Валерий Лукин: Жизнь офицера принадлежит Родине, сердце – любимой, а честь – никому

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Валерий Аркадьевич Лукин, 49 лет. Родился в Омске, там же

в 1977 году окончил Высшую школу милиции (сейчас академия). Работал в Томске рядовым следователем, потом в уголовном розыске, начальником отделения милиции, заместителем начальника РОВД, начальником этого отдела,

первым заместителем начальника криминальной милиции. Воевал в Чечне в ранге заместителя командующего федеральной группировкой «Запад», окончил Академию управления при Президенте РФ, кандидат юридических наук. Работает над докторской диссертацией. В 2001 году был переведен в Ульяновск на нынешнюю должность.

Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и почетным оружием.

Работе отдает по 12-14, а порой и 16 часов. Увлекается борьбой дзюдо, любит охоту, рыбалку, автомобили.

Супруга Нина Кирилловна работает в кадрах областного управления исполнения наказаний, старший сын Аркадий служит прокурором-криминалистом, младший сын Илья — следователем в Ленинском РУВД.

В канун Дня милиции начальник управления внутренних дел Ульяновской области генерал-майор милиции Валерий Лукин мог бы спокойно готовиться к празднику. Но генерал отправился, можно сказать, на передовую — в Чечню и Дагестан, куда командированы ульяновские милиционеры. С этой темы и началось интервью «НГ».

— Валерий Аркадьевич, как долго правопорядок в Чечне будет обеспечиваться за счет милиции из других регионов? Ведь происходит ослабление личного состава на местах…

— Нагрузка, безусловно, удваивается. Но иначе нельзя. Экстремисты не упускают возможности, чтобы взорвать Кавказ на основе каких-то религиозных и национальных вариантов. А на самом деле кому-то нужна война в этом непростом регионе. Это нефть, это бизнес и многое другое. В конце концов хотят ослабить Россию. Ведь войну ведет не чеченский народ, а наемники из исламских стран.

Говорю это с полной ответственностью, ибо в 2000 году был в Чечне. В мои обязанности заместителя командующего федеральной группировкой «Запад» по милиции входило обеспечение оперативно-розыскной деятельности. Восстанавливали райотделы милиции, привлекали ранее разбросанных войной по республике и стране специалистов. Как могли, помогали чеченскому народу встать на мирные рельсы, чтобы там осуществлялся правопорядок. И, конечно, наиболее эффективно это исполняет местное население.

— Интересно, а как себя зарекомендовали наши земляки?

— Командировки сотрудников ульяновской милиции в Чечню показали, что наши хорошо подготовленные милиционеры могут работать и в чрезвычайных условиях. С Кавказа о наших ребятах приходят только лестные отзывы. Кроме того, еще в Дагестане охраняем Миатлинскую ГЭС. Мы хотели было уйти, однако правительство Дагестана обратилось к министру внутренних дел РФ с просьбой оставить на объекте именно ульяновцев. «Дагэнерго» в лице генерального директора Газманова даже улучшило условия проживания. Я съезжу туда посмотреть, как выполняются мои требования и, конечно же, поздравить бойцов с 10 ноября.

— Известно, что чем ниже уровень жизни в регионе, тем больше причин для роста преступности…

— Объясню, подходя к вопросу чисто профессионально. Если регион бедный, это не означает, что там будет всплеск преступности. Хотя предпосылки для этого есть. А вообще уровень жизни региона прямо пропорционален состоянию криминогенной ситуации. В чем? Порой в достаточно обеспеченных регионах совершаются более тяжкие, более квалифицированные и изощренные преступления. Тот же незаконный оборот наркотиков, который требует больших денег. Высок уровень преступности в Самаре, Татарстане. Там даже преступные группировки есть, больше завуалированных преступлений экономической направленности. И, напротив, чем меньше обеспеченных в регионе, тем больше квартирных краж.

У нас пока уровень экономики ниже среднего: простаивает промышленность, многие не имеют постоянного заработка. В области наблюдаются снижение числа убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, но в то же время растет уличная преступность. Значит, как минимум необходимо наладить освещение улиц. И заняться с молодежью — она у нас изнывает от безделья. Это социальная проблема, ее надо решать: восстанавливать массовое физкультурное движение, работу в кружках и секциях.

Процветает и бесхозяйственность, поскольку ничего не охраняется, нет сигнализации: в итоге происходит провоцирование воровства. И еще. Из Уголовного кодекса убрали статьи за тунеядство, бродяжничество.

— Ваше отношение к «приукрашенной» статистике.

— В советское время укрытие преступлений было возведено в ранг государственной политики. Мол, должна быть 100-процентная раскрываемость. Я всегда был противником приукрашивания, считая, что сам процент не важен. Хотя критерий оценки соотношения раскрытых и нераскрытых преступлений должен быть. «Лакировка» происходит иной раз от умысла, иногда от непрофессионализма сотрудников, не желающих заниматься раскрытием. И мы с этим боремся. Также мы не должны играть со статистикой. И в конце концов эта ситуация стабилизируется. Сейчас у нас полный учет, что недавно на совместной коллегии отметил прокурор области.

Всю деятельность органов внутренних дел можно назвать милицейским реагированием. Что входит в него? Работа с заявлениями и жалобами граждан, раскрытие и расследование преступлений, оказание услуг: ГИБДД, паспортно-визовая служба, лицензионно-разрешительная система. И когда приходит гражданин, мы в любом случае должны отреагировать: заявление зарегистрировать и принять решение. Человеку надо просто все объяснить, по-человечески к нему отнестись, и тогда к милиции вопросов не будет.

В начале службы у меня произошел случай с пенсионером, у которого украли военную рубашку. Ей, наверное, лет сто. Я ему: хочешь милицейскую новую отдам? И знаете, что ответил старик? Она мне дорога как память о войне. Найди, мне чужую не надо. Так вот, какое бы ни было настроение у человека, сотрудник милиции должен отнестись к нему учтиво и спросить: «Чем вам помочь?». Но с преступником, конечно, мы не должны миндальничать.

Не все в УВД ладно, но все-таки тенденция к лучшему явственна. Скажу так: в милиции должны служить лучшие. Не буду затрагивать материальное обеспечение (это недостаток). Но если ты идешь сюда, то понимаешь: у тебя есть общественный статус и, во-вторых, стабильная зарплата. Ее при новой администрации во главе с губернатором Сергеем Ивановичем Морозовым платят вовремя. При Шаманове, которого я очень уважаю как боевого генерала, задержки были от трех до шести месяцев. Но мы всегда выполняли свои служебные обязанности. Наше УВД среди субъектов Приволжского федерального округа стабильно в первой пятерке.

— В связи с этим вопрос: меняются ли уровень культуры и мировоззрение современного сотрудника милиции?

— Конечно. Потому что иначе он не будет у нас работать. Только совершенствуясь, ты сможешь быть в органах внутренних дел. Недавно завершились учеба и аттестация всех сотрудников милиции (для начальников это положено раз в четыре года), есть внеочередные аттестации. Начальник УВД проходит аттестацию в МВД России раз в пять лет: проверяют по знанию законодательства, по управленческой деятельности…

— Наверняка у милиции нашей области сложились свои традиции. Расскажите о них.

— Есть в УВД учебный центр по подготовке милиционеров. Там давно работает музей истории ульяновской милиции. В нем молодые сотрудники в присутствии членов совета ветеранов органов внутренних дел принимают присягу, клянутся на верность служебному долгу. Мне по душе давний девиз российских офицеров: «Жизнь офицера принадлежит Родине, сердце — любимой, а честь — никому». Приятно, что большинство офицеров управления соблюдают исстари заложенные традиции, а у меня очень инициативные заместители, которые всегда могут заменить начальника УВД во время его отсутствия.

Некоторые нововведения ввел я: пост №1 со знаменем УВД, гимн ульяновской милиции. Еще ввел ежедневные селекторные совещания (хорошо бы еще было видео) — это наиболее оперативная и эффективная форма управления.

Привез я из Сибири и традицию выезда в районы, где работаем с населением, в так называемый день УВД. Там мы строго спрашиваем с начальников и участковых. Считаю, это укрепляет дело правопорядка.

— Валерий Аркадьевич, как часто вы встречаетесь с населением?

— Это происходит и во время поездок по области, и по последним понедельникам каждого месяца, когда назначены часы приема в УВД. Как правило, приходит по 10, а то и больше граждан. Люди верят, что если ты вышестоящий начальник, то какой-либо вопрос решится быстрее. Стараюсь оправдать их ожидания. Потом приходится где-то своих сотрудников подправлять, кое-что корректировать.

— В некоторых регионах милиция шефствует над детскими домами. В нашей области такое есть?

— К сожалению, не могу ответить положительно. Но в Ульяновске мы шефствовали над четырьмя детскими садиками, и они были самыми лучшими. Однако из правительства поступил запрет. И что теперь? Детей сотрудников приходится с трудом устраивать, а это сказывается на службе родителей, я же через это прошел. И что самое интересное: сейчас те садики не имеют того, что раньше имели.

Вот у УВД хотели ведомственную поликлинику забрать. А кто без этой медсанчасти будет заботиться о наших ветеранах? В городской поликлинике? Сомневаюсь. А вот попробуй кто-нибудь в медсанчасти не достать ветерану лекарство, сразу же стану разбираться. Считаю, должны быть ведомственные и садики, и детские оздоровительные лагеря. Жизнь должна держаться на балансе. И поскольку муниципалитеты не готовы к содержанию социальной сферы, значит, можно угробить все.

— Каковы планы деятельности УВД области на ближайшее будущее?

— Когда начинаешь говорить, например, что мы повысим раскрываемость, всегда задают попутные вопросы: за счет чего? каким образом? Потому разделю понятие «милицейская деятельность» на две составляющие: оперативно-служебную и административно-хозяйственную.

Первая — это формирование профессионального ядра. И как бы трудно ни было, мы ставим задачу как можно больше раскрывать тяжких и особо тяжких преступлений, которые имеют большой общественный резонанс: замаскированные хищения по линии экономики, налоговой направленности. Есть и блоки задач, чтобы не допустить преступников во власть. Еще должно идти обучение борьбе с терроризмом.

Вторая составляющая — мы должны совместно с руководством области, городов и районов создать нормальные условия для деятельности всех подразделений УВД и конкретно для участковых. С губернатором эти проблемы (связь, помещения, обмундирование, транспорт, вооружение) решаем — он ведь сам был милиционером. Что сделано? Отремонтировали здание УВД области, организовали полк оперативного реагирования, за Волгой — батальон. Создаем условия для работы сотрудникам на местах. Достроили здание Сенгилеевского РОВД, решили вопрос по отделу в Кузоватове, сейчас решаем вопрос по Базарному Сызгану. Стараемся и транспорт закупать, много автомобилей МВД РФ выделяет.

Как бы ни критиковали милицию — заслуженно, незаслуженно, — однако основная часть в борьбе с преступностью лежит на органах внутренних дел. Но мы должны добиться, чтобы доверие населения было высоким и люди видели в милиционере своего защитника.

— Валерий Аркадьевич, тяжела ли генеральская папаха?

— Вообще-то классический путь генерала — это курсант, потом нижестоящие должности и идут они по возрастающей. Я не исключение — прошел все ступени служебной лестницы. У меня идеальная для слушателя Высшей школы милиции биография — без взлетов и падений, постепенная, как набор высоты «кукурузником». Хочу сказать: всему свое время. Некоторые становятся генералами раньше, другие — позже. Мне присвоили это звание в 46 лет, спустя год после назначения начальником УВД.

— И последний вопрос: как же окончилась та история с реликвией ветерана?

— Мы нашли рубашку. Оказывается, она висела на втором этаже. Пацаны же, гоняя голубей, взяли ее, нацепили на палку, как флаг. Поиграли с пернатыми и бросили за домами. Там мы ее и нашли. Вместе с той реликвией я все-таки подарил фронтовику милицейскую рубашку.

Завершая наш разговор, позвольте в канун профессионального праздника сердечно поздравить от себя лично, совета ветеранов УВД всех ветеранов, сотрудников органов внутренних дел и их семьи с Днем милиции! Желаю вам счастья, здоровья, мира и благополучия!

Беседовал Валерий СОКОЛОВ

Фото автора