Убийства в Воронеже. А что в Ульяновске?

Ульяновские социологи из центра «Регион» провели исследование среди студентов ульяновских вузов о бытовой ксенофобии в нашем городе. Хотели узнать, как приезжие молодые люди чувствуют себя на ульяновской земле, но выяснилось, что местные сами боятся выходить на улицу.

Хотелось начать заметку со слов: «Страну потрясли кровавые события в российском городе Воронеже, где был зверски убит чернокожий студент…». Но ведь это не правда, не потрясли они никого. Что-то не видно, чтобы по улицам ходили возмущенные толпы граждан с требованиями прекратить разгул расизма и все такое. Ну нет этого! Посмотрели «Новости» по телевизору, переключили на «Аншлаг» и все забыли: «Нечего было приезжать… Убивают их тут!». И осуждать тех, кто так рассуждает, невозможно. Люди сейчас живут, прямо скажем, бедно, как говорится, у самих забот полон рот, и помимо борьбы с проявлениями ксенофобии выше крыши хватает борьбы за собственную жизнь.

Есть две точки зрения на проблему. Одни считают, что все дело в цвете кожи, в непохожести, в нетерпимом отношении к чужим-другим. Вторые уверены, что всему виной пустой карман, который подталкивает общество к криминалу в целом, а не по национальному признаку. Как всегда, наверное, истина где-то посередине. Однако это уже устоявшееся мнение: о том, что от уровня жизни во многом зависит уровень толерантности. Когда человек занят каким-то увлекательным процессом — например, добыванием денег, — ему как-то само собой некогда разбираться во всякой такой дребедени. А если и работы нет, и дома пустой холодильник, появляется необходимость куда-нибудь пристроить свою накопившуюся обиду, и такой отдушиной вполне может стать агрессия по отношению к кому угодно: черным, «голубым», да к собственным жене и детям, в конце концов…

Телевидение заняло такую позицию в освещении воронежских событий: во всем виноваты националисты. Эта позиция очень удобна властям, ведь проще всего свалить вину на подростков, которые-де начитались книжек Гитлера. Тогда вроде как снимается вопрос о преступности вообще и о ее происхождении в частности. И вот уже вместо того чтобы заниматься повышением уровня жизни и наведением порядка на улицах, наше государство пускается в погоню за ведьмами, за свастиками и тому подобной «романтикой». Судите сами: в Воронеже уже более 40 лет ведется практика обучения иностранных студентов, сегодня их приток исчисляется тысячами! А если мы говорим о том, что криминальная обстановка в городе накалена, то даже по теории вероятности хотя бы один приезжий да наткнется на нож в какой-нибудь из подворотен.

Парадоксально, но, согласно результатам исследования НИЦ «Регион», студенты ульяновских вузов достаточно толерантно относятся к иностранцам из далеких стран и проявляют настороженность к гостям из бывших республик СССР. Наибольшее раздражение вызывают люди кавказской национальности, их назвали 55,3 процента респондентов. Хотя когда-то мы были гражданами одной страны, но боимся друг друга больше, чем кого-то еще. Так, 57,3 процента ульяновцев думают, что приезжие находятся в уязвимом и небезопасном положении, так как «им не к кому обратиться за помощью в трудной ситуации». Вместе с тем ощущают тревогу в повседневной жизни 67 (!) процентов местных жителей: «Нынешнее время я не считаю безопасным, выходя на улицу, мы все подвержены элементарному риску: можно попасть под машину, под плохое настроение местной банды и так далее».

Возможно, к иностранцам у нас больший интерес, чем к бывшим соотечественникам, но до любви тут тоже очень далеко. Вроде бы 28,6 процента опрошенных уважают иностранных студентов за то, что они могут учиться в другой стране, и 21 процент даже считают, что общаться с ними очень интересно и полезно. Однако, когда студентам начали задавать более конкретные вопросы, доброе отношение к иноземцам вдруг улетучивалось. Например, 62,5 процента парней и 34,7 процента девушек будут возражать, если их сестра соберется выйти замуж за негра.

Расцвет ксенофобии иногда связывают с подъемом патриотизма. Спорное утверждение. Тем паче молодые люди в массе своей не понимают, что это вообще такое. Патриотами России себя назвали 72,5 процента опрошенных, а патриотами Ульяновска — лишь 26,4 процента. Это из серии: «Я горжусь нашей многоэтажкой — красивая, статная, на зависть другим, только в подъезде у меня насс… и наср… в каждом углу. А так в целом дом хороший!». Но, видимо, со временем привыкаешь. По данным исследований НИЦ «Регион», с возрастом желание уехать из Ульяновска падает. Так, собираются покинуть наш город 27,6 процента опрошенных от 16 до 20 лет и лишь 2,4 процента тех, кто старше 70 лет, хотели бы сменить место жительства.

Игра, которую с нами затеяло государство, может плохо кончиться, причем для него же самого. Когда власть, желая снять с себя ответственность, называет преступность «проявлением национализма» или, допустим, «религиозным экстремизмом», она тем самым дает козыри в руки нечистоплотным игрокам, которые бы хотели оказаться на месте этой самой власти. РНЕ, НБП и тому подобное.

Вот вы мне объясните: зачем в криминальных теленовостях сообщают, что «оперативникам удалось задержать преступников, которыми оказались лица кавказской национальности»? Какая разница, что у них за лица — русские, еврейские или татарские? Если они нарушили закон — они преступники. По-моему, этого уже достаточно… Разве нет? Или мы предполагаем, что может быть и такое сообщение: «оперативники задержали преступников, но, установив, что это лица не кавказской национальности, тут же их отпустили за недоказанностью обвинения…»? Самое страшное, я почти уверен, что большинство и глазом не моргнет после такого информационного выпуска: страна готова в мгновение ока стать фашистской, и вряд ли этому можно сопротивляться какими-то идеологическими методами. Пока мы не начнем жить если не хорошо, то хотя бы лучше, у нас все кругом будут виноваты, а уж кого бить, спасая Россию, найдем — не проблема.