Над адвокатурой возникли тучи

13 августа в Большом зале администрации губернатора прошла научно-практическая конференция адвокатов «Тенденции развития современной российской адвокатуры».

В конференции приняли участие губернатор Сергей Морозов, президент адвокатской палаты Москвы Генри Резник, а также президенты адвокатских палат ряда регионов Поволжья.

Основная проблема, которую обсуждали собравшиеся, — конфликт между государством и адвокатурой. Выражается он прежде всего в том, что на основные принципы защитников с каждым годом усиливается давление. Министерство юстиции стремится до такой степени подчинить себе адвокатуру, что даже требует от ее сотрудников материалы адвокатских досье.

Как заявил в своем выступлении Генри Резник, такой надзор является настоящим беззаконием. «Чиновники из Минюста желают подчинить закон об адвокатуре интересам своего ведомства», — отметил он.

Еще одной угрозой своему сообществу, по мнению Резника, является эксперимент по организации государственных юридических бюро для помощи малоимущим, который планируют ввести с января будущего года. Ульяновск оказался в числе десяти городов-экспериментаторов. «Независимые адвокаты и раньше защищали малоимущих бесплатно, — подчеркнул Резник. — Но так не должно быть, потому что любой труд, по закону, должен оплачиваться. Мы и дальше готовы защищать таких клиентов, однако за деньги, полученные из федерального бюджета. Тем более, что в России малоимущих — большая часть населения и, чтобы их принять, не хватит никаких государственных юристов».

По словам президента адвокатской палаты Ульяновской области Валерия Чернышова, тема конференции очень актуальна, поскольку сейчас идет становление системы российской адвокатуры и от того, насколько успешно будет проведена работа по формированию этого института, зависит эффективная деятельность адвокатов. Валерий Иванович также отметил важность участия в конференции губернатора Сергея Морозова. «Это говорит о том, что региональная власть заинтересована в совместной работе», — подчеркнул он.

По окончании конференции Генри Резник дал эксклюзивное интервью корреспонденту «НГ».

— Генри Маркович, испытывали ли вы давление со стороны правоохранительных органов либо влиятельных организаций за свою многолетнюю практику правозащитника?

— Ни по одному из дел я не слышал прямых угроз. Наверное, это связано с моим имиджем. Хотя странные намеки по телефону имели место. Первый случай был в 1995 году, когда я вел дело Владимира Гусинского против Александра Коржакова. Звонивший представился сотрудником «Медиасообщества» и намекнул, чтобы я не брался за это дело. И второй — совсем недавно, когда моим подзащитным был Борис Березовский. Мне позвонили на «секретный» мобильник. «Плохо ведете себя, Генри Маркович, не думаете о близких», — сказали мне и повесили трубку. Голос показался очень знакомым. Потом так получилось, что я от этого дела отказывался по причине сильной занятости. Мне позвонили опять, и уже другой мужчина сообщил: «Приятно иметь дело с разумным человеком».

— Нередко можно услышать, что следственные органы либо откровенно халтурят, либо вообще фабрикуют дела. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Безусловно, такого рода случаи имеются. Часто говорят о коррумпированности правосудия, но я глубоко убежден в том, что коррумпированность предварительного следствия гораздо выше. Именно там можно принимать угодное в чью-то пользу решение.

— Сколько стоит хороший адвокат?

— По-разному. Закон не вводит никаких количественных критериев, тарифов для заключения соглашения. Все определяется соглашением адвоката и клиента. В то же время проводить очень тяжелые многомесячные правозащитные дела позволяют те высокие гонорары, которые мне платят обездоленные олигархи.

— Были случаи, когда ваши клиенты высказывали недовольство решением суда?

— Нет. Вопрос в другом: всегда ли суд соглашался с моей позицией. В общем, я не обижен удачами. И претензии клиенты предъявляют тогда, когда адвокаты действуют неквалифицированно или недобросовестно. У меня таких случаев не было, и откровенно могу сказать, что клиенты никогда не говорили, что я их плохо защищал.

— Как решаете проблему стрессов? Ведь при вашей работе они неизбежны.

— По-разному: когда водки выпьешь, когда пойдешь в спортзал. К сожалению, не могу сейчас так же хорошо играть в волейбол, как в былые годы. Ведь я входил во второй состав сборной Союза по волейболу.

— Что бы вы хотели изменить в вашей профессии в первую очередь?

— Я уже ничего не хочу менять. Желаю лишь, чтобы как можно дольше продолжалась моя деятельность, ведь мне уже скоро 70. Хотелось, чтобы принципы, заложенные в законе об адвокатуре, находили реальное воплощение в жизни. И чтобы мы избавились от адвокатов, которые позорят наше сообщество.

— И много таких?

— Хватает, по той причине, что адвокатура имеет право на своих мерзавцев, как и другие организации.