Хорошо-то как бывает пойти в магазин или, там, в супермаркет и купить что-нибудь, ну абсолютно не нужное. Чтобы просто повеселиться. Потом погрустить. А уж совсем в голодное время продать. Весело ведь, не так ли? Тем более что с торговыми точками, центрами и другими разными пунктами сейчас в городе напрягов нет. Я бы даже сказал — наоборот. Но на пути к любой, а тем более ненужной вещичке подстерегает множество препятствий. От отсутствия наличия денег вообще до такой же ситуации с конкретной суммой. Впрочем, это-то как раз не обидно (во всяком случае, по зрелому размышлению). А вот когда совершить покупку мешает человек, главная задача которого эту самую покупку вам впарить… Тут становится куда обиднее!

Вышел я, понимаете, прикупить себе чего ненужного. Ну и нужного, соответственно. Незадачи начались с первых шагов. С киоска, где я по простоте душевной измыслил себе сигареток прикупить (да знаю, знаю, что «злой яд»!). Киоскерша, лениво взглянув на полусотенную купюру, заявила: «А не продам. Сдачи нема!». «Ну, ладно, — отвечаю, — давайте до кучи еще вон того и вон этого». «Н-е-е… — протянула после минутного разглядывания кассы продавщица, — все равно нема…». После чего оживилась и добавила: «А вы еще того, того и того прикупите. И сдачи никакой не надо!». Тут я, признаться, немного ошалел. И окончательно впал в ступор, после того как, увидев, что мне не надо ни того, ни второго, ни третьего, киоскерша, высунув в окошко нехуденькое лицо, неожиданно добавила на всю улицу: «И вообще, не покупаешь ничего — иди на фиг!».

Воевать со вздорной бабенкой себе дороже. А курить-то хочется (да знаю, знаю!..). Дошел до супермаркета. Ну, думаю, в порождении капитализма проблем не будет. Заодно и ненужное что-нибудь хапну… Захожу, весело размахивая свернутой в трубочку свежей газеткой. Меня перехватывает секьюрити и требует сдать газетку в камеру хранения. Так понимаю, чтобы я в нее бутылочку «Хенесси» не завернул… Ладно. Сдал. Набрал с прилавков вперемешку. Что надо и не надо. Двинулся к кассам. Три из шести просто не работали, о чем извещали табличкой о десятиминутном перерыве. А еще три не работали, потому что все шесть кассирш обсуждали мировые проблемы. То ли инициативы президента, то ли новый крем от морщин. Постоял. Подождал. К кассиршам присоединилась пара охранников. Вроде перешли на анекдоты… Мужичок, сзади меня стоявший, разнервничался и громко так (но в никуда) заявил, что если с него сей секунд не возьмут деньги за палку пятисотрублевой колбасы, то она ему не нужна! Кассирши вздохнули и рассосались по рабочим местам. Колбасу такую, видать, не каждый день покупают…

После этого занесло меня в торговый центр, рекламируемый где ни попадя и как ни придется. Товар-то там, ясное дело, такой же, как и на рынке. Но подороже. Значит, продавщицы должны быть посообразительнее и к покупателям полояльнее. Дай-ка, думаю, куплю себе часы. Глядишь, как человек похожу. Дня три. (Больше у меня часы с детства не держатся). Нашел отдел в закуточке этого центра. Приглядел часики. И попросил их мне продемонстрировать. Чтобы окончательно убедиться, что нужны. Отвечают: «Не видите, мы же другого клиента обслуживаем. Он, между прочим, часы за шесть тысяч присматривает!». «Ладно, — отвечаю, — пусть смотрит. Но мне-то тоже покажите!». «Нет! — отрезала девушка. — Таких, как вы, тут много ходит. Потом часы пропадают. А у меня клиент»…

В общем-то, все, конечно, не так уж плохо. Если, к примеру, задумать приобрести домашний кинотеатр с диагональю эдак сантиметров в двести, то все в магазине, начиная от неопохмелившегося дворника, будут вам несказанно рады. Или колбасу за пятьсот рублей покупать. Или часы за шесть тысяч… А мне, наверное, в тот день просто не повезло.