Выборы главы администрации области еще не закончились, но итоги первого тура дают богатую пищу для целого ряда выводов.

За сухими цифрами избирательной комиссии Ульяновской области видны и сладость неожиданных побед, и горечь ожидаемых поражений. Но больше всего прошедшие выборы поразили аналитиков и политологов размахом использования административного ресурса, как партией «власти», так и чиновниками федерального ранга, а также бесстыдной продажностью СМИ, особенно государственного канала ГТРК «Волга».

Впечатление такое, что на этот раз в наши, насквозь прокоррумпированные, ветви власти некоторыми, доселе совершенно неизвестными, ульяновцам, кандидатами на губернаторский пост вброшены такие огромные средства, что перед соблазном не устояли ни лидеры партии власти, ни федеральное чиновничество, ни профсоюзные боссы.

Избирателю окончательно стала ясна ангажированность и продажность тех, кто долгие годы морочил населению головы так называемыми рейтингами, облекая свои пустопорожние труды в наукообразную форму и спокойно вкушая свой кусок хлеба с нашим куском масла. Руководители экс¬пресс-опросов, в основном экспрессивные дамы, свои цифры рейтинга, видимо, брали с потолков УлГУ и УГТУ, получая за них, по слухам, не только на хлеб с маслом, но и на полагающуюся к такому бутерброду черную икру. Пряча свои доходы, они заявляли, что их рейтинги или не заказные, или сделаны по заказу администрации.

Подобные мелкие уколы в прессе генерал-губернатор Шаманов обычно «проглатывал» — видимо, по причине частого отсутствия в Ульяновске. Однако на этот раз администрация отреагировала молниеносно, с реакцией хорошего боксера. В официальной газете последовало энергичное опровергающее заявление М.Г. Большаковой С такой принципиальностью и оперативностью следовало бы отвечать оппонентам все 4 года Шамановского периода.

Окончательно обнажилась сущность и тех, кто, казалось бы, призван сам соблюдать федеральный закон. Видимо, здесь усматривается не только влияние самарского «СОКа», но и нечто другое, логически очевидное. Руководитель федерального округа и его присные на местах хорошо понимают, что приход губернатора по назначению президента делает их услуги ненужными. Поэтому им жизненно необходим еще на 4 года послушный губернатор, кровно связанный с возможностями «СОКа» по созданию запасных «аэродромов» для мягкого приземления после того, как эта федеральная структура исчезнет и они потеряют непыльную работу паркетных шаркунов, ни за что не отвечающих, кроме как за составление досье для Кремля.

Завершившийся первый тур выборов главы администрации раскрыл потенциал М.И. Шканова, который уже в первые дни самостоятельной работы без генерал-губернатора показал себя как публичный политик, имеющий довольно значительную поддержку среди населения. Если бы Шаманов ушел хотя бы в сентябре и Шканов получил бы возможность полноценного участия в выборной кампании, то еще вопрос, как распределились бы голоса в этой гонке и кто вышел бы во второй тур. Но и имевшийся в распоряжении Шканова двухнедельный период агитации проходил в условиях, когда пришлые федералы всячески препятствовали ему во встречах с ульяновскими избирателями. Результаты голосования по городу ясно это показывают. Здесь у федералов были неограниченные возможности на крупных заводах в открытую помогать Морозову и замалчивать Шканова. Дело доходило до того, что в рейтинги Шканова вообще не включали, т.к. они попадали прежде всего в руки федералов и далее ими манипулировали столь нагло, что даже пытались привлечь к этому многоопытную и всегда осторожную Л.П. Фадееву — председателя избирательной комиссии области. Как она согласилась сесть рядом с явными нарушителями выборного законодательства, непонятно, т.к. по своему статусу она никому не подчинена в области и является, согласно иерархии, чиновником более высокого ранга, чем А.Ю. Иванов. Объяснения федерального инспектора А.Ю. Иванова вообще смехотворны: если на него не поступило жалоб и избирком на него не составил протокола, значит, он перед законом чист, хотя эта «чистота» выползала грязными потоками с экранов телевидения.

Сосредоточившись на борьбе с Баржановой и Шкановым, федералы, вместе со штабом Морозова, совершенно упустили С.А. Герасимова. Их убаюкивало то, что на двух прошедших выборах в Государственную Думу, С.А. Герасимов, против которого велась интенсивная и грамотная борьба, получил всего 5-6 проц. голосов избирателей. Именно ориентируясь на эти показатели, доморощенные рейтинг-дамы Герасимову более 5-6 проц. и не давали. Разница между предсказаниями и реальными показателями оказалась огромной, и это лишний раз подтверждает бессмысленность трат денег на этих дам.

Случилось то, что и должно было случиться. С.А. Герасимов, как уже опытный стайер, выскочил из-за спины Шканова и Баржановой и устремился к финишу. При этом, учитывая объем административного ресурса, вброшенного в пользу Морозова, Герасимов в городе явно переиграл и Морозова, и федералов. До самого последнего момента, даже в день выборов, Кириенко, Иванов и вся «Единая Россия» считали, что Ульяновск «в кармане» у Морозова. Они догадывались, что димитровградцы, зная не понаслышке своего мэра и его истинные «успехи», могут не отдать ему голоса. Что и случилось. Ведь если бы в Димитровграде было все так прекрасно, как расписывал Морозов, димитровградцы должны были отдать ему не менее 50 процентов голосов. Вот тогда было бы видно, что они с открытой душой делегируют его на более высокую должность. Ожидал низких процентов от димитровградцев и сам Морозов. Но от ульяновцев, казалось бы, оболваненных усиленной пропагандой, подобной «подлянки» они не ждали. Не помог и специальный пикет. На искусственный лозунг федералов «Хотим жить как в Димитровграде» ульяновцы через голосование ответили естественным — «Хотим жить как в Москве». Можно уверенно сказать, что теперь, после того как Морозов С.И. перестал быть мэром Димитровграда и потерял административный ресурс, он в своем городе получит не более 12-15 проц.

Кроме того, команда Морозова С.И. допустила и ряд серьезных ошибок. Главная заключалась в широковещательном заявлении о достижении рейтинга в 47 процентов и что выборы завершатся в один тур, хотя любому здравомыслящему было ясно, что 30-процентный рубеж в первом туре является потолком для любого кандидата.

Если сам Морозов, давая санкцию на объявление такого рейтинга всерьез верил в него, то это говорит о его слабом политическом чутье и неспособности к элементарному прогнозированию. Неоправданный рейтинг вызвал у рядовых сторонников Морозова, не имеющих доступа к аналитике, сначала неоправданные надежды, а затем глубокое разочарование. Другие же избиратели утвердились во мнении, что и во всем остальном команда Морозова лжет.

СОСТОИТСЯ ЛИ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ГЕРАСИМОВ — МОРОЗОВ?

Оба они из милиции, оба увольнялись тогда, когда могли бы еще поработать во благо общественного порядка и дослужиться до более высоких званий.

Милиция как госструктура впервые активно и почти официально подключилась к выборной компании в Государственную Думу в 2003 году, когда нынешний спикер Грызлов был еще министром внутренних дел. В то время целесообразность создания управляемого большинства в Госдуме пересилила законность. На это закрыли глаза. Впрочем, политическая целесообразность превалировала над законом в России всегда, со времен зарождения государственности. Поэтому тут же приняли закон, согласно которому министры получили легальную возможность быть членами партии. Сомневаюсь, что кто-либо и когда-либо будет назначен министром, если он член какой-либо другой партии, кроме «Единой России». Никто особенно не удивится, если после Путина В.В. пресловутую 6-ю статью вновь введут в Конституцию. Путин понимает, что значит быть не связанным какой-либо партией и получать голоса от всех политических спектров.

Активное участие и влияние на кадровую политику самой милиции как госструктуре пришлись по вкусу. В нынешнюю выборную кампанию к этому сладкому делу, на наш взгляд, подключились и другие силовые структуры. Если ранее ФСБ лишь отслеживала рейтинги, которые она сама, и довольно точно, замеряла, снабжая ими руководство, то в случае с Морозовым появились признаки непосредственной агитации за него работников ФСБ, на что раньше они никогда не решились бы.

Но возвратимся к нашим милиционерам. То, что, несмотря на административный напор, Герасимов фифти-фифти сыграл с Морозовым в Ульяновске, имеет и другие аспекты. Определенную роль сыграло то обстоятельство, что Морозов в отличие от Герасимова занимался в милиции самым грязным делом — наркотиками, которые имеют свойство прилипать к рукам. У многих на памяти судебное дело, когда два его заместителя за это получили солидные сроки. Как поговаривали злые языки, они взяли все на себя, после чего Морозов С.И. с более высокой должности был направлен в Димитровград, а затем и вовсе ушел из милиции. Все это усиленно замалчивалось, и лишь Баржанова где-то и что-то раскопала и вынесла на телеэкран. Опровержения не последовало. Если бы Баржанова вышла во второй тур, избиратель мог узнать много интересного. Но и без этого, на взгляд экспертов, во втором туре Ульяновск скорее проголосует за своего милиционера, чем за димитров¬градского.

Наконец и чисто внешне Герасимов значительно выигрывает у Морозова, что влияет на предпочтение электората. Если верить специалистам, утверждающим, что контингент, с которым милиция работает, накладывает свой отпечаток на сотрудников, то на Герасимове это не отразилось. Он прозорливо в свое время разрешил проблему своей партийности, решительно порвав с СПС. Теперь ему легче говорить с лидером любой партии, и даже с КПРФ.

Каковы же шансы у бывших милиционеров во втором туре? Морозов, исключив с помощью Игина и Верховного суда Морозова С.И. 1954 г.р. из списка претендентов, уже оприходовал те 4-5 проц., которые избиратели могли по ошибке отдать Морозову-старшему. Сумел-таки кто-то отыскать безработного и безадресного полного тезку мэра г. Димитровграда. Эти 4-5 проц. уже сидят в 28-процентном рейтинге Морозова-младшего. Игин, снимая свою кандидатуру с выборной гонки и сидя рядом с Морозовым в экране, фактически передал ему свои 3-4 проц. Эти проценты также оприходованы рейтингом Морозова. Если бы не эти административные усилия, рейтинг Морозова перед вторым туром мог быть ниже рейтинга Герасимова. Но как бы то ни было, ресурс Морозова исчерпан. Административный ресурс его покровителей-федералов также исчерпан. Да никто уже особенно не верит ни Кириенко, главному виновнику дефолта в России, ни Иванову, федеральному инспектору, случайно попавшему в Ульяновск по какому-то непонятному конкурсу.

В то же время Герасимов, имея рейтинг в 21 проц., сумел вовремя за¬ключить с пятью кандидатами на пост губернатора своеобразный антиморозовский «пакт о совместных действиях». Эта договоренность Герасимова гораздо важнее формального договора Морозова с профбоссом служакой Служивым. В рамках этого обращения к президенту Герасимов имеет широкое поле для маневра и соглашений, которым не преминет воспользоваться. Одна из продажных частных газет, нанятая Морозовым, опубликовала статью с многозначительным названием «Что у вас ребята в рюкзачках?». Она едко высмеяла всех кандидатов, кроме Морозова, за их низкие проценты голосов. Газета ошиблась. Там плохие аналитики. Ведь в «рюкзачках» всех остальных, кроме Морозова, вместе с кандидатом «против всех» более 70 проц. голосов, и именно они будут играть свою решающую роль во втором туре.

Герасимов имеет гораздо большую возможность перехватить голоса Горячева, Кругликова, частично Шканова и даже однопартийца Морозова — Баржановой. Эти голоса могут быть перехвачены Герасимовым даже без согласия остальных кандидатов, так как их избиратели, памятуя о «пакте пятерых» в адрес президента, будут голосовать из духа противоречия и из чувства оскорбленного достоинства против Морозова.

И тогда у Герасимова останется лишь один противник — «против всех». В сложившихся условиях, когда из двух вышедших во второй тур кандидатов оба являлись милиционерами, вероятность голосования против всех велика. Всем известно отношение населения к нынешней милиции, которая нас совсем не бережет. Она занята своими делами, бандиты своими, а народ выживанием.

А уж если Кремль хотя бы намекнет, что в Ульяновской области лучше бы назначить губернатора, то наш избиратель, замордованный количеством выборов и числом претендентов, а также их специфическим для должности губернатора образованием и весьма слабым отношением к экономике, с огромным удовлетворением воспримет предложение Кремля. Можно с удовольствием себе представить лица федералов Кириенко и Иванова на экране, убеждающих наше население, что лучше бы губернатора назначить. В наше время ничего невозможного нет! «Партия скажет надо — единоросс ответит есть». Все мы слышали в выборную кампанию малосвязанные речи и наблюдали бестолковые действия лидера наших единороссов А.В. Фролова.

Ну а уж если наш избиратель узнает тонкости только что принятого закона о назначении губернаторов и поймет, что мы имели полную возможность получить назначенного президентом губернатора, но не получили его только по вине федерального инспектора А.Ю.Иванова, то башни Кремля до самых рубиновых звезд будут засыпаны письмами наших избирателей об отмене второго тура выборов. Люди уже понимают, что, назначая губернатора, президент тем самым берет большую часть ответственности за регион на себя. А это автоматически означает и тепло, и тарифы, и справедливые трансферты, и многое другое. И такой губернатор замыкаться будет не через Иванова на Кириенко, а непосредственно на президента.

Правда, в арсенале административного ресурса наших федералов есть еще одна возможность — заставить Герасимова, сфабриковав какой-нибудь компромат, снять свою кандидатуру. Но ведь вот незадача. Тогда на авансцену второго тура выйдет Баржанова, а редька не слаще хрена. В случае же, если однопартийцы Морозова и Баржановой в порядке партийной дисциплины снимут и Баржанову с дистанции, то по закону в игру вступает Шканов. Так что этот длинный и скользкий путь к Куманяеву как гипотетически возможному участнику второго тура 26 декабря привести не успеет.

Одним словом, куда ни кинь, везде у Морозова, уже примерявшего в первом туре кресло губернатора, положение хуже губернаторского: кресло мэра в Димитровграде уже занято, со спонсорами надо расплачиваться. Остается одно — просить В.А. Лукина дать ему ОНОН (отдел по незаконному обороту наркотиков). Дело привычное.

КАКОВЫ ЖЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ ДЛЯ ОСТАЛЬНЫХ КАНДИДАТОВ НА ПОСТ ГУБЕРНАТОРА?

Баржанова М.В. Будучи депутатом Госдумы, она ничего не потеряла, но приобрела опыт персональной борьбы за власть. Правда, ей предстоит еще кое-что уладить с партией, но, учитывая, что партия не решилась предпринять что-либо к ней до сих пор, вряд ли предпримет что-нибудь до окончания срока ее депутатского мандата.

При сохранении таких же щедрых спонсоров Баржанова может участвовать и в других выборных кампаниях. Однако вряд ли ей представятся столь благоприятные условия, как в Ульяновске.

Шканов М.И. — приобрел значительный опыт публичного политика и на удивление быстро вышел из тени Шаманова.

Шканов переиграл Горячева, по которому ностальгировала значительная часть уходящего поколения и которому рейтинговые дамы предсказывали выход во второй тур.

Шканов начисто переиграл и Кругликова, который на позапрошлых губернаторских выборах едва не стал губернатором.

Шканов убедил население в том, что он действительно крепкий хозяйственник и в настоящее время один из лучших в области менеджеров по управлению регионом. Но самое главное, Шканов убедил Кремль в том, что при любых кадровых перестановках в Ульяновской области его кандидатуру нельзя не рассматривать как одну из основных.

Горячев Ю.Ф. со своей малограмотной командой допустил ряд грубейших ошибок. Его слишком часто выводили на телеэкран в компании с молодыми соперниками. Контрастность во внешности и в дрожащем прерывистом старческом голосе была разительной. В этом смысле, будучи старше его на год, С.Н. Ермаков смотрелся на два порядка импозантнее, демонстрируя опыт, мудрость и явное отсутствие вредных привычек по жизни.

Лучше бы Горячева не выводили на публику. Оставаясь в глазах ностальгирующих легендой, он набрал бы больше голосов.

Семье Горячева не удалось вернуть свое влияние и возможность дальнейшего обогащения, а госпоже Горячевой вернуть себе роль первой леди, которую она понимала как роль Салтычихи.

Кругликов А.Л. в очередной раз проявил отсутствие необходимых задатков регионального лидера политической партии. Своим личным участием во всех мыслимых и немыслимых выборах разного уровня за последние 8 лет он добил рейтинг КПРФ, уронив его с 40 проц. до 4 проц., хотя в эту кампанию ни КПРФ, ни лично Кругликова никто ни разу не затронул. Не стали тратить на это время и бумагу.

Ни разу не получив мандат доверия от избирателей по одномандатному округу, Кругликов, вероятно, в душе рад, что в следующий раз Госдума будет избираться только по партийным спискам. Он попытается вновь пройти туда на слабеющем хребте КПРФ. Однако если 5-процентный барьер для прохождения в Госдуму сохранится или тем более поднимется до 7 проц., то от нашей области он в Госдуму уже никогда не попадет.

И вообще без срочной замены лидера и строгого спроса за развал партии Ленина на родине Ленина парторганизация больше не поднимется. Ряды партии неуклонно тают, а сочувствующий КПРФ электорат давно уже перешел в сочувствующий и голосующий за ЛДПР. Плодами партглупости Кругликова умело воспользовался лидер ЛДПР Ю.В. Коган, заменив по общественно-политической значимости лидера КПРФ как в социальной среде, так и персонально в Госдуме.

На прошедших многоуровневых выборах ни один член КПРФ ни в одном районе или городе мандата не получил. Это должно заставить даже ортодоксальных членов КПРФ задуматься о причинах очередного и абсолютного провала.

Романенко П.М. своим участием в выборах на пост губернатора получил такую уничижительную оценку избирателя, что это поставило жирный крест с кляксой на его политической карьере. Если до участия в губернаторских выборах он имел возможность сохранить перед избирателем или хотя бы в душе остатки своей амбициозности, то после выборов даже упоминание с его стороны о каких либо амбициях превратилось бы в фарс и явный показатель его низкого интеллекта.

Харитонова Т.А., которая находилась все последние годы в тени лидера ЛДПР Когана, просто обозначилась на этих выборах, что поможет повысить ее узнаваемость и способствовать исполнению своих депутатских обязанностей в Законодательном собрании. При этом она сама и партия должны понять, что это является ее потолком и на лавры Баржановой ей претендовать не желательно хотя бы потому, что она не имеет ни таких денег, ни присущей Баржановой напористости.

Куманяев А.В. вообще непонятно на что рассчитывал, и комментировать здесь что-либо нет никакой возможности.