Проституция, наркомания, детская беспризорность — вот тематика, которой мне приходится заниматься на протяжении последних пяти лет все более и более интенсивно, поскольку, во-первых, эти язвы постсоветской России поразили ее от Москвы до самых до окраин и я считаю своим долгом социолога заставить власть принимать меры против бедствия, и, во-вторых, мои материалы на темы морали охотно покупаются газетами и журналами.

Я специально проехал от Нижнего Новгорода до Саратова, чтобы познакомиться с состоянием нравственности в Поволжье. Особенно меня интересовали малые города. Именно они всегда по праву считались незамутненными родниками, питающими чистотой мегаполисы.

В Димитровград мы приехали днем. «Культурная столица Поволжья» приветствовала нас потрепанными транспарантами и плакатами.

Метод моей работы несложен. Я останавливаюсь в гостинице в номере средней стоимости и жду. Как правило, вечером раздается первый звонок с предложением провести нескучную ночь, а далее… Развитие дальнейших событий и показывает, насколько тот или другой городок испорчен.

«Культурная столица» удивила «разнообразием и смелостью», которых и в Москве не сыщешь. Мне не пришлось ожидать вечернего звонка, потому что нужную для моей работы информацию я получил, купив местные газеты. В «25 канале» интимные услуги, а точнее «выезд девушек в любую точку города, в любое время», предлагали сразу четыре фирмы со стандартными для всех городов и весей названиями.. Судя по содержанию, это была газета рекламы и объявлений и упрекать ее за нарушение закона мог бы только прокурор, но юстиция у нас отличается сверхтерпимостью, когда нет команды сверху. Удивило другое: рекламу «страстные девушки доставят незабываемые минуты наслаждения» я прочитал в «Димитровград-панораме», официальной городской газете, которую учредила, если верить выходным данным, администрация «культурной столицы». Лужков не видит, вот бы удивился!

Звоню по первому номеру. Заказываю красавиц на троих. Мне предлагают прибыть к Центру культуры и досуга «Восход». Уже через 10 минут возле нашей машины останавливается «девятка» с темными стеклами. Вышли три девушки и сопровождающий.

— Прошли вперед, повернулись, расстегнули пальто, — командует сопровождающий. — Выбираем, выбираем, цены доступные, а девчонки — высший сорт! — расхваливает он нам «товар».

Девчонки, конечно, так себе. Ходят лениво, жуют жвачку, на «клиентов» — ноль внимания.

Просят по пятьсот рублей за час, договорились по четыреста. Сопровождающий тут же исчезает в близлежащем «Массажном салоне» и возвращается с пакетом. В пакете простыни, полотенце… Стандартный набор. Ничего неожиданного и на квартире: расшатанная мебель и очень холодно.

— Что пить будем? — спрашиваю у «невесты».

— А, все равно…

После второй рюмки водки «Симбирская» девушка становится разговорчивой.

Обычная история: работы нет, дома скучно. По сравнению с другими зарабатывает она хорошо, потому что пьет мало, на наркотики не тратится, клиенты не обижают, если попросит что-нибудь сверх таксы. У меня девушка попросила «стольник» на игрушку для брата. Вообще такие поборы не приняты, но «братишке всего три годика, а он еще не ходит, потому что в Димитровграде радиация и дети рождаются уродами».

Это тоже сказка, но приходится верить, поскольку нужна информация.

— Давно с клиентами?

— Давно.

— А подруги?

— Кто как.

— А можно у вас девчонок без сутенеров найти?

— Да сколько хочешь — иди к любой общаге. Безработица…

Девушка дала несколько адресов.

— А можно у вас девчонок без сутенеров найти?

— Да сколько хочешь — иди к любой общаге. Безработица…

Девушка дала несколько адресов.

По адресам мы поедем позже. Пока пытаемся выявить количество «официальных» — телефоны которых даны в официальном органе печати — проституток в городе Димитровграде.

Звоню по сотовому телефону:

— Бригада, едем с вахты. Можно организовать на 18 человек?

— Хоть на сто, нет проблем…

Шесть звонков — столько номеров в димитровградских газетах. Всюду ответ один, пионерский: «Всегда готовы!». Количество не ограничено…

Почему в «культурной столице» проституция стала просто «делом житейским»? Ведь если верить диспетчерам сферы интимных услуг, в этом бизнесе задействовано не менее 300 человек. Плюс «безнадзорные», плюс «разовые», «плечевые».

Едем по адресу: улица Симбирская, дом 9а. При первом же знакомстве с обитателями убеждаемся, что адрес нам девушка дала с явным намерением — в доме (точнее, бараке времен ГУЛАГа) проживают семьи милиционеров.

Встретили нас настороженно, и сразу же разговор пошел по теме — о социальных корнях порока. Здесь они совершенно очевидны: жильцов барака, как говорится, «кинули начальники». Когда–то пять молодых семей поселил в помещение первого отделения милиции начальник УВД Димитровграда, ставший потом мэром города С. Морозов. Восемь лет люди жили здесь на птичьих правах: барак ни на чьем балансе не стоял. А этой осенью, едва начался отопительный сезон, пришло официальное извещение от городской власти, что дом продан за долги. Объявившийся вдруг хозяин требует немедленного выселения. В случае неподчинения угрожает отключить отопление. Дамы барака пишут мэру слезные письма и готовы на все, лишь бы их семьи не выбросили зимой на улицу.

Следующий адрес: улица Власть Труда, дом 24. Бывшее общежитие льнокомбината. Вместо девушек легкого поведения нас встречают очень сердитые жильцы. Общежитие передано городу, но город не хочет заниматься здешними проблемами. Нет тепла, горячей воды…

Едем на улицу Курчатова, дом 12, Свирскую, 39, улицу Хмельницкую, 97, 103, 118, 120 …

Всюду одна и та же картина: нет тепла, власти, как путаны, за свои слова не отвечают. «Но с девушек хоть сутенер может строго спросить, а с этих б… кто взыщет?» — прямая речь с диктофона.

Как оказалось, этот вопрос интересует не только простых жителей Димитровграда. Побывали мы в профкоме здешнего атомного института, известного в мире под аббревиатурой ГНЦ РФ НИИАР, чтобы поинтересоваться социальной ситуацией в коллективе этого уважаемого учреждения. Цифры мы получили, только опять же они оказались не совсем в нашу тему.

В НИИАРе нам сказали так:

— Скоро тепло в нашем городе будет только от « красных фонарей», потому что топить Димитровград нам уже не под силу.

И объяснили почему. Чтобы быть очень популярными у народа, городские власти отапливали Димитровград в долг. Тепло у НИИАРа брали, а деньги — все потом да потом. Сегодня величина долга города институту превышает 320 миллионов рублей. Об этом был поставлен в известность учеными сам господин Кириенко во время недавнего его визита в Димитровград. Но долги мэрия так и не платит.

Вернемся, однако, к нашей теме. Возле гостиницы мы прочитали объявление о том, что «интеллигентные, милые, раскрепощенные дамы с удовольствием проведут ночь с состоятельными мужчинами». Мы позвонили. На встречу к нам пришла действительно милая дама средних лет. Мы сразу догадались, что все закончится обманом, поэтому, дав залог 500 рублей, проследовали до места жительства «педагога-словесника». И, когда все сроки истекли, а обещанного звонка так и не прозвучало, мы отправились в гости.

Дама не ожидала столичной предусмотрительности. В слезах и испуге она предлагала нам то себя, но только завтра, то романтический вечер в компании друзей… А деньги обратно возвращать все не осмеливалась.

За хорошую информацию мы готовы были простить учительнице даже 500 рублей. Информация состояла из следующего. Учителя получают маленькую зарплату, на панель готовы идти многие, но решаются на это только совсем отчаявшиеся. Все боятся огласки, город маленький, «это молоденьким все ни- почем». Среди школьников проституция развивается стремительно. Возможности накормить их в школе нет: 500 тысяч рублей задолжал МУП «Школьник», который занимается организацией горячего питания в общеобразовательных учреждениях Димитровграда, поставщикам. Завтра дети могут остаться совсем голодными, поскольку школьное питание для некоторых — единственный постоянный источник поддержания жизни.

И опять выходило так, что во всем виновата местная власть. Учительница поведала нам жуткую историю, подтвердив ее газетной статьей («Площадь советов» № 44 (55) от 3 ноября 2004 года.) В начале июня сего года глава Димитровграда обратился к Совету депутатов с просьбой дать разрешение на получение 18 миллионов рублей кредита в «Газбанке» под 20 процентов годовых на выплату отпускных учителям. Ради этой святой цели заложили здание Дома Советов. Вскоре, однако, выяснилось, что положение не было столь безнадежным, потому что на отпускные учителям было выделено 10 миллионов беспроцентной ссуды администрацией Ульяновской области. Куда ушли излишки из банковского кредита — неизвестно, но димитровградские чиновники рискуют остаться бездомными, если не найдется денег на погашение банковского кредита. Словом, скоро можно увидеть и их объявления об оказании разных услуг.

— Впрочем, им не привыкать нарушать нормы морали, — сказала нам довольная итогами переговоров учительница, — при получении взятки недавно был взят с поличным Владимир Поваляев, особа, приближенная к мэру — его помощник. А ведь известно: каков поп, таков и приход.

…Уезжая из Димитровграда вниз по Волге, мы услышали по радио о том, что Димитровградский Совет депутатов обратился в суд с требованием распустить городскую избирательную комиссию, допустившую грубейшие нарушения при организации выборов главы города…

Не помню, что там говорил Чичиков, покидая губернский город N, но я скажу вам так: нетрудно понять, какая в «культурной столице Поволжья» беда социально опаснее — женская проституция или проституция городской власти. Оба эти явления здесь имеют место быть, а когда они вместе, хорошо бывает только сутенерам.