Памятные деяния

Последнее время Ульяновск захлестнула волна открытия новых памятных знаков. Народ только диву дается, откуда деньги берутся на такую роскошь — вроде город нищий, а памятники как грибы после дождичка растут!

Вчера у коммунистов был праздник. Несмотря на то, что 7 ноября наше государство как красный день календаря упразднило, ульяновские партийцы, однако, нашли чем себя порадовать. На постамент перед зданием факультета иностранных языков УГПУ был водружен многострадальный бюст Гимова Михаила Андреевича. Молодое поколение не знает, кто это и за какие заслуги такая почесть, поэтому на табличке написано: «Председатель Симбирского губисполкома (1918-1921 гг.)». Очевидно, это должно вселять в сердца молодежи трепет и уважение к исторической личности… Хотя вряд ли она, наша молодежь, в курсе, что такое «губисполком» и что означает его председатель в годы Гражданской войны.

История с памятником долгая и запутанная. Бюст сделали еще в 80-х годах. Но установить не потрудились, а засунули пылиться в запасники краеведческого музея. Потом (чего пропадать такому куску металла?!) решили Гимова переплавить на кого-нибудь, более отвечающего запросам нынешней истории. Бюст собрались везти в Москву и вроде даже уже отвезли, когда на защиту предгубисполкома встали ульяновские коммунисты. Отстояли, настояли, установили!

Другая, не менее запутанная история произошла с памятником, который располагается на противоположной стороне от бюста Гимова, напротив Дворца книги. Здесь в дни «Марафона культурных событий Ульяновской области» произошло эпохальное открытие погребальной доски букве «Ё». При этом вместо анонсируемой пирамидки из красного мрамора на территории Карамзинского скверика появилась черная плита с белым барельефом означенного знака алфавита на газоне около библиотеки. Общественность возмутилась. Краеведы и архитекторы пофыркали, и вот, пожалуйста, тихо и незаметно погребальная плита обернулась-таки красной пирамидкой.

Как и на какие средства происходят эти превращения, нам неведомо.