«Зайцы» поневоле

С 1 марта граждане, имеющие право на льготы, смогут ездить на городском

транспорте только по ежемесячным социальным льготным проездным билетам. Однако из более чем 140 тысяч федеральных льготников эти билеты в области приобрели лишь около 6 800 человек. Видимо, многим они просто не нужны —

ездить приходится не так часто, поэтому выгоднее просто оплатить проезд.

С 1 марта отменен бесплатный проезд в общественном транспорте и для военнослужащих, сотрудников противопожарной службы и т.п., а также для почетных доноров, участников и инвалидов ВОВ, ветеранов боевых действий, детей-инвалидов и их родителей и т.д. Что же касается сотрудников милиции, то им позволили ездить бесплатно. Правда, только в форме. Если милиционер в штатском, он должен оплатить проезд. Напоминания об этом висят в каждом вагоне трамвая. Тем не менее часто те, кто раньше пользовался льготами, возмущаются, когда кондукторы просят купить билет.

— Уважаемые пассажиры! Напоминаю, что с сегодняшнего дня бесплатный проезд разрешен только по социальным льготным билетам или специальным вкладышам. Пожалуйста, предъявляйте соответствующие документы или оплачивайте проезд. Это не наша прихоть — правительства, затеявшего монетизацию, — как бы извиняясь перед пенсионерами, заученно твердила кондуктор трамвая.

— Старики даже бесплатного проезда не заслужили, — сетовали пожилые пассажиры, с неохотой отсчитывая из кошелька четыре рубля.

— Забыл, что проезд стал платным. Вот внуков поехал навестить. «Зайцем» на старости лет прикинуться? Небось, не высадят? — иронично, но чтобы услышал билетер развивал тему монетизации один из пенсионеров.

Кондуктору было явно неловко. В диалог с пассажирами она предпочитала не вступать.

— Тяжело смотреть в глаза старикам, — поделилась переживаниями другой кондуктор Ольга Петровна. — Были бы у них деньги! Пока обходится без эксцессов — возмущаются, но платят.

Инвалид III группы Андрей Викторович, пассажир трамвая № 4 (по его словам, ездит в общественном транспорте редко, покупать ежемесячный льготный социальный проездной ему невыгодно), за проезд заплатил без лишних напоминаний.

— А куда деваться? — спокойно говорит он. — На маршрутке еще дороже.

Вообще у кондукторов свои соображения по поводу социальных нововведений.

— А мы что сделаем, это же не мы решение принимали, а государство, — объясняет Людмила Ивановна в трамвае № 2. — Хотя многие пассажиры уже проездные купили. У нас вообще народ терпеливый, ко всему привычный.

— Конечно, чисто по-человечески жаль доноров, опекунов и сопровождающих инвалидов, которые теперь лишены возможности бесплатного проезда, — вздыхает ее коллега Елена Михайловна. — Но не мы этот закон придумали.

По словам ее коллег, возмущаются действительно немногие, в основном предпочитают платить. Правда, некоторые старики говорят, что забыли вкладыш или удостоверение дома. Им пока стараются идти навстречу.

— Не будешь же бабушку выталкивать, — говорит Нина, кондуктор трамвая № 4, приветливая женщина лет пятидесяти. — Приходится объяснять, что необходимо показать соответствующие документы или оплатить проезд. Правила одинаковы для всех.

Однако бывают ситуации, когда пассажиры ведут себя вызывающе и оскорбляют кондукторов. Тут уж работники транспорта отвечают по-разному, в зависимости от характера и воспитанности.

…На одной из остановок мы увидели картину, которая, возможно, скоро станет привычной для ульяновцев. У киоска стоял мужчина, судя по выправке — бывший военный, и громко возмущался тем, что не может приобрести социальный билет. Продавец категорически отказывалась его продавать, несмотря на то, что мужчина показал удостоверение ветерана военной службы. Отказ объяснила тем, что раз он не участник военных действий и не инвалид, то ему льготный не положен.

— Все равно за проезд платить не буду! — в сердцах крикнул мужчина и ушел.

Стоявший неподалеку старик, узнав, что мы из «Народной газеты», грустно посетовал: вчера приобрел проездной, а сегодня в трамвае, показав его и инвалидное удостоверение, услышал требование предъявить еще втэковскую справку. Справки при себе у Виктора Дмитриевича, инвалида II группы, не оказалось — боязно возить ее с собой: потеряться может или украдут, а выдается она всего раз в жизни. Вот и не взял ее с собой. Как оказалось, зря — высадили, так как оплатить проезд он отказался — не было денег.

По словам начальника маршрутов Северного депо Татьяны Николаевой, требования кондуктора предъявить все документы, дающие право на льготы, законны, так как часто бывает, что, например, один член семьи предъявляет втэковскую справку, а другой ездит только по удостоверению. Таким образом, они убивают двух зайцев.

— Поэтому требования такие жесткие, — объясняет Татьяна Николаевна. — В данном случае нужно было предъявить справку (без нее удостоверение недействительно), причем не ксерокопию, а также паспорт или документ, удостоверяющий личность (в старых удостоверениях нет фотографий). Ведь сейчас практически в любом киоске можно купить удостоверения. Конечно, недовольство стариков понятно. Но пока другого выхода нет.

Ситуацию прокомментировала и первый заместитель председателя областного комитета соцзащиты Алевтина Князькина:

— В данной ситуации кондуктор поступил неправомерно. Просто так, без предъявления необходимых документов (удостоверения, втэковской справки и паспорта или документа, удостоверяющего личность), льготный социальный билет не продадут. Поэтому достаточно было предъявить кондуктору помимо проездного инвалидное удостоверение.

Как бы там ни было, но трамвайным кондукторам, которые никакой ответственности за монетизацию льгот не несут, остается только ждать, пока льготники привыкнут к тому, что им либо придется покупать ежемесячный социальный проездной (который стоит 75 рублей и считается действительным лишь при наличии удостоверения, дающего право на льготы), либо платить за проезд наличными. Третьего не дано.