе имени Мичурина в Новом Белом Яре. Предприниматель Абульханов и иже с ним, похоже, не собираются успокаиваться на достигнутом и завоевывают весь район. Будем надеяться, что сотрудники прокуратуры также не остановятся на разоблачении Михаила Мишина.