АМНИСТИЯ И КОНТРОЛЬ

Старинная русская поговорка гласит: «От тюрьмы да от сумы — не зарекайся». Наши тюрьмы страшны не только изоляцией и принудительными работами, но и нечеловеческими условиями содержания. Проблема эта, однако, волнует лишь родственников за¬ключенных да правозащитников.

Главная проблема — переполненность камер. Закоренелые уголовники соседствуют с теми, кто совершил не столь уж страшное правонарушение. Как разгрузить наши тюрьмы? Надо ли это делать и за счет чего? Интересной мне показалась позиция вице-спикера Государственной думы и лидера ЛДПР Владимира Жириновского. На протяжении нескольких лет он предлагает провести амнистию, прежде всего — амнистию экономическую.

— Частичную амнистию можно было приурочить к победе Путина на президентских выборах, — говорит Владимир Вольфович. — Ведь сотни тысяч наших граждан за мелкие проступки находятся в заключении по 3-5 лет, это слишком много. Но мы не находим поддержки у других депутатов. Амнистия необходима не только из соображений гуманизма, главная цель — укрепление страны. Миграционная амнистия: тем, кто уже въехал в Россию, выдать паспорта — пусть живут и работают, а в дальнейшем — следить за соблюдением миграционного законодательства, охранять границы, не допускать нелегалов. Экономическая амнистия: не расследовать то, что происходило до такой-то даты такого-то года. Речь, конечно, не идет о грабежах-убийствах, но на прошлые чисто экономические преступления — к примеру, уклонение от налогов — можно объявить амнистию. Но! Пусть эти деньги вкладывают в нашу экономику. Ведь для чего амнистия? Не для того, чтобы властям выглядеть такими добренькими, а чтобы «амнистированные деньги» работали на страну. И деньги, и люди пусть работают на страну. А в тюрьмах оставить только уголовников.

Действительно, сейчас много говорится о воспитании терпимости, толерант¬ности — без этого в современном мире, в нашей многонациональной стране просто не прожить. Амнистия позволит начать жить «с белого листа». Шаг непростой — и не только для власти, но и для простых людей, считающих, что в результате реформ они оказались и без собственности, и без поддержки государства. Но такой шаг может объединить нацию — для настоящих и будущих побед. И, разумеется, впредь законодательство, в том числе и экономическое, должно соблюдаться очень строго. Амнистия — это прощение под обязательство вкладывать деньги в родную страну, а не вседозволенность. Это попытка упорядочить существующие взаимоотношения, чтобы бизнесмен не зависел от смены власти (в том числе региональной) или от смены настроения власти.

Владимир Вольфович говорит примерно о том же: «Конечно, нужен контроль, эти деньги должны работать в стране. И впредь все должны соблюдать наше законодательство, иначе понесут наказание. Власть должна осуществлять две меры: постоянный контроль и инвентаризацию ресурсов, материальных богатств. Ведь у нас, к примеру, что делают с лесом сегодня? Поджигают специально, потому что горелый лес стоит копейки. Стволы-то остаются целыми, продают реально хороший лес якобы за копейки — в год мы теряем на этом свыше 2 млрд. долларов! Контроля нет, лесников нет, нет и пожарного надзора. Сходные ситуации и в других отраслях. Фракция ЛДПР предложила всеобщую экономическую амнистию еще 30 июня 1997 года: провести законом под гарантии президента, правительства и Госдумы. Восемь лет прошло — сколько денег уже могло бы вернуться в нашу страну и работать на благо российской экономики!».