Алексей Орлов: «борьбе с наркопреступностью – наступательность»

Становление любой силовой структуры требует определенного времени. Одновременно с этим поступательность движения должна нести в себе позитивное улучшение, оптимизацию деятельности по всем направлениям. Именно это и происходит сегодня в управлении ФСКН по Ульяновской области.

Если рассматривать цифровые показатели, а это прежде всего количество выявленных преступлений за истекшие месяцы 2005 года, в том числе преступлений, сопряженных со сбытом наркотиков, тяжких и особо тяжких, а также по делам, направленным в суд, то работа управления, несомненно, заслуживает положительных оценок. Достаточно сказать, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года показатели выросли в полтора раза.

Поставим, однако, вопрос несколько шире. Деятельность управления, как известно, прямо или косвенно осуществляется во взаимодействии с другими силовыми структурами, ветвями власти различного уровня, наконец, с общественными организациями. В этих условиях могут ли успехи быть выше уже полученных?

В беседе с нашим специальным корреспондентом на этот и многие другие вопросы отвечает заместитель начальника управления ФСКН по Ульяновской области майор полиции Алексей Олегович Орлов:

– Затрону вначале правоохранительный аспект. На последнем расширенном заседании коллегии мы говорили не только о росте показателей. Вскрывались собственные недостатки в работе, ставились задачи по их устранению. Говоря несколько иначе, нам есть куда и к чему стремиться.

Что касается такого направления нашей деятельности, как организация профилактической работы и взаимодействия, здесь много проблем. Именно они не позволили в полной мере развить наступательность в борьбе с незаконным оборотом наркотиков и преступностью в этой сфере. Иначе, наверное, и быть не могло. В нашей области без малого два года отсутствует и до сих пор не принята целевая комплексная программа профилактики наркотизации населения. Между тем она предусматривает большое количество мероприятий с участием подразделений администрации области, органов образования, здравоохранения, многих других субъектов и, конечно, силовых структур.

Скажу сразу, что те мероприятия, которые не требуют финансирования, выполняются каждым из субъектов вне зависимости от наличия антинаркотической программы. Но мероприятия, требующие финансирования, разумеется, исполнены, быть не могут. Между тем они весьма значимы, достаточно назвать хотя бы некоторые из них. Это организация и проведение мониторингов, различных рекламных акций здорового образа жизни, антинаркотическая пропаганда, работа с электронными и печатными средствами массовой информации… Даже если и предположить, что такие мероприятия будут проводиться, то далеко не в том масштабе, который нам хотелось бы видеть.

Но и это далеко не все. В программе нашли свое отражение другие, не менее, если не сказать более, значимые позиции. Это прежде всего финансирование Центра реабилитации при Ульяновском государственном университете, созданного в рамках целевой федеральной программы. Мы предприняли попытку решить этот вопрос через программу региональную. Но, как я уже сказал, она до сих пор не принята, значит, нет и финансирования. Между тем простаивают огромные мощности, не используются серьезные ресурсы и потенциал.

Еще один наиважнейший вопрос заключается в отсутствии финансирования химико-токсикологической лаборатории (ХТЛ) при областной наркологической больнице. Сегодня в нашей области практически ни одна структура, работающая в антинаркотическом направлении, не имеет возможности проводить разграничения между алкогольным и наркотическим опьянением. Тест-полоски не всегда являются хорошим способом решения проблемы. Приходится применять, извините, «доисторические» методы. Это серьезный вопрос, имеющий прямое отношение к профилактической работе.

– Уточним отдельные позиции. Мониторинг нужен для того, чтобы исключить работу вслепую. Для борьбы с такой большой бедой, как незаконный оборот наркотиков, их распространение, наркопреступность, надо досконально изучить это явление «изнутри», знать реальную ситуацию…

– Можно, конечно, говорить, что существует много методик, позволяющих в достаточно полной степени выявлять точное количество потребителей наркотических веществ. Но этого мало. Нужно знать еще и объемы оборота наркотиков. Силовые структуры ведут такую работу. Однако речь идет лишь о тех наркопреступлениях и количестве наркотиков, которые удается выявить. О реальных цифрах, истинных масштабах бедствия приходится только догадываться.

Из этого вытекает, что нужна система мониторинга, подчеркиваю – система, то есть постоянная и целенаправленная работа, объемный анализ ситуации по всем без исключения группам риска. Такая деятельность, согласитесь, требует денежных средств, без которых невозможно даже сделать соответствующий заказ специализированным исследовательским центрам на разработку аналитических материалов.

– Меня несколько смущает большая озабоченность управления отсутствием ХТЛ. Разве это не забота в первую очередь медиков?

– Управление по большому счету озабочено программой, являясь одним из организаторов деятельности по ее разработке и реализации. ХТЛ включена в нее, вот почему ее отсутствие нас заботит. Кроме того, скажу еще раз, ХТЛ является средством обеспечения работы, в том числе и нашей, например, в части проведения рейдовых мероприятий и выявления административных правонарушений. В наркобольнице простаивает оборудование. Необходимо лишь выделить помещение для его установки и ввести соответствующую должность в штатное расписание. Финансовые затраты не такие уж и большие. Но…

Совершенно не используются профосмотры для ранней диагностики наркомании. Мы сторонники того, чтобы и отсюда получать информацию. Другое дело, что профосмотры четко регламентируются ведомственными инструкциями, в которых не предусмотрено проведение анализов на выявление состояния наркотического опьянения и заболевания наркоманией. Вопрос, как и многие другие, требует решения на федеральном уровне. Мы пытаемся собственными силами найти решение этой проблемы. Плотно работает в этом направлении областная наркобольница. Ставится цель разработать региональную систему, придать ей юридический статус и узаконить на областном уровне.

– Насколько озабочены такими проблемами другие силовые структуры, с которыми вы взаимодействуете?

– Озабочены, как и мы, достаточно серьезно. Программа дает возможность реально и в полном объеме проводить обозначенные в ней мероприятия. Их результаты, в свою очередь, улучшают криминогенную и наркоситуацию. И потом, при разработке антинаркотической программы силовые ведомства, другие субъекты вносили в нее свои предложения.

Хотя, признаться, принятие программы тоже не снимет всех проблем, которых много больше того, что обозначены в этом документе. Что с ними делать? Опять же приходится говорить об отсутствии регулирования многих проблем на федеральном уровне.

– Сколько можно регулировать? Порой создается впечатление, что в центре не желают понимать ситуацию или ею не владеют и отдают на откуп регионам не только, подобно нашему, бедным, но еще и не имеющим полномочий. Неужели требуются годы только для того, чтобы порешать те или иные насущные вопросы, ответ на которые порой лежит на поверхности? Полагаю, что из регионов предложения «наверх» поступают. Так в чем же дело?

– Все, наверное, гораздо сложнее, чем можно себе представить. Но я с вами согласен. Соответствующие предложения в федеральную службу наркоконтроля мы направляли. Причем не наспех, а после обобщения, анализа и на основе точных расчетов. Что стало с ними дальше, сказать, откровенно, затрудняюсь…

Готов согласиться, что сейчас мы во многом напоминаем человека, у которого связаны руки. У нас в управлении, например, есть хорошие проекты по социальной рекламе. Это 20 баннеров, которые хоть на какое-то время позволяют «перекрыть» город. Их стоимость составляет около 100 тысяч рублей. Не такие уж и большие деньги. Они, опять же в силу причин, от нас не зависящих, своей реализации пока что не находят.

Вместе с тем я сторонник того, чтобы любые практические шаги делать постепенно, двигаясь от результата к результату. Взять тот же социальный проект. Он продуман нами до мелочей. Но в статье расходов управления денежные средства на его реализацию не предусмотрены. Ищем выход. Основная наша идея состоит в следующем. Принята федеральная программа, предусматривающая финансирование социальных проектов в российском масштабе на конкурсной основе. Отправляя в Москву конкурсную заявку, мы попытаемся сделать все возможное для того, чтобы заказ был размещен на территории именно нашего региона. Как будут развиваться события, покажет уже ближайшее будущее.

– Почему бы не привлечь к этой работе местные коммерческие структуры?

– Такая проблема нами обсуждается. Варианты имеются. Скажу больше. Недавно рассматривался вопрос принятия корпоративных программ. Что это такое? С «подачи» органов наркоконтроля крупные предприятия разрабатывают, принимают и реализуют собственные антинаркотические программы. На московском уровне такой вариант, несомненно, приемлем. Есть, конечно, и у нас доходный бизнес. Но у большинства крупных ульяновских предприятий, что и говорить, дела идут не блестяще. Опять же вопрос прошел лишь стадию обсуждения. Будет ли он реализован в дальнейшем, говорить пока рано.

– Мы оба понимаем, что есть вопросы, которые при всем своем желании решить на региональном уровне попросту невозможно. О каких результатах может идти речь без наличия четкой законодательной базы, механизма воздействия, рычагов управления ситуацией, достаточной материально-технической базы и финансовых ресурсов, о которых сегодня сказано много?

– Вопросы вы ставите совершенно правильно. Я исхожу из того, что, несмотря на трудности, работа движется. Многие вопросы находят свое решение, в частности кадровый. У нас достаточно высокий процент комплектации личного состава. На все вакансии, которые пока свободны, есть достойные кандидаты. Завершилось становление экспертного отдела, где подобрались квалифицированные сотрудники.

Планируем в будущем году перебраться из гостиницы «Авиационная» в здание на территории бывшего военно-строительного отряда на улице Федерации, 132. Сейчас там ведутся отделочные работы. После переезда на «новые квартиры» будет легче и в чем-то проще организовывать работу сразу по нескольким направлениям.

– В завершение нашего разговора еще раз остановимся на такой проблеме, как отсутствие законодательно утвержденной и принятой к реализации программы.

– Конечно, отсутствие финансирования, предусмотренного программой, в определенной степени негативно отразится на профилактической, оперативной и следственной работе. Но это нас не должно останавливать и не остановит. Главное, чтобы в ходе решения многих во-просов преобладал здравый смысл, желание окончательно урегулировать организационные процессы. Программа есть не более чем система профилактических мероприятий, разработанных с учетом предложений субъектов, участвующих в ее реализации, предусматривающая финансирование, ставящая конкретные цели и задачи. Рано или поздно она будет утверждена и принята как руководство к действию. А пока что альтернативой ей может стать межведомственный план комплексных мероприятий.

Не скрываю, что в условиях этого варианта работать будет сложнее. Но, в любом случае, мы используем и будем использовать все имеющиеся у нас в наличии силы и средства.