Около шестидесяти проектов будут представлены на инвестиционном форуме, который пройдет в Ульяновске 12 сентября

Об этом было заявлено на заседании рабочей группы по подготовке к проведению инвестиционного форума “Ульяновская область: точки роста”.

Как сообщил заместитель министра экономического развития и инвестиций – директор департамента инвестиционной политики и внешнеэкономической деятельности аппарата правительства Ульяновской области Игорь Егоров, в форуме примут участие около 700 человек, 250 из которых прибудут в Ульяновск в рамках делового тура по России. Это члены торговых представительств и советники посольств России за рубежом, представители деловых кругов из различных стран мира. Также для участия в форуме будут приглашены представители федеральных ведомств и администраций соседних регионов.

В рамках форума запланировано проведение выставки, на которой будут представлены инвестиционные проекты, реализуемые на территории нашего региона. Она развернется в фойе Ленинского мемориала. Кроме пленарного заседания, будет организована работа “круглых столов” по 10 тематическим направлениям, в числе которых – “Малый и средний бизнес: перспективы развития”, “Проблема кадрового обеспечения”, “Инвестиции в строительство жилья и коммерческой недвижимости”.

На второй год войны, когда Антону уже шел 22-й, его востребовал фронт. Попал парень в национальный корпус, куда собрали эстонцев из разных тыловых областей и тех смельчаков, кто сумел вырваться из оккупированной немцами Эстонии.

Однополчане с боями упорно пробивались к границам своей исторической родины. Вместе с ними вступили на освобожденную землю древней Эстляндии члены нового республиканского правительства. День Победы Антон Липп встретил в многовековом Тарту.

Воротился боец в родной поселок. В колхозном хозяйстве – полное запустение, словно мамай прошел. Однако деревенская жизнь тем и хороша, что даже в ту ненасытную пору пропасть с голоду не давали. Были бы руки, прокормишься не в пример горожанину.

«Аист над домом»

Приглянулась Антону местная учительница Нина Григорьевна. Девушка, приметил, – серьезная, домовитая, мечтающая, как и он, о складной жизни, о теплом семейном очаге. Время докажет: у них получился брак по любви.

У него было пятеро братьев и сестер, у нее – шестеро. Решили «перещеголять» родителей. Семерым детям дали вполне понятные для россиян имена: Мария, Роза, Виктор, Валерий, Петр, Павел, Иван; двоим – эстонские: Адольф и Рудольф.

Те, кто постарше, присматривали за младшими, а все вместе каждодневно помогали родителям. Никто без дела не сидел: один воду тащит, другой – дрова, третий – в хлеву, четвертый – на огороде, пятая – на кухне… Трудолюбие, о котором хоть песни слагай! В лес по ягоды и грибы – вместе, за стол – вместе, но и в поле или на луг – тоже вместе.

На дворе всегда водились скот и птица. Курица вареная на столе, свинина и говядина – все свое, выращенное в личном хозяйстве.

Мама после каждого «пролета аиста над их домом» месяц-другой посидит с малышом – и опять на работу.

Бывало, заря только занимается, а батя уже что-то делает до основной своей бригадирской работы: то косу отобьет, то грабли починит или картошку окучит.

Дети росли не на крике – исключительно на ласке. Отец не делал проблем из прохудившегося валенка или нечаянно разбитой чашки. Не знали в доме ни детских, ни женских слез.

Случился пожар, сгорел их дом. Та беда определила дальнейшую судьбу среднего сына – Рудольфа. Он стал огнеборцем, одно время возглавлял Барышскую пожарную часть и сейчас, уже находясь на пенсии, не расстается с привычной работой.

Семья не стала строиться, а решилась на переезд. Перебрались в Барыш. Здесь Антон Степанович пошел по строительной части, Нина Григорьевна устроилась в типографию.

Добрый пример для подражания

А что же наследники? Какими выросли? Что в помыслах носят? Они сначала вровень с родителями встали, а потом и переросли. Шестеро вузы окончили, у троих – среднее специальное образование. Машиностроитель, железнодорожница, текстильщик, брандмайор, двое из жилищно-коммунальной сферы, трое, как и родитель, стали специалистами стройиндустрии. Антон Степанович никого не выделяет, для него все – умные, работные (только дела наваливай, сам приучил). Каждому он отдал по одной девятой отчей любви. Ни наград больших за ними нет, ни громкой славы. Однако я отношу их к тому любезному моему сердцу отряду трудоголиков, которые все порученное выполняют профессионально, то есть применяя знания и душевно, с охотой служа людям.

Вот Рудольф, для примера. Помимо основной работы пожарного офицера, у него много общественных дел: руководитель городской «первички» партии «Единая Россия», помощник депутата Государственной думы…

Дети подарили двадцать внуков. У всех по одному, по двое, и только младший Иван как будто решил в этом вопросе догнать родителей: ждет восьмого ребенка.

На день золотой свадьбы отца и матери все слетелись под отчий кров. И сошлись в одном месте самые разные географические точки: Самара и Сызрань, самарский райцентр Кошки и наша Майна, Калуга и Клайпеда. Свадьба была безалкогольной, сыны покуривали где-нибудь в стороне от родителя. Прекрасно знают: отец на дух не переносит табак и спиртное. Никогда не слышали от него матерного слова.

Антон Степанович – приверженец старых добрых традиций. У бывших жителей несуществующего ныне Никольского есть такой обычай: ежегодно 1 августа они собираются на «руинах» родного поселка, на два дня разбивают палатки, играют в волейбол, шахматы, поют под аккордеон русские и эстонские песни.

Боялся я впасть в комплиментарный тон, рассказывая о Липпе-старшем. И все-таки невозможно этого избежать.

Живет на одной из окраинных барышских улиц человек негромкой профессии. Бывший строитель, теперь пенсионер-инвалид. Ведет потихоньку подсобное хозяйство: сад, огород. Иногда берет в руки топор и пилу, дабы помочь соседям. А то возьмется посыпать песком дорожки у домов, заравнивать уличные ухабы. Жители Колхозной уважают Антона Степановича, равно как и супругу его, за доброе отношение к людям, за справедливость и честность. Они для многих – пример, своего рода знамя. А иначе и быть не может: «липп» с эстонского переводится как «знамя».