Николай Лаврушин: «Нужна совершенно новая политика в области сельского хозяйства»

Недавно нашему президенту бодро отрапортовали, что положение в агропромышленном комплексе страны стабилизируется, крестьяне, дескать, стали жить лучше. За последние годы, по словам рапортующих, в пять раз увеличилось число прибыльных хозяйств и в три раза сократилось количество нерентабельных. Эти сомнительные рассуждения прозвучали в некоторых выступлениях министра Алексея Гордеева и комментариях центральных СМИ, в том числе – телеведущих различных каналов телевидения.

С такой точкой зрения категорически не согласен директор ООО “Чеботаевское”, депутат Законодательного собрания Ульяновской области Николай Иванович Лаврушин.

Николай Иванович – личность в нашей области известная и авторитетная, я бы сказал даже, знаковая. В 1990-93 годах он был депутатом Верховного Совета РСФСР, в марте 2002 года его избрали депутатом Законодательного собрания Ульяновской области второго созыва, а в декабре позапрошлого – депутатом ЗС третьего созыва. В округ депутата Н.Лаврушина входят едва ли не самые проблемные районы области: Сурский, Карсунский, Инзенский и Базарносызганский. Завоевать доверие избирателей было непросто, еще сложнее удержать его. Николаю Ивановичу это удалось.

Сам крестьянский сын, человек что называется “от земли”, он более 20 лет руководил СПК “Родина”. В самые труднейшие времена, когда в одночасье рушились целые отрасли экономики, разваливались колхозы и совхозы, а цены не поспевали за галопирующей инфляцией, Николай Лаврушин сумел сохранить свое хозяйство. А со временем, уже в рыночных условиях, вывел “Родину” в число самых крепких и передовых в Ульяновской области.

Вот только некоторые цифры, которые нам сообщили в управлении сельского хозяйства областной администрации. Прошлый год ООО “Чеботаевское”, стержень которого составляет СПК “Родина”, закончило с прибылью 10 млн. 952 тыс. рублей. Зерновых с площади 2583 гектара убрано 5 тыс. 900 тонн, средняя урожайность составила 23 центнера с гектара. Сахарной свеклы с площади 165 гектаров получено 3,5 тысячи тонн, средняя урожайность составила 303 центнера с гектара, тогда как по области – 220 центнеров с гектара. Хозяйство имеет 3134 головы крупного рогатого скота, в том числе 350 коров, а также 1330 свиней. Надои на одну фуражную корову составили 3178 килограммов молока в год. При выращивании молодняка здесь достигли среднесуточного привеса телят 412 граммов, поросят – 190 граммов.

Кроме того, ООО “Чеботаевское” помогло с ремонтом детскому саду, Чеботаевской и Астрадамовской средним школам, оказало безвозмездную материальную помощь своим работникам в приобретении топлива и других услугах. В общем, хозяйство, которым руководит потомственный крестьянин, депутат Законодательного собрания области Н. Лаврушин, сегодня крепко стоит на ногах.

В чем же секрет его успехов?

– Секрет? – удивился Николай Иванович. – Да нет у меня никакого секрета. Ответственности, наверное, только поболее, чем у других, да порядка, учета и контроля в хозяйстве. Вот люди голосовали за меня на выборах. А почему? Я ведь никакой особой предвыборной рекламой или, как теперь говорят, пиаром никогда не занимался. Но народ меня знает. Людям известно, что вот уже 20 лет, с 1984 года, я руковожу “Родиной”, хозяйство не развалил, не раскрал, не распродал. А только прирастил за счет соседних, которые на ладан дышали и сами просились к нам в СПК. Смею думать, что в проблемах села, агропромышленного комплекса разбираюсь неплохо. Теперь вот доверили руководить акционерным обществом “Чеботаевское”.

В свое время и Ю. Горячев, и В. Шаманов предлагали Лаврушину занять высокую должность в областной администрации. А позднее ему советовали баллотироваться на должность главы Сурского района.

-Почему вы отказались, Николай Иванович?- поинтересовался я.

– Честно говоря, я особо никогда не рвался во власть,- объясняет Лаврушин. – От этих и других заманчивых предложений отказался – и не жалею. Потому что считаю, что каждый в этой жизни должен заниматься своим делом и стараться выполнять его как можно лучше. Я по своей натуре не чиновник, а крестьянин. Почему дал согласие на выдвижение своей кандидатуры в депутаты Законодательного собрания области? Я считаю, что в представительном органе власти обязательно должны быть крестьяне – люди, которые не понаслышке знают жизнь села, разбираются в его проблемах и чувствуют притяжение земли.

Николай Лаврушин считает, что депутаты Законодательного собрания могли бы сделать больше для развития сельского хозяйства области. Как ни крути, а область-то у нас сельскохозяйственная, работники АПК составляют значительную часть населения. Больше бы надо вкладывать средств в газификацию, реконструкцию водопроводов, выделять дотаций на закупку сельхозтехники, семян, удобрений…

– Мы затратили немало усилий, – говорит депутат Н. Лаврушин, – чтобы убедить администрацию области отменить решение о разъединении управления производством и переработкой сельскохозяйственной продукции. Реальностью, наконец-то, стал лизинг сельхозтехники. Наше хозяйство тоже приобрело в лизинг два новых комбайна “Дон”. Мы этому очень рады, потому что со времен перестройки новую технику не закупали. Наконец, по инициативе только что избранного губернатора Сергея Морозова создана общественная агропромышленная палата. Это говорит о том, что новая областная администрация всерьез озабочена положением в сельском хозяйстве области.

Однако, как считает Н. Лаврушин, одних усилий депутатского корпуса, региональной законодательной и исполнительной власти – мало. Необходимо, чтобы лицом к крестьянину повернулось само государство, нужна совершенно новая взвешенная политика в области сельского хозяйства. Иначе Россия в ближайшие годы потеряет свою продовольственную независимость.

– Я хорошо знаю реальную обстановку в Ульяновской области, а также у наших соседей: в Самаре, Татарии и Чувашии, – говорит Николай Иванович. – Она, конечно, удручает, положение в агропромышленном комплексе России – кризисное. Наше хозяйство – редкое исключение.

Потому и не верит крестьянский сын, директор ООО “Чеботаевское”, депутат ЗС Николай Лаврушин бодреньким докладам министра Алексея Гордеева, радужным репортажам “из глубинки” и комментариям телеведущих.

– Вот говорят, что на селе прибыльных хозяйств стало больше, – рассуждает Николай Иванович. – Но давайте разберемся. Раньше были колхозы и совхозы, которые имели по 5-6 тысяч, а то и больше гектаров пашни. В результате реформ одни из них ликвидировали, другие сами развалились. На их основе создали различные АО, СПК, крестьянские и фермерские хозяйства. Но, как бы их не назвали, одни из этих маломощных сельхозпроизводителей, вспахав гектаров по 300-500, собрали зерно, продали и в расчете на каждого работающего, действительно, получили какой-то процент прибыли. Другие ее не получили – и разорились вовсе. Спрашивается, стала ли жизнь крестьян после этого лучше?

Николай Лаврушин в качестве примера приводит два села – Большой Кувай и Астрадамовку, где сегодня проживает по тысяче с лишним человек. Раньше здесь были крепкие многоотраслевые хозяйства, имеющие сотни тысяч гектаров пашни, многотысячное поголовье крупного рогатого скота, мощный машинно-тракторный парк. Кроме сельхозпроизводства, они практически содержали всю социально-бытовую сферу названных сел. В настоящее время в первом хозяйстве обрабатывается всего по 250-300 гектаров земли, а во втором – 180 гектаров. Куда податься бедному крестьянину? Жить надо, а работать негде.

Подобное же положение сложилось в Архангельском, в Кезьмине, Никитине и других населенных пунктах восточного куста Сурского района. А за Сурой из 20 некогда крепких хозяйств “дышат” лишь три-четыре.

– И в каждом районе такая обстановка, – тяжело вздыхает Николай Лаврушин. -Такая же ситуация и в Самарской области, где я часто бываю. Раньше говорили, что Самара ушла вперед по сравнению с Ульяновской областью. Не знаю, как в других отраслях, но в сельском хозяйстве она остается на том же уровне разрухи, как и мы.

Николай Лаврушин как депутат Законодательного собрания часто ведет прием избирателей в райцентрах своего округа. Он не чурается этой работы, помогает людям как может и чем может. Кому выпишет пшеницу на корм скоту, кому дровишек для отопления, кому подсобит с лекарствами или организаций похорон – мало ли что бывает. Однажды и вовсе произошел курьезный случай.

– Как-то веду я прием в Базарном Сызгане, – рассказывает Н. Лаврушин. – Заходят трое мужиков и задают вопрос: “Николай Иванович, как нам осеменить корову?” Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Хозяйства в селе нет, фермы нет, быков нет. А молочка-то хочется! Выходит, что из района в деревню должен ехать осеменатор. Вот до чего мы дожили…

Казалось бы, пустяшный вопрос, но на самом деле он имеет глобальное значение. Нет приплода – в хозяйстве не будет ни молока, ни мяса. И люди этим взволнованы.

В самом деле, когда в деревне нет никакой работы, спасает только личное подворье. В свое время, когда стали распадаться колхозы и совхозы, крестьяне в личном хозяйстве держали по паре коров с телочками, да по 8-10 поросят, не говоря уже о курах. Сегодня – редко кто имеет даже корову. И дело не в пресловутой русской лени. Тогда без проблем можно было выписать комбикорм, фураж, силос и сено. Теперь крестьянину и зернышка пшеницы взять неоткуда. К фермерам обращаться бесполезно – многие сами едва концы с концами сводят, другие слишком прижимистые, все зерно используют на свои нужды или берегут на “черный день”.

А вот к Лаврушину сельчане часто обращаются с такими, например, просьбами: “Николай Иванович, помогите достать хотя бы центнер пшеницы для кур, а то они с картошки дохнут”. Причем люди жалуются не только на то, что негде взять кормов, но и на то, что негде продавать излишки сельхозпродукции.

– Я не очень верю в то, что в ближайшее время в агропромышленный комплекс придут серьезные инвесторы, и возрождение села начнется с крупных хозяйств, – считает Николай Иванович. – Сельское хозяйство – это очень трудоемкое и даже рискованное дело. Здесь отдачи надо ждать годами.

В первую очередь надо подумать о людях, которые сегодня живут в селе. А много им не надо. Главное – снабдить кормами, сеном, чтобы они держали коров, свиней и прочую живность, зарабатывали на жизнь своим личным подворьем.

Другой очень важный вопрос, как считает Николай Иванович, чтобы крестьян не дурили различные перекупщики и посреднические фирмы. Вырастила, к примеру, хозяйка поросенка, она должна иметь возможность продать мясо по выгодной цене.

– А то у нас как бывает, – замечает Н. Лаврушин,- приезжает перекупщик со своими весами. Взвешивает. Обманывает на весах – раз, принимает по заниженной цене по сравнению с мясокомбинатом – два… Или приезжают, скажем, накануне нового учебного года, когда крестьянину позарез нужны “живые деньги” на покупку своим детям школьной формы, обуви, учебников и других принадлежностей. И крестьянину, действительно, некуда податься – сдает животину себе в убыток.

Подобная ситуация возникает и с молоком. К примеру, маслозавод принимает эту продукцию по 5-6 рублей за один литр. Однако большинство крестьян не имеет возможности сдавать молоко непосредственно на предприятие. И вот тут “на помощь” опять приходят перекупщики, которые скупают молоко по 3,5, максимум 4 рубля за литр. К тому же они зачастую рассчитываются не наличными деньгами, а товарами, на которые сверх цены накручен немалый процент за доставку в сельскую местность.

Николай Лаврушин предложил сельчанам сдавать излишки молока на свою ферму по такой же цене, как его принимает маслозавод. Причем рассчитывается с ними сразу наличкой, без волокиты и проволочек. Конечно, если кто просит в обмен на молоко комбикорма, он не возражает. Вот это и есть реальная помощь, которую вполне могут оказывать своим работникам и жителям деревень и другие хозяйства. Забота окупится сторицей.

– Как депутат и член общественной агропромышленной палаты, – подчеркивает Николай Иванович, – я считаю, что к реформированию сельского хозяйства области надо подходить очень взвешено, привлекая к этому процессу ученых сельхоз-академии. В спешке можно заболтать хорошую идею и наломать дров. Прежде всего, необходимо повысить роль районных сельхозуправлений, определиться, какая форма хозяйствования наиболее эффективна в каждом конкретном районе. Если, например, в Тереньге считают, что целесообразно создать зернопродуктовую корпорацию, надо помогать, в том числе и в плане укрепления кадров и разработки нормативно-правовой документации. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы в ходе слияния нескольких слабых хозяйств в одно СПК уменьшалось количество рабочих мест, и людей вышвыривали на улицу.

По мнению Н. Лаврушина, пришла пора возрождать подсобные хозяйства промышленных предприятий, как это делает Равиль Насыров на заводе “Стройпластмасс”. И надо признать, он добился впечатляющих успехов. Крупные предприятия и крепкие СПК могли бы “взять на буксир” несколько слабеньких кооперативов. И такие положительные примеры в нашей области уже есть! Например, в Вешкаймском районе председатель колхоза имени Калинина Ряхим Камаев рискнул помочь вконец развалившимся кооперативам “Рассвет” и “Ермолов-ский”. И совершил маленькое экономическое чудо: получив финансовую поддержку, буквально через год считавшиеся безнадежными названные хозяйства получили первую прибыль и сегодня прочно стоят на ногах.

-Не надо обижать крестьянина, – подчеркивает Николай Лаврушин, – надо дать ему работать, выстроить с ним взаимовыгодные партнерские отношения. К примеру, в Барышском районе очень эффективно работает мельница, где очень порядочно, на паритетных началах формируют ценовую политику. Совсем другое отношение к сельчанам наблюдается на мясокомбинате. Руководители этого предприятия, почувствовав себя монополистами, скупали у крестьян мясо за бесценок, драли с них три шкуры, словно с крепостных. Дело дошло до того, что сельчане отказались сдавать на это предприятие продукцию. И теперь мясокомбинат, себе в убыток, вынужден закупать мясо в Оренбургской области и в других регионах страны.

За досужими спорами некоторых политиков и депутатов Госдумы “Накормит ли крестьянин страну?” напрочь забыли о самом крестьянине. Диспаритет цен на промышленную и сель-скохозяйственную продукцию буквально душит крестьянство. Сегодня одно колесо от “Кировца” по цене соразмерно с полуторастами буханок хлеба. В прошлом году в ООО “ Чеботаевское” получили более 10 миллионов рублей прибыли. Для сельского предприятия – это очень приличная сумма.

– А когда подсчитали, сколько требуется отдать за ГСМ, электричество, лизинг двух комбайнов, – сетует Николай Лаврушин, – остались одни слезы. Я уже не говорю о кормах, удобрениях, гербицидах и прочих вещах. А людям надо еще и зарплату платить…

Сельское хозяйство – это не та отрасль, где все можно отдать на откуп рынку. Здесь очень велик фактор риска, многое зависит от природных катаклизмов. Один неурожай – и село на грани финансовой катастрофы. Не случайно во всех развитых странах существует система государственной поддержки сельских товаропроизводителей. “И только в России, Эфиопии и Гондурасе правительства махнули на село рукой”, – с горечью заметил на днях председатель совета Ульяновского союза сельских товаропроизводителей (работодателей) Владимир Никонов.

– А российскому селу, в том числе, конечно, и ульяновскому, – сказал в заключение нашей беседы Николай Иванович Лаврушин, – сегодня, как никогда, требуется государственная поддержка. Нам нужны не экономические доктрины, разговоры о том, кто накормит страну – фермеры, СПК или колхозы. Селу нужно другое – хорошие дороги, газ, водопровод, современная техника, а самое главное – хорошо подготовленные кадры специалистов.

Я остаюсь оптимистом. В конце концов здравый смысл должен возобладать. Нельзя строить экономическое и социальное развитие страны только на экспорте ее природных ресурсов. Потеря продовольственной независимости России может создать очень серьезные проблемы…