«Ценами надо управлять»

Итак, официально объявлены цены на зерно, сдаваемое сельхозпроизводителями в региональный резервный фонд.

Пшеница третьего класса с клейковиной 23 и выше будет стоить 3400 рублей за одну тонну; четвертого класса с содержанием клейковины с 17 до 22 – 3100; пятого класса, по сути – фуражная пшеница, с клейковиной менее 18 – 2600 рублей. Соответственно рожь продовольственной группы стоит 2600 рублей за одну тонну. Рожь группы «Б», идущая в основном на производство спирта – 2600 и менее, фуражная – 2700 рублей.

В этой связи вспоминается выступление председателя областного союза сельхозтоваропроизводителей – директора ЗАО «Тетюшское» Ульяновского района Владимира Никонова на региональном совещании тружеников агропромышленного комплекса. Он оценивал ценовую ситуацию в целом. По его словам, цены на сельхозпродукцию и товары «нарушены» до такой степени, что сельчанам зачастую приходится работать себе в убыток. Так, например, за шесть месяцев текущего года себестоимость молока составила шесть рублей 67 копеек за один литр, а цена реализации – шесть рублей 79 копеек.

Владимир Никонов озабочен: цены на пшеницу предложены ниже уровня прошлого года. Они, как уже сказано, составляют 3400 рублей за тонну с учетом НДС. Если же добавить сюда транспортные расходы, скидку на элеваторах, то и вовсе получается два рубля 80 копеек за килограмм, тогда как себестоимость ее, предполагается, составит два рубля 95 копеек. И это при том, что хозяйства, что называется, выкладывались, брали кредиты – денежные и товарные. Не будет настоящей цены, значит, надо ждать сплошного обвала. Это видно уже сейчас: цены на зерно снижаются, а на топливо, газ, горюче-смазочные материалы стремительно растут. Не спасает даже списание пеней и штрафов с крестьян. «Ценами надо управлять, – считает Владимир Васильевич, – снимать разногласия между производителями, переработчиками и торговлей, чтобы всем было выгодно. Тогда и вопросов по зарплате, налогам будет меньше. Надо сохранить то, что имеем, поддержать тех, кто производит продукцию».

При нынешнем диспаритете цен очень трудно сводить концы с концами. Дело не только в слабой поддержке. Нужен, как считает Владимир Никонов, госзаказ на продукцию сельхозпроизводителей, стабильные цены на энергоносители и технику. Иначе что же получается? ЗАО «Тетюшское», например, производит мяса и молока столько, сколько иные три района вместе взятые. Имеет 3,5 тысячи голов КРС, в том числе 1150 коров, 11 тысяч гектаров пашни, которая, между прочим, вся обрабатывается и засевается… А свести концы с концами хозяйство не может.

Еще каких-то два года назад «Тетюшское» обходилось без банковских и товарных кредитов. В этом же году пришлось-таки брать кредиты в банке и «Агропромпродукте». Ни много ни мало – около 16 миллионов рублей. Кредит – дело известное: берешь чужие и ненадолго, отдаешь свои с хорошей приплатой и насовсем.

Еще раз убедившись в старой истине о том, что хлеб – всему голова, вернемся к закупочным ценам на него. Комментирует ситуацию заместитель председателя правительства области – министр сельского хозяйства и продовольствия Александр Якунин:

– Речь, уточню, идет о ценах на зерно, поступающее в региональный резервный фонд. В областной бюджет нынешнего года на его закупки заложено было 72,6 миллиона рублей. Направляем эти средства в хозяйства, а они осенью рассчитываются с нами зерном. Стратегический запас держим на случай скачка цен на зерновом рынке. Случись такое, мы приводим в действие резервный фонд и тем самым сдерживаем цены. Такая ситуация была у нас, например, в 2003 году, когда свободное зерно на рынке закончилось и пошел его завоз в нашу область по более высоким ценам. Мы направили в «Хлебпром» региональное зерно, и повышения цен не произошло. Вот почему резервный фонд часто называют еще и страховым. Именно на эти цели определяются закупочные цены, а на них ориентируются все остальные.

Обнадеживает, что правительство России выделило шесть миллиардов рублей, оператором выбран Россельхозбанк, филиал которого, кстати, в нашем регионе уже открыт. Начнется закупка зерна по интервенции в федеральный фонд. Там цена на пшеницу третьего класса установлена в три рубля 30 копеек за один килограмм. С учетом НДС мы в эти рамки практически уложились. Есть основания полагать, что цена по интервенции позволит поддержать сельхозпроизводителей, будет определена схема взаимодействия с перерабочиками и хлебопроизводителями с тем, чтобы использовать зерно для местных нужд.

– Можно, однако, предполагать, что высокие закупочные цены на зерно спровоцируют рост цен на хлеб.

– Так не будет. В прошлом году мы покупали пшеницу третьего класса по четыре рубля 50 копеек за один килограмм. Обычно к весне она дорожает. Некоторые хозяйства, как всегда, зерно попридержали. А к весне нынешнего года, вопреки нашим прогнозам, она подешевела. Так вот, несмотря на рост цен на зерно и последующие их скачки, стоимость хлеба не повышалась. Сегодня произошло снижение, значит, по логике, цены на хлеб тоже должны снизиться. Но, к великому сожалению, наша экономика такова, что переработчики очень тяжело идут на снижение цен на хлеб, ссылаясь на удорожание энергоносителей, коммунальных услуг, ГСМ… А в проигрыше всегда остается сельхозпроизводитель. Проведенный нами анализ показал, что ему в цене одного килограмма хлеба достается всего 21,7 процента, мукомолам – семь процентов, торговле – 11, все остальное – хлебопереработчикам. Работаем над тем, чтобы хоть как-то выровнять ситуацию. Другое дело, что когда имеешь дело с частниками, договариваться бывает очень сложно.

– Давайте уточним объемы зерна, идущего в резервный фонд.

– Валовый сбор зерна в целом по области ожидается на уровне 770 тысяч тонн. В региональный фонд хозяйства сдадут в общей сложности 20-25 тысяч тонн, то есть мизерную часть. Оставшуюся долю каждое из них будет продавать тем, с кем они работают на рынке зерна, например, «Хлебпрому», «Симбирскмуке»… Говоря иначе, рынок зерна открыт. Другое дело, что налицо растущий диспаритет цен…

Но у нас в области есть девять программ поддержки сельхозпроизводителей, в частности, по семеноводству, свекловодству, овощеводству… Семеноводство, в свою очередь, завязано на растениеводстве. Только в программу плодородия почв заложен 21 миллион рублей. Правда, хороший крестьянин говорит, что ему, по сути, не нужна поддержка, ему нужен паритет цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию. А что делать дальше, он знает сам.