На пороге – революция?

Серьезные управленческие и экономические преобразования, которые эксперты называют даже революционными, ожидают систему образования Ульяновской области с начала нового учебного года.

Приоритетные направления деятельности областной исполнительной власти, касающиеся учебных учреждений, обсуждались за «круглым столом», который прошел в рамках регионального общеобразовательного форума (о нем «НГ» рассказывала 26 августа). Провел его министр трудовых ресурсов и социального развития Ульяновской области Александр Иванов. Он разъяснил присутствующим специалистам, какой стратегии намерено придерживаться региональное правительство и какого эффекта от нее ожидают.

Грядет подушевое финансирование школ

Речь идет о переводе школ на нормативно-бюджетное финансирование (из расчета на одного учащегося). Напомним: с 1 января текущего года, согласно федеральному законодательству, все расходы в сфере образования государство переложило на плечи субъектов Федерации. Соответственно в нашем областном бюджете была заложена определенная сумма (чуть больше 1 миллиарда рублей) для финансирования сети учебных учреждений. Каждое муниципальное образование получило свою долю средств — субвенций, 10 процентов из которых (так определено в областном законе) можно было самостоятельно перераспределять между школами. Как считает Александр Иванов, деньги были потрачены неэффективно — на неперспективные малокомплектные школы:

— В данной ситуации муниципальные власти должны были посчитать, как на сумму ежемесячных субвенций не только рассчитаться по зарплате с учителями, но и начать развивать систему образования. Из 10 процентов от объема субвенций только 1 процент пошел на приобретение оборудования, остальное на зарплату. Областной бюджет выделяет все что положено, а эффективности нет.

Поэтому региональное правительство издало постановление, в соответствии с которым права муниципальных образований в перераспределении средств ограничиваются. Вместо 10 процентов им оставили только три, которые положено потратить только на латание дырок. И никаких дополнительных ставок!

С 1 сентября школе ежемесячно будет выдаваться извещение о той сумме, которую она должна получить и потратить. А дальше директор начинает распоряжаться деньгами в соответствии с законом. Он имеет право установить систему дифференцированной оплаты труда классных руководителей, других видов работ (заведование кабинетом, проверка тетрадей и прочее). Ответственность директора возрастает в разы. В постановлении сказано, что если в течение квартала в школе появляются остатки средств, которые по какой-то причине не расходуются (директор не знает, как их с толком потратить, не решается это сделать или не оформил вовремя приказы), то районный отдел имеет право перераспределить средства по своему усмотрению.

Идеальным вариантом, по мнению Александра Иванова, станет открытие крупными школами собственных финансовых счетов. В малокомплектных же, где нецелесообразно содержать своего бухгалтера, расчеты должны производиться централизованной бухгалтерией. Но она теперь станет не управляющей, а обслуживающей организацией для школы. То же касается и отделов финансов районных администраций. Министр трудовых ресурсов и социального развития заявил, что директора школ не должны быть ущемлены в своих правах. Исполнительная власть об этом позаботится.

Что такое образовательный округ?

Инициатор эксперимента — Самарская область, которая в течение трех лет новую систему у себя опробовала и о результатах доложила в Министерство образования РФ. Оно в свою очередь приняло решение применить передовой опыт в нескольких субъектах Федерации. Среди них оказались и мы.

Суть новшества заключается в том, что на территории нескольких районов (от трех до пяти) создадут единый орган управления образования (образовательный округ), который будет подчиняться областному департаменту образования. Новая управляющая организация станет соучредителем всех муниципальных учебных заведений (включая детские сады, школы, профессиональные училища, получающие деньги из областного бюджета). Финансировать их будут либо по договорам с муниципалитетами, либо через этот орган управления образования.

С другими учреждениями, например, техникумами или вузами, которые содержатся на федеральные средства, заключат договоры о сотрудничестве.

Итак, что это новшество даст?

— Появится возможность объединить усилия всех образовательных структур, — уверен Александр Иванов. — У ребят станет больше вариантов получить то или иное образование. Так, к примеру, Карсунская художественная школа сможет открыть свои филиалы в соседней Инзе или Вешкайме. Дополнительных средств на преобразования не потребуется. А если бы даже в них и возникла необходимость, то у нас лишних денег нет. Для того мы и проводим реформирование образовательной сети, чтобы использовать их эффективно. Если снять вопросы оплаты коммунальных услуг и капремонта, то на обеспечение учебного процесса деньги есть. Субвенции мы заложили с запасом по числу учащихся предыдущего учебного года (в новом учебном году их на 14 тысяч учащихся меньше), следовательно, финансирование получилось на 10 процентов выше.

Нужен региональный закон!

Рабочая группа для разработки регионального закона «Об образовании» создана. Но до сих пор заинтересованные стороны так и не пришли к единодушному мнению относительно необходимости иметь свой собственный закон или не иметь. (Кстати, у многих субъектов Федерации свои законы об образовании давно разработаны и там по ним «живут»). Заместитель директора областного департамента образования Галина Эдвардс, которая вошла в группу его разработчиков, считает, что кроме основного федерального документа в нашем регионе должен быть и свой собственный, с учетом особенностей области и стратегии исполнительной власти.

На «круглом столе» она сообщила, что первый вариант регионального закона оказался декларативным и практически полностью продублировал федеральный. В него вносятся предложения от специалистов. Спорных вопросов оказалось достаточно. Разработчики хотят добиться того, чтобы закон был конкретным, чтобы в нем были учтены социальные гарантии учителей и учеников, прописаны условия софинансирования и прочее. Что получится на выходе, увидим…

Наши вузы — против ЕГЭ?

Ульяновская область участвует в эксперименте по единому государственному экзамену (ЕГЭ) уже два года. Этот вопрос остается по-прежнему болезненным не только для учеников и их родителей, но и для руководителей высших учебных заведений. Начальник управления общего и дополнительного образования областного департамента образования Валентина Основина назвала тому несколько причин: во-первых, не все учебные учреждения готовы оценить знания своих учеников по системе ЕГЭ; во-вторых, трудно уйти от сложившихся десятилетиями традиций; в-третьих, и взрослые, и дети психологически не готовы к эксперименту. Между тем ЕГЭ с 2008 года по федеральному закону станет обязательным как одна из альтернативных форм проверки знаний.

По ЕГЭ экзаменовали в течение двух лет только по физике и химии. В единичных школах таким образом сдавали историю. Областной департамент образования обратился к совету ректоров вузов с предложением учитывать результаты ЕГЭ по математике и биологии. Предложение руководителями высших учебных заведений одобрено не было. Вероятно, у них в этом свой интерес. Надо отдать должное сельхозакадемии, которая согласилась на ЕГЭ по русскому языку.

В принципе, получается так, что наши ученики ущемлены в праве выбора. На слуху у всех специалистов случай-пример в одном из южных районов Ульяновской области, когда ученик добился права сдать ЕГЭ по русскому языку в Пензенской области, чтобы поступить в вуз этого региона.

При таком подходе ульяновские вузы, не желающие вводить у себя альтернативную проверку знаний выпускников школ, рискуют остаться без потенциальных студентов, которые предпочтут учиться за пределами нашего региона.

Кстати, по эксперименту с ЕГЭ Ульяновская область — предпоследняя в списке субъектов Федерации. Что скажут наши вузы?..