Бедность

— это не порок, это наш национальный позор, наша боль и зло, с которым следует бороться, не жалея сил. Демократию невозможно строить в толпе голодных и озлобленных людей. Но почему у нас все так?! Бедный народ живет в богатейшей стране мира! Даже заработанные гроши людям платят не во-время, с задержками, в то же время закрома Родины пухнут от нефтедолларов.

Национальные особенности нищеты

Бедность есть не только в России. В Америке живут миллионы нищих, во Франции бомжи кучкуются целыми общинами… Хотя, конечно, есть различия. Скажем, лондонский бродяга за один час подаяний в переходе метро имеет столько, сколько российский пенсионер не получает за месяц. Впрочем, это уже другой вопрос, кого считать бедным?

Если в подавляющем большинстве государств у бедных нет источника постоянного дохода, то российские бедные — это люди работающие и образованные. У них нередко даже есть существенные активы, например, собственная недвижимость. Старушка, у которой есть приватизированная квартира, по доходам все равно оказывается за чертой бедности. В других странах такого практически не бывает.

Бедность есть везде, но только в России существует такая дикая аномалия: у нас к бедным относятся не только инвалиды, одинокие пенсионеры, хронические безработные, но и работающие люди, особенно бюджетники. Поэтому в нашей стране разговор о борьбе с бедностью надо начинать с заработной платы трудящихся. Председатель комитета по труду и социальным вопросам Государственной Думы «единорос» Андрей Исаев, комментируя призыв российского правительства сократить бедность к 2007 году в 2 раза, сказал: «Это возможно лишь при условии, если из числа бедных уйдут бюджетники».

Поэтому иногда смешно наблюдать за тем, как самые высокопоставленные чиновники, которым, к слову, зарплату подняли в разы, начинают говорить о борьбе с бедностью, будто это чьи-то еще обязанности и заботы. Ведь думать о повышении оплаты труда своим работникам должен работодатель. Ну так работодателем бюджетников является государство, при этом мы знаем, что очень многие из них (учителя, врачи, работники культуры) получают за свой труд меньше прожиточного минимума.

Согласно данным комиссии по укреплению дисциплины оплаты труда Ульяновской области, работники 35 процентов предприятий областной формы собственности получают среднюю зарплату меньше прожиточного минимума. На некоторых предприятиях зарплата была установлена вообще на уровне ми¬нимального размера оплаты труда (Кузоватовский район, ГУП «Колос» — 685 рублей, Павловский район, ГП «Оттиск» — 831 рубль и другие). По предприятиям муниципальной формы соб¬ственности заработная плата ниже прожиточного минимума наблюдается в 45 процентах предприятий сельских районов области и в 23 процентах — города Ульяновска. Только в городах Димитровграде и Новоульяновске во всех муниципальных предпри¬ятиях заработная плата была выше.

Самым крупным источником бедности в России является государство, которое не платит своим подданным достойную зарплату.

Живем помаленьку

Существует несколько способов считать бедных. В России это делают по прожиточному минимуму. Что это значит? Есть так называемая «потребительская корзина» — список вещей, без которых человек совсем мертвый будет. То есть это минимум товаров и услуг: еда, спички, туалетная бумага, хоть какая-то одежда и так далее. Потребительскую корзину умножают на средние цены, и таким образом получается прожиточный минимум. Все, у кого доход меньше этой суммы, считаются бедняками.

В 2004 году Ульяновская область занимала 9-е место среди регионов Приволжского федерального округа по величине прожиточного минимума, то есть все у нас было относительно дешевле. В I квартале 2005 года мы вышли на 7-е место, жить стало дороже. На сегодняшний момент в среднем на душу населения прожиточный минимум составляет 2 503 рубля.

Как между регионами, так и внутри области уровень жизнь различается. Дешевле всего в Ульяновской области жить в Карсунском районе, здесь прожиточный минимум — 2 147 рублей, а также в Инзенском (2 161 руб.) и Сенгилеевском

(2 167 руб.) районах. Дороже, конечно, в городах Ульяновске (2 514 руб.), Димитровграде (2 470 руб.) и Новоульяновске (2 456 руб.). Среди районов по величине прожиточного минимума лидируют Ульяновский (2 401 руб.) и Радищевский

(2 364 руб.).

39,4 процента жителей Ульяновской области находятся за чертой бедности. Для сравнения: больше, чем у нас, этот показатель в Чувашской Республике, где бедствует 39,5 процента населения. Если смотреть по области, то самое большое скопление бедноты у нас в Цильнинском (83,9 проц.), Барышском (81,9 проц.), Павловском (78,7 проц.) и Старокулаткинском (77,0 проц.) районах.

Умирать дорого, вот и…

Официальная статистика и наша жизнь — это, как говорится, две большие разницы. Возможно, 2 503 рубля не дадут умереть, наверное, этого хватит, чтоб выжить, но как на такие деньги жить?! Похороны и то дороже стоят…

Фонд «Общественное мнение» выяснил, что россиян, считающих себя бедняками, на 35 миллионов больше, чем указывает официальная статистика. Почему так получается? Просто «потребительская корзина», по которой делаются подсчеты, как бы это мягко сказать, немного странная. Если экономисты полагают достаточными одно пальто и два платья на пять лет, то люди считают такой набор показателем бедности. Если статистика думает, что 450 г колбасы в год (!) на одного человека вполне хорошо, то мы с вами рассуждаем совсем по-другому.

«В России в настоящее время число людей, которые имеют денежные доходы ниже прожиточного минимума, примерно 25 процентов от общей численности населения, — говорит научный руководитель Государственного университета Высшая школа экономики Евгений Ясин. — Однако есть другие измерители, которые применяются во всем мире и которые считаются специалистами более объективными. Многие из тех, кого статистика относит к числу людей со средним достатком, в действительности являются бедными. Они чувствуют себя бедными, и эта субъективная оценка исключительно важна».

«Можно считать по прожиточному минимуму — это абсолютная бедность, — продолжает Евгений Ясин. — А можно проводить исчисление методом лишений, когда вы измеряете не вообще потребительскую корзину, а смотрите на то, от чего вы отказываетесь, либо по сравнению с предыдущим временем, либо по отношению к другим слоям населения. Вот, скажем, летний отдых с выездом на море. Раньше это было доступно для семьи хотя бы раз в 3 года. Сейчас нет. Ну и так далее… Но я хочу сказать, тот уровень бедности, который в России сегодня существует, — это наш национальный позор».

Зачем прибедняться?

Субъективная оценка имеет большое значение. Согласитесь, ведь очень важно: чувствуете вы себя бедным или нет. Но в связи с этим всплывает еще одна национальная особенность — мы любим прибедняться. Причем не только на словах, но и когда заполняем налоговую декларацию. Так, денежные доходы насе¬ления Ульяновской области за период с января по май 2005 года по сравнению с соответ¬ствующим периодом прошлого года выросли на 13,6 процента, а расходы увеличились на 16,5 процента. Получается, мы тратим больше, чем зарабатываем.

Это пресловутая зарплата в конверте. Чтобы не платить налоги, работодатель предпочитает не оформлять официальные трудовые отношения и выдавать деньги мимо кассы. В ре¬зультате этого — вы только вдумайтесь! — ежегодно консолидированный бюджет области недополучает 1 миллиард рублей!

Резервы повышения заработной платы в организациях имеются. Об этом свидетельствует тот факт, что руководители некоторых предприятий сразу же после рассмотрения их на областной комиссии значительно увеличивали зарплату своим работникам. В Ульяновске ЗАО «ПК Волго-трансмаш» подняло ежемесячную оплату труда с 1 131 до 2 984 рублей, ЗАО «Искатель» — с 1 032 до 2 510 руб., ООО «Завод Сигнал» с 717 до 2 500 руб.. В Карсунском районе СПК «Крас¬ное поле» — с 553 до

1 690 руб., в Новомалыклинском районе СПК «Красный Октябрь» — с 987 до 1 581 руб. И есть еще много примеров.

Алексей НИКОЛАЕВ

P.S. О том, как мы будем бороться с бедностью, читайте в следующих выпусках «НГ».