Без опоры на науку у бизнеса не будет ни прибыли, ни будущего

О важности новаторства для коммерческого успеха предприятий рассказывает начальник отдела науки и инноваций Правительства области, кандидат физико-математических наук Андрей Климовский

– Андрей Борисович, как известно, в инвестиционном рейтинге российских регионов инновационный потенциал Ульяновской области устойчиво входит в группу лидеров. Что служит основой для такой высокой оценки?

– Действительно, в рейтинге 2004 года журнала “Эксперт” Ульяновская область занимает 18-е место в России по инновационному потенциалу. Это обусловлено, прежде всего, значительными научными ресурсами региона. В частности, мы входим в тройку лидеров Приволжского федерального округа по изобретательской деятельности. Согласно статистике, из 889 патентов, полученных в ПФО в 2003 году, 177 принадлежат Ульяновской области – это абсолютное лидерство. В 2004 году количество полученных патентов превысило 280, а количество заявок на объекты интеллектуальной собственности достигло рекордной величины – около 380. Наш технический университет как патентообладатель прочно удерживает второе место среди всех (!) вузов России, подведомственных Министерству образования. Разработанные нашими учеными технологии высоко оценены зарубежными специалистами и успешно демонстрировались на международных выставках в Брюсселе, Лионе, Париже и Женеве. На каждой из них ульяновские разработки неизменно удостаивались дипломов и медалей.

– Если научная база так крепка, почему у нас мало преуспевающих предприятий?

– Быть может, потому, что нет пророка в своем Отечестве?.. Ситуация такова: разработки ульяновской науки используются, например, на Череповецком и Липецком металлургических комбинатах, Саратовском подшипниковом заводе, а в родной области случаи внедрения скорее исключение, чем правило. Причин тому две. Во-первых, наши ученые разрабатывают зачастую то, что умеют, а не то, что востребовано местным производством. Маркетинговых исследований по реализации, а проще сказать, сбыту, результатов научной деятельности просто не проводится. Во-вторых, ульяновские предприятия пока не позволяют себе такую “роскошь”, как внедрение инновационных технологий, поскольку на начальном этапе такие действия всегда затратны. В практике инновационных фондов, занимающихся коммерциализацией научных разработок, существует даже специальный термин – “мертвая зона”. Это как раз об этапе доведения инновационной идеи до “промышленного” продукта. До этой стадии затраты на разработку, как правило, незначительны. Но вот стало ясно: продукт – стоящий и, кажется, легко найти предприятие, заинтересованное в его выпуске. Однако желающих вторгаться в отлаженное производство находится очень мало, поскольку риски потери вкладываемых денег, времени и набранных производственных темпов очень высоки. В результате инновации тонут в “мертвой зоне”.

– Какое количество наших предприятий можно отнести к избравшим инновационный путь развития? Назовите самые, на ваш взгляд, выдающиеся в нашем регионе примеры коммерческого успеха, основанного на инновациях…

– По нашему мнению, наиболее близки к истине цифры, которые содержатся в разрабатываемой в настоящее время “Концепции инновационной научно-технической политики Ульяновской области на 2006–2010 годы и дальнейшую перспективу”. Они таковы: доля инновационно активных предприятий в нашей области не превышает 5%, тогда как в среднем по России этот показатель составляет 9%, в США – 30%. По сведениям ульяновской статистики, в 2004 г. лишь 32 предприятия использовали в своей деятельности инновационные технологии. В целом картина весьма расплывчата, именно поэтому сейчас мы заняты выявлением реальных субъектов инновационной деятельности – тех, кто использует инновации, тех, кто их создает, а также тех, кто выполняет функции посредников между первыми и вторыми.

Ну а за примерами далеко ходить не надо. Не ошибусь, если скажу, что любой коммерческий успех основан на инновационном продукте. Причем это не обязательно принципиально новое изобретение или открытие. Зачастую достаточно уже проверенных, но не утративших своей актуальности и новизны решений. При этом, как показывает практика, наиболее быструю отдачу приносят инновации в управлении. “Прорывных” промышленных технологий значительно меньше, но они тоже есть. Наиболее яркий пример – технология наклонного бурения, которая обеспечила стремительный рост и долгосрочную перспективу для нашего ООО “СП Вис-Мос”. Собственные разработки обеспечивают высокую конкурентоспособность продукции Ульянов-ского центра микроэлектроники. Целой гаммой перспективных разработок отмечена деятельность димитровградского НИИ атомных реакторов, что вызывает острый интерес к ним со стороны зарубежных партнеров.

Но – заметили? Новые технологии оказываются или “привезенными” извне, или “хлебом”, потребляемым самой наукой. Нужно же, чтобы новейшие достижения ученых были жизненно необходимы, долгожданны и поощряемы нашей промышленностью.

– Как вы оцениваете коммерческую привлекательность инновационных разработок ульяновских инженеров и ученых, представленных на инвестиционном форуме “Ульяновская область: точки роста”?

– Как правило, это разработки, уже доказавшие свою коммерческую состоятельность. В качестве примера назову только некоторые из представленных на форуме проектов.

“Радиационные технологии обеззараживания стоков и стерилизация продуктов сельскохозяйственного производства”. К настоящему времени мировое сообщество уже имеет более 40-летний опыт радиационной обработки материалов, которая используется почти в 60 странах для обработки пищевой, медицинской и сельскохозяйственной продукции. Так вот, за счет использования более дешевых радионуклеидов, создаваемых в НИИАР, достигается снижение стоимости сооружения и эксплуатации таких установок в 2–5 раз!

“Микроэлектронные датчики – высокотехнологичная промышленная продукция”. Это комплекс новых разработок УЦМ, в который входят более 30 типов общепромышленных и специальных, в том числе высокотемпературных, датчиков и преобразователей давления, экспортируемых в США, Чехию, Китай, Индию.

“Разработка комплексов бессточного применения технологических жидкостей в промышленности”. Этот проект, мне кажется, не нуждается в комментариях, достаточно сказать, что в презентации будет предложено развитие научно-технических разработок, удостоенных в 2003 году премии Правительства РФ в области науки и техники.

– Как нам все-таки сократить существующую пропасть между наукой и бизнесом?

– Это задача не только нашей области. Прежде всего, необходимо четкое правовое поле, которое бы регулировало коммерческий оборот результатов научной и научно-технической деятельности. А в России даже федерального закона об инновационной деятельности до сих пор нет. “Основные направления в области развития инновационной системы на период до 2010 года” утверждены лишь месяц назад. То есть вопросов пока гораздо больше, чем ответов.

Именно поэтому при губернаторе Ульяновской области создан совет по научно-технической и инновационной политике. Перечень стоящих перед ним задач довольно внушителен. В том числе это вопросы развития инновационной инфраструктуры на территории региона и совершенствования механизмов внедрения научно-технических разработок в производство. Базовый для преодоления инновационной стагнации документ сегодня уже создан. Это уже упомянутая мною “Концепция инновационной научно-технической политики Ульяновской области на 2006–2010 годы и дальнейшую перспективу”. В настоящее время она обсуждается научной общественностью региона. Конечно, появляются замечания, предложения и дополнения. Все они преследуют одну цель – выявить наиболее жизнеспособные в наших условиях механизмы взаимодействия науки и бизнеса и запустить их.