Владыка Прокл: «Пришло время не разрушать, а созидать»

Разговор о проблемах воссоздания Спасо-Троицкого кафедрального собора, который мы начали в предыдущем номере нашей газеты, получил, причем очень быстро, свое продолжение.

Второго марта в здании епархиального управления на улице Льва Толстого в Ульяновске состоялась пресс-конференция, которую проводил архиепископ Симбирский и Мелекесский владыка Прокл.

Без преувеличения можно сказать, что столько журналистов стены епархиального управления еще не видели. Говорить, что пресс-конференция проходила бурно, значит, не сказать ничего. В иные моменты страсти попросту начинали закипать. Вместо запланированных вначале 60 минут встреча растянулась более чем на два часа.

Даже простое перечисление вопросов займет много времени и газетного места. В чем их суть, видно будет из ответов основных участников встречи. Открыл пресс-конференцию владыка Прокл:

– Сегодня нам предстоит обсудить вопрос очень важный, животрепещущий, волнующий умы всех слоев нашего общества. Буду говорить строго по существу.

Восемь лет назад мы обратились к Юрию Горячеву, который был тогда губернатором области, с просьбой о передаче епархии Германовского храма, который занимал тогда и занимает до сих пор областной архив. В ответ нас попросили о том, чтобы мы начинали строить Спасо-Вознесенский собор. Обещали нам помочь, отвели землю. В организацию работ по возведению собора нами были вложены все силы, возможности и средства. Но помощи ни от города, ни от области не поступило, и стройка была остановлена.

На помощь пришел международный итало-российский фонд Святителя Николая Угодника, который предложил нам свое содействие в переезде архива. Место для него искали очень долго, но не нашли ничего подходящего. Только после этого решено было строить Троицкий собор. В течение двух мучительных для нас лет мы собирали необходимые документы. Мучительных потому, что в нашем так называемом демократическом государстве сбор различных бумаг и справок проходит с такими проволочками, о которых не стоит и говорить: они всем хорошо известны. Тем не менее все нужные документы были собраны.

В ходе сложного пути, зная, что кафедральным собором града Симбирска был именно Троицкий собор, мы подошли к решению начать возрождение храма, который, несомненно, будет иметь государственную ценность.

Говорят иные, что это невозможно. Но возможно же было построить в Москве, на Красной площади, Казанский собор и часовню Иверской Божией Матери. А у нас, к сожалению, все что-то мешает. Складывается впечатление, что Ульяновск – это не город-создатель, а город-разрушитель, даже тех идей добра, которые сегодня имеют место в нашем обществе. Сегодня, например, противники строительства говорят, что при возведении собора надо, видите ли, снести три елочки. А вот в Саранске для того, чтобы построить собор, снесли гостиницу, типографию и жилой дом. Это, несомненно, объясняется желанием власть предержащих видеть столицу Мордовии в должном виде.

В этой связи мне совсем непонятна позиция людей, выступающих против созидания. Вы только посмотрите внимательно, ведь город Ульяновск совершенно обезглавлен: не видно ни одного креста. Приезжающие к нам представители различных конфессий спрашивают: «Где же храмы, которые мы видели на открытках?» Наши власти отвечают, что они, мол, сгорели. «Но ведь у вас не было войны», – удивляются гости. Им почти невозможно понять, что мы сами все уничтожили, прежде всего – память о своих предках, по могилам которых ныне ходим и считаем это в порядке вещей. Приспело время не разрушать, а созидать. Каждому из нас надо крепко об этом подумать.

В Ульяновске на данный момент насчитывается 14 действующих храмов. Но все они небольшие. И, главное, мы сегодня не имеем главы этих храмов, называемой кафедральным собором. На все приглашения высоких лиц из нашей области, сделанные в разные годы, Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II отвечал: «Как же я могу приехать к вам, если у вас нет кафедрального собора, где бы я мог совершать богослужения». И в этом он полностью прав.

Мы прекрасно понимаем, что своими собственными силами нам ничего невозможно сделать. В епархии нет таких средств, чтобы в одиночку возводить столь грандиозное сооружение, каковым является Троицкий собор. Вместе с тем, сегодня рядом со мной собрались люди, которые уже имеют опыт строительства храмов и большое желание всячески содействовать строительству собора.

Помощь в его возведении нам желает оказать фонд Святителя Николая Угодника, ранее уже передавший нам около четырех миллионов рублей на постройку газопровода, корпуса и ограды в Михайловском женском монастыре, строительство часовни на Николиной горе в рабочем поселке Сурское и другие богоугодные дела.

Мне задают вопрос: «А как же Спасо-Вознесенский собор?» Поймите меня правильно. Я не являюсь противником возведения этого храма, просто не имею на это права. Буду только рад, если найдутся такие люди, которые сделают все возможное для его созидания параллельно с Троицким собором, как это делается у наших соседей, например, в Самаре и Чебоксарах. Другой вопрос, что есть желающие строить именно Троицкий собор, и я отношу себя к их числу. Вот только не надо сталкивать нас лбами. Мы с отцом Алексием Скалой знаем друг друга почти два десятка лет. Понимаю его озабоченность. Никто не протянул ему руку помощи, никому не было заботы о вынужденно оставленном фундаменте. Тишина и покой. А когда мы начинаем дело делать, сразу же появляются «ревнители Веры» со своими вопросами и претензиями. Зачем? У нас нет никаких разногласий.

Полностью поддержал позицию владыки Прокла советник главы администрации Ульяновской области, член Центрального совета движения «Россия православная», исполнительный директор фонда «Возрождения Свято-Троицкого собора» Николай Викторович Пронин:

– Много задают вопросов по финансированию. Интересуются, кто готов помочь, сколько денег уже вложили спонсоры… А что мы сами готовы делать, каждый из нас в отдельности? Собор потому так и называется, что его надо возводить соборно, то есть сообща, всем миром. Никому не будет дорог храм, построенный на деньги фондов, предприятий, различных фирм. Он не будет собором, если в него не вложены частицы душ человеческих. А ведь только тогда каждый человек почувствует сопричастность этому великому делу.

Развеял сомнения скептиков и директор управления механизации № 2 Анатолий Иванович Олейник:

– При выполнении свайных работ будет проводиться бурение скважин под каждую сваю диаметром 300 миллиметров и длиной пять метров. Затем в эти скважины будут погружаться сваи длиной от восьми до десяти метров, в зависимости от места расположения каждой по проекту. Данная технология, и это проверено опытом, обеспечивает сохранность даже ветхих зданий на расстоянии 15 метров от места расположения свайного поля.

За выполнением данных работ будут смотреть контролирующие органы, прежде всего архитектурный надзор и главный инженер проекта. Технический надзор, как намечено, будет выполнять производитель работ: опыт у нас достаточный.

Много вопросов прозвучало в адрес помощника главы администрации региона Виктора Ивановича Сахарова, построившего, кстати, великолепную церковь в селе Ундоры Ульяновского района. Отвечая на них, он сказал буквально следующее:

– Считаю, что все доводы наших оппонентов, что, мол, не время строить, нет денег и вообще место выбрано неправильно, не имеют под собой оснований. Как уже сказано, в наличии все документы, заключения экспертов, получено разрешение на начало строительства. Выражают желание оказать нам всяческую помощь и поддержку в возрождении собора Самарская и Саратовская области, Чувашия, Мордовия, Татарстан…

За последние 15 лет Святейший патриарх Алексий II побывал во всех городах Поволжья и провел там службы. Наш город таким вниманием был обделен: причина теперь известна.

Отвечу и еще на один вопрос. Строительство Троицкого собора будет вестись исключительно на благотворительные средства. Ни одной копейки бюджетных средств на него не пойдет. Это должны быть чистые, добровольные пожертвования – без принуждения. На других деньгах храмы строить просто нельзя; созидание и возрождение возможны лишь по велению душ человеческих.

Высказал свою точку зрения почетный гражданин города Ульяновска, историк, краевед Борис Васильевич Аржанцев:

– Изыскания по Троицкому собору я провожу более 30 лет. Его чертежи мне удалось отыскать в 1974 году. Говоря иначе, момент не был упущен, документы найдены. Осталось семь лет до празднования 200-летия Победы над французами в Отечественной войне 1812 года. Если мы сейчас отбросим в сторону все разногласия, сообща найдем пути решения проблем и приступим к строительству, то к этой славной дате, не сомневаюсь, возведем собор в первозданном его виде.

Отдельные позиции уточнил начальник главного управления архитектуры и градостроительства областной администрации, главный архитектор области Вячеслав Иванович Некрасов:

– Проект собора, подчеркну особо, сделан с учетом современных технологий, норм и правил. Звучат вопросы: можно ли строить при отсутствии документации на интерьер храма, иконостасы. Можно. Как можно было и раньше, особенно при возведении крупных и значимых объектов, к которым относится и Троицкий собор.

Дополнил выступление главного архитектора области директор архитектурно-проектной фирмы «Кангро» Сергей Арнольдович Кангро:

– С учетом современных требований и пожеланий заказчика в лице епархиального управления решено разместить в цокольном этаже собора все подсобные, инженерные помещения, которые позволят эксплуатировать храм не только в зимнее, но и в летнее время.

Во время работы над проектом нас не оставлял своим вниманием Борис Васильевич Аржанцев. Помогал своими знаниями, консультировал. Мы сполна воспользовались всей информацией, которую он собрал в архивах. Перевели так называемые первые измерения в современную метрическую систему мер и сделали расчеты в полном соответствии с чертежами, разработанными архитектором М.П.Коринфским.

А потом начались собственно дебаты. Начало им положил историк и краевед Сергей Борисович Петров:

– На площади Ленина сохранился фундамент Троицкого собора. Согласно международным нормам, нельзя строить один памятник, разрушая другой. Сейчас хотят нарушить исторический облик Симбирска, навсегда лишить нас возможности восстановить Троицкий собор на том месте, где он когда-то стоял. Раскопки здесь произведены поверхностно, не полностью. Но даже и они позволили обнаружить некрополь XVIII века. Сейчас в него хотят забивать сваи, хотя в фундаменте собора покоится прах четырех симбирских архиереев и, судя по всему, некоторых других священников.

Обращаю ваше внимание на макет собора. Вы видите перед собой совершенно светскую постройку. Такие появились в космополитическое время в начале XIX века, когда русское дворянство было поражено масонством и перешло на французский язык, о чем хорошо известно. Налицо неприязнь к русской национальной архитектуре. И вообще, какой же это православный храм, если у него нет колокольни?

Могу сказать, как строились памятник Карамзину, мемориал Гончарова… Сначала собирали необходимую сумму, и только после этого Попечительский совет заявлял о начале строительства.

У меня в руках письмо-обращение граждан Ульяновска, адресованное президенту России Владимиру Путину. В письме изложены все наши аргументы.

Надо сказать, что значительная часть журналистов склонна была поддержать оппонента. Разгорелась жаркая дискуссия. Она частично продолжалась даже после того, как было объявлено о завершении пресс-конференции: настолько накалились страсти.

Покидая епархиальное управление, я невольно вспомнил еще одно письмо-обращение, исходящее от православных христиан и ревнителей-патриотов, выступающих за воссоздание Троицкого собора. В нем есть такие строки: «Церковь всегда объединяла народ, благодаря ей создавалось великое русское государство. Сегодня воссоздание собора… будет той объединяющей силой, которая сплотит ульяновцев и поможет преодолеть тот социальный и духовный кризис, в котором находится наше общество».

Невольно подумалось, что открытых противников воссоздания Троицкого собора не так уж много. В большинстве своем люди ратуют за его возрождение. Но при этом, однако, каждый считает, что правда только на его стороне. Между тем, в полдень 9 марта место закладки храма освятит владыка Прокл. Будет отслужен молебен. Таким образом, воссозданию Троицкого собора будет положено практическое начало. Может быть, после этого все мы, вместе взятые, перестанем говорить на разных языках и обратимся к языку веры, любви и взаимного понимания.