Я за то, чтобы был конфликт!

Странно было услышать это от человека, который вроде бы должен стремиться к совершенно противоположному. Ведь он выступал на межрегиональном семинаре в Ульяновске, посвященном эффективному пиару в СМИ очень сложного и малопонятного большинству Федерального закона о местном самоуправлении.

Леонид Рокецкий убежден, что успех реформы местного самоуправления в гораздо большей степени зависит не от усердия чиновников или количества денег, отпущенных на нее, а от нашей с вами гражданской активности!

— Поэтому, чтобы местное самоуправление заработало в полную силу и в интересах самих россиян, надо создавать гражданское общество, — считает Леонид Рокецкий.

Его слова подкреплены опытом человека, прошедшего практически все круги власти: от мэра и председателя областного совета до губернатора нефтегазоносной Тюменской области и сенатора, не раз напрямую общавшегося с Президентом России.

— Леонид Юлианович, Россия едва оправилась от последствий реализации закона о монетизации льгот, а тут — реформа местного самоуправления. Если начистоту: для чего она задумана?

— Для того, чтобы на деле обеспечить конституционное право граждан самостоятельно и ответственно решать вопросы местного самоуправления. А если проще, то местное самоуправление — это и есть подлинное народовластие. Чтобы каждый из нас, проживающих на определенной территории, как минимум знал, на что же расходуются его кровные денежки и какие житейские проблемы решаются здесь и сейчас. Надо же в конце-то концов знать, за что мы, налогоплательщики, содержим чиновников, отвечающих за порядок в селе, поселке, микрорайоне: вплоть до дома, в котором живем.

— Как вы считаете, в чем задачи СМИ, освещающих ход этой реформы?

— По-моему, главная беда реформы — малая осведомленность о ней населения. Да что там населения: закон толком не изучен и чиновниками. Даже в моем профильном комитете по вопросам местного самоуправления есть люди, не слишком внимательно усвоившие суть грядущих изменений, охватывающих всю страну снизу доверху. А от журналистов зависит, насколько грамотные представления о реформе получат люди. Те, для кого она задумана. А вообще-то советую не впадать в панику, чтобы не будоражить попусту читателей. Достаточно внимательно проработать текст закона, и многое станет ясно для ведения доверительного диалога с аудиторией. И у нее в свою очередь появятся встречные вопросы к СМИ, на которые будут отвечать чиновники, реализующие реформу на местах. Конечно, проще всего, когда и телевидение, и газеты ходят строем. И как им сказали, так они и делают. Но тогда и реформа будет обречена на приспособленчество и сведена к рапортам об исполнении.

— Но ведь этот федеральный закон многие руководители регионов уже подвергли критике. Быть может, условия еще не созрели?

— Я прекрасно вижу недостатки закона. Но искренне хочу, чтобы он начал жить. Иначе мы никогда не избавимся от укоренившегося в сознании принципа иждивенчества. Пора, наконец, понять, что слишком многое в нашей жизни зависит непосредственно от нас самих, а не от государства, как в советские времена. То есть надо пробудить гражданское самосознание, и тогда многое изменится к лучшему: от уровня исполнительности чиновников до порядка в подъездах и на улицах. Разве вы будете равнодушны к тому, как расходуются ваши деньги? И расточительство, недопустимое в нормальной семье, будет мало-помалу становиться нормой жизни общества.

— Говорят, вы конфликтный человек…

— Я за то, чтобы был конфликт. Когда два мужика в русской глубинке бьют морду третьему за дело (пьянство, лень, неспособность вести хозяйство) — я за такой конфликт.

— Интересно, а за что вас так невзлюбил губернатор Московской области Борис Громов, если распорядился пускать на территорию своего региона только в сопровождении своих чиновников?

— Наверное, за слишком откровенные высказывания о том, что я вижу. Понимаете, Громов хочет, чтобы все было подчинено ему по вертикали. Он начал выстраивать систему местного самоуправления так, чтобы все в регионе ходили по струнке: вплоть до дворников в захолустных городках. Но это неправильно. Жизнь устроена гораздо сложнее армейских структур. Это не вина Громова, а его беда. Вернее, беда его окружения. К сожалению, многие до сих пор хотят, чтобы все управлялось по одному сигналу: кнопку нажал — и команда исполнена! Собственно говоря, в какой-то степени в противовес этому принципу и организуется местное самоуправление, вовлекающее в процесс управления и развития демократии самих граждан. Они получают права, но вместе с ними и определенную ответственность за то, что происходит буквально рядом. А органы местного самоуправления подотчетны только самому населению и станут гораздо ближе к народу.

— Неужели вы предполагаете, будто жизнь все отрегулирует сама?

— Нет, это не так. Считаю, что у нас у всех жива рабская психология. И по возрасту, и по опыту я перешагнул в себе раба. Отсутствуют у меня и карьеристские устремления. К примеру, до этого работал в престижном бюджетном комитете, но занялся местным самоуправлением. Потому что спешу передать все, что знаю, надеясь быть полезнее именно в этой сфере.

— Леонид Юлианович, чувствуется, что по натуре вы оптимист.

— А что делать! Ведь и мои дети, и мои внуки должны жить в этой стране. И поэтому хочется сделать ее лучше.

— Смогли бы вы кратко сформулировать ваше жизненное кредо?

— Наверное, всем нам надо быть добрее.