Функции областных ветеринарного управления и охотоуправления, карантинных инспекций и станций защиты растений теперь сосредоточены в Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору, или Россельхознадзоре. В чем суть реорганизации? Об этом — интервью с начальником областного управления Россельхознадзора Андреем Черкасовым, возглавившим новую службу.

— Тем самым достигается оптимизация надзорного процесса, повышение его действенности, — подчеркнул Андрей Васильевич. — Кроме того, примерно на 30 процентов сократилось и общее количество работников. Главная цель нашей службы — прежде всего охрана здоровья населения и защита всех имеющихся у нас сельскохозяйственных биоресурсов (растений, животных, а отчасти земельных и водных угодий). Пока же на местах сплошь и рядом не соблюдаются карантинные мероприятия по защите растений, ядохимикаты хранятся в неприспособленных помещениях, поля зарастают сорняками. Вот только недавно я был в Кузоватовском районе — там есть хозяйства, где гектара не засеяли! Много грубых нарушений в животноводстве, переработке, охотничьем хозяйстве.

— Что, так плохо работали старые контрольные органы?

— Отчасти и это, но проблема, конечно, значительно глубже. Установленные правила и инструкции не выполняют зачастую даже должностные лица, призванные их свято соблюдать. Самый свежий пример — вскрытые не так давно облпрокуратурой серьезные злоупотребления руководителей Ульяновского охотоуправления. А ведь сельхозпродукция — это стратегический резерв государства, не менее важный, чем недра, армия или энергетика. Сегодня все чаще раздаются тревожные звонки: где-то массовое отравление людей из-за недоброкачественных молочных или мясных продуктов, где-то вспышка опаснейшего заболевания среди животных или пропажа ядовитых веществ, которые хранились как попало…

— Пора учиться жить цивилизованно?

— Да, президент и правительство пытаются навести порядок в стране. А порядок начинается с учета и контроля. Наша федеральная служба как раз и является одним из кирпичиков этой системы. При комплектовании районных подразделений критерием было объединение госинспекторов всех трех главных направлений нашей деятельности: ветеринарного, фитосанитарного и охотничьего надзора. Отбор людей был строгим, на конкурсной основе, с каждым проводилось подробное собеседование. При этом старались сочетать опыт и молодость.

— Как в любой государственной структуре, в вашей работе много соблазнов, а проблема коррупции среди чиновников еще далеко не снята…

— Разумеется, этому вопросу мы придаем особое внимание. И если, не дай бог, вскроется какой-то факт нечистоплотного поведения нашего человека, то, поверьте, ему не работать в управлении. Не менее важно не ограничиваться констатацией нарушений и наложением штрафных санкций, а принимать все меры к тому, чтобы эти нарушения были в кратчайший срок устранены. То есть каждый инспектор за своими непосредственными обязанностями должен видеть конечную цель — повышение урожайности, сохранение поголовья скота, биоресурсов и так далее. Мы должны заставить работать законы.

— С чего начали?

— Специалистами управления уже проведены десятки проверок в сельскохозяйственных кооперативах, перерабатывающих и торговых предприятиях, населенных пунктах. Вот передо мной отчетные данные на 20 мая. В сельхозкооперативах «Новомалыклинский» и «Восток» Новомалыклинского района было нарушено фитосанитарное законодательство при использовании семенного материала, завезенного из-за пределов области. По этим фактам инспекторами составлены протоколы и вынесены постановления о привлечении руководителей хозяйств к административной ответственности. В двенадцати хозяйствах проверены условия хранения и применения ядохимикатов и удобрений. Обнаружено, что в общей сложности 160 тонн агрохимикатов хранятся в неприспособленных помещениях. Нашей службой внесены предписания вывезти эти опасные вещества в специализированную организацию «Сельхозхимия» для дальнейшей утилизации.

Или еще такие вот примеры. Инспектора отдела ветеринарного надзора обследовали ряд предприятий пищепрома. Руководителям указано на необходимость устранения обнаруженных мелких недостатков. Охотинспектора провели 360 рейдовых выездов, по итогам которых составлено 125 протоколов о нарушениях правил охоты. Возбуждено три уголовных дела по фактам гибели животных (два в Мелекесском и одно в Николаевском районах).

— Андрей Васильевич, вы сказали о повышении действенности надзора. А как собираетесь ее добиваться?

— Наше «оружие» — это протокол. Но второго, третьего протокола мы писать не станем. Если увидим, что положение не исправлено к указанному сроку, — то следующим шагом будет представление в прокуратуру и судебные органы о лишении нарушителя лицензии. В случае особо злостных нарушений — и о возбуждении уголовного дела. Некоторые руководители, специалисты хозяйств и предприятий просто прикрываются «удобной» ссылкой на плохое финансирование, нехватку ГСМ, техники и материалов, чтобы не заниматься хлопотными обязанностями по контролю за качеством производимой продукции.

Например, зачастую в хозяйствах не проводят проверку семенного материала. Ну а если культура, уже выращенная, окажется заражена? Весь урожай придется уничтожить — сколько сил и тех же недостающих средств потеряем! Бывая в некоторых хозяйствах, с горечью видишь, как деградируют иные сельские специалисты — ветврачи, зоотехники, агрономы.

— Получается, что вы не имеете права на ошибку?

— Поэтому наши ветеринарные инспектора уделяют повышенное внимание надзору за особо опасными болезнями среди животных, проведению противоэпизоотических мероприятий. Наверное, многие еще не забыли о случившемся несколько лет назад в СПК «Алга», где сибирской язвой заболели не только животные, но и люди. В тот раз обошлось без жертв, потому что заболевание носило относительно легкую кожную форму, а ведь могла возникнуть смертельная — легочная. У ближайших наших соседей, в Саратовской области, сейчас неблагополучна ситуация по бруцеллезу, туберкулезу. То же — в Самарской области, Татарстане. А хозяйственные связи с этими регионами у нас очень тесные. Ульяновские медики давно уже бьют тревогу: растет заболеваемость туберкулезом, особенно среди детей. Один из путей заражения — молоко и мясо больных животных.

— На деятельности вашей службы сказывается развитие рыночных отношений?

— Безусловно. Если раньше инспектор имел дело в основном с административными нарушениями, вызванными небрежностью или халатностью работников, то сегодня в сельскохозяйственной сфере, как и везде, свободно чувствует себя криминал, все больше совершается откровенно преступных деяний. Вот на днях из Москвы нам пришло поручение: выявить возможное появление в области фальсифицированного препарата для обработки посевов, представляющего опасность для здоровья людей и животных. То есть где-то на подпольном заводе произвели эту отраву, и теперь она расползается по стране. Таких фактов сегодня очень много.

Кстати, мы будем бороться даже с контрабандой. На железной дороге есть ветеринарный пост, который подчинялся Саратовскому управлению, а сейчас перешел в наше ведение. Там проверяется вся импортная продукция, которую ульяновские пищевые предприятия ввозят из-за границы для дальнейшей переработки.

— Как бы добросовестно ни трудились сотрудники вашего управления, однако это только 119 человек на область с почти полуторамиллионным населением…

— Многое будет зависеть от того, как грамотно и эффективно удастся организовать деятельность управления в целом и его районных подразделений. Но мы не будем одиноки в своей работе. Налаживаются деловые контакты с силовыми ведомствами, различными государственными и другими органами.

И, конечно, мы надеемся на активную помощь самых широких слоев населения. На днях я беседовал с охотинспектором по Тереньгульскому району. Он проехал по всем деревням и селам, чтобы познакомиться с общей обстановкой и подыскать внештатных помощников. Теперь в каждом населенном пункте есть человек, который в случае возможной опасности для людей и других нарушений быстро свяжется с ним. Это хороший пример плодотворного сотрудничества с населением.

— Что считаете самой главной из ближайших задач?

— Главное, что предстоит сделать в ближайшее время — переломить ситуацию, затормозить негативные тенденции в поднадзорной области. Вот над этим и будем работать.