Природоохранная служба восстанавливается

В соответствии с постановлением Ульяновской городской думы от 14 октября 2005 года “О структуре администрации г.Ульяновска” в областном центре создан комитет по охране окружающей среды. Как пояснил нашему корреспонденту главный эколог города Андрей Салтыков, это сделано не из бюрократических амбиций, а в порядке подготовки к реализации Федерального закона № 131. Этим законом и рядом других нормативных правовых актов предусматривается осуществление муниципального экологического контроля. Мы решили осветить этот вопрос подробнее.

– Андрей Владимирович, раньше за охрану природы в Ульяновске отвечали три человека. Сколько теперь?

– К сожалению, комитет пока численно не вырос. Это те же три человека, которые просто перешли из комитета ЖКХ и энергетики в блок, который возглавляет заместитель главы города Дмитрий Рябов. Но такое положение продлится только до конца нынешнего года. С нового года в штате будет уже 7 сотрудников. Структура комитета предусматривает два отдела: экологического контроля (там будут муниципальные инспекторы) и экологических инвестиций. Он будет заниматься поиском финансовых средств и реализацией природоохранных мероприятий. Таким образом, структура экологической службы будет максимально приближена к современным рыночным механизмам управления территориями.

– Неужели семь человек справятся и с охраной природы в городе, и с решением экономических задач?

– Конечно, такого количества сотрудников недостаточно, но приходится учитывать реальные возможности городского бюджета. Надеемся, что со временем служба разовьется. Экологи помнят лучшие времена, когда городская служба была федеральной и финансировалась за счет федеральных средств, а технически оснащалась за счет городского бюджета. Таким образом, существовало два источника финансирования, что давало возможность содержать комитет из 16 человек и оснащать его по последнему слову техники. Надо сказать, что в то время (1997 год) ульяновская экологическая служба была одной из лучших в России. Сейчас по кадровому и техническому оснащению мы находимся на уровне примерно 1992 года. Однако не рассматриваем это как падение. Наоборот – как начало, как стартовую позицию. Есть все предпосылки к тому, чтобы быстро наверстать упущенное.

– Кто же будет работать в новом комитете?

– На данном этапе предпочтение отдается “производственникам”, то есть экологам промышленных предприятий, которые знают производство изнутри. Их опыт очень ценен. Кроме того, имеется кадровый резерв из выпускников вузов, проходивших в свое время у нас практику. Обязательным требованием является владение компьютером и другой оргтехникой. Мы уже создаем свою информационную базу и программное обеспечение, которые позволяют системно собирать и обрабатывать экологическую информацию. Доступ к этой информации открыт как для специалистов-экологов, так и для должностных лиц.

– В чем вы видите свою основную задачу на ближайшую перспективу?

– Главное сегодня – создать инфраструктуру экологической службы. Появятся самостоятельные подразделения. Уже сейчас создается общественная инспекция по реке Свияга. Наделяя эту общественную инспекцию полномочиями, передавая ей часть ресурсов экологического фонда, мы сможем формировать такую структуру, как муниципальная инспекция. И когда появится соответствующий федеральный закон, можно будет вернуться к вопросу создания муниципальной милиции.

– Какие проблемы стоят сегодня особенно остро?

– После переработки твёрдых бытовых отходов я бы хотел назвать такую проблему, как экология и транспорт. В настоящее время разрабатывается целевая программа с таким названием. Мы внесли целый комплекс предложений по оптимизации ситуации.

Мы предлагаем комплексное решение проблемы. Сюда входит улучшение качества дорог, увеличение их пропускной способности, регулирование потока и даже … “зеленая волна” на светофорах. Необходимы подземные переходы. Лично я назвал бы наиболее подходящим предложение самарцев об устройстве эстакадного электротранспорта, своеобразного надземного метро. Кстати, предложение поступило около 10 лет назад. Уже тогда это было актуально.

Эстакадный электротранспорт – электрички на пневмошинном ходу на основе самолетных шасси. Мини-поезд движется бесшумно. Его вместимость – около 500 пассажиров. Прекрасная возможность быстро попасть в нужное место, ведь надземное метро будет пересекать перекрестки без остановки. Подобный вид транспорта используется в мире довольно широко, особенно там, где дифференцировано размещение производительных сил: есть “спальные” районы и производственная зона. Мини-поезда выполняют роль так называемого “плеча доставки”. Использование такого вида транспорта особенно актуально там, где геологические условия не подходят для строительства подземного метро.

– Перспектива заманчивая. Но насколько она реальна?

– Если учесть, что по сравнению с “подземкой” строительство такого метро обойдётся значительно дешевле, то, думаю, перспектива вполне реальна.