«Земля не должна быть без хозяина»

Считанные дни остались до первого января 2006 года, когда на всей территории России начнет действовать новая система взимания земельного налога. Он теперь будет полностью поступать в бюджеты муниципальных образований: такова воля законодателя. Именно местные органы власти станут отныне определять свой налоговый климат и работать над собственной доходной базой в части сбора налогов, прежде всего земельного, в наибольшей степени призванного влиять на процесс формирования местных бюджетов.

Проблем здесь видится много. Сложность их заключается не только в понимании, но и в реализации новых схем налогообложения, о которых большинство населения, к сожалению, пока не знает. За рамками обсуждений предстоящей реформы остается очень важный вопрос: как в начинающемся процессе будут чувствовать себя рядовые налогоплательщики, живущие на селе?

Об этом и многом другом беседа нашего специального корреспондента с председателем комитета по аграрной политике, природопользованию и экологии Законодательного собрания Ульяновской области Константином Аркадьевичем Инешиным.

– В самом начале разговора хотелось бы получить ответ на такой вопрос: является ли налогоплательщиком лицо, которое пользуется землей на праве бессрочного пользования?

– Является. В законе четко прописано, что плательщиками налогов признаются физические лица, обладающие участками на праве собственности, а также праве постоянного бессрочного пользования, пожизненного наследования и владения. Говоря иначе, если вы даже не являетесь собственником земли, но пользуетесь ею, вы должны платить земельный налог.

Он, собственно, платится и сейчас. Другое дело, что эта работа велась у нас не столь интенсивно, серьезно и продуманно, как в других регионах. В Самарской области, например, земельный налог исчисляется миллиардами рублей, тогда как мы имеем лишь десятки миллионов. Резерв у нас, как видите, колоссальный.

Это вовсе не означает, что налоговое бремя должно резко возрасти. Напротив, налог на землю у многих граждан станет меньше, чем он есть сейчас. Хочу уточнить и еще один момент. Первое исчисление налога состоится не в январе, а лишь к концу первого полугодия 2006 года. Уплата налога, по законодательству, должна осуществляться до следующего за отчетным года. И только потом налоговая инспекция начнет насчислять пени за просрочку платежей. Вы не ослышались. Исчислять земельный налог будут органы федеральной налоговой службы.

Порядок здесь такой. Сведения о кадастровой оценке земельных участков управление Роснедвижимости и кадастровая палата предоставляют в ФНС. Затем областная налоговая служба рассылает сведения по районным филиалам. Там заносят в реестр плательщиков сведения о земельных участках и владельцах, обрабатывают их, исчисляют налог и рассылают уведомления каждому плательщику. Сроки уплаты авансовых платежей, это, как правило, 50 процентов от суммы налога, устанавливают муниципальные образования.

Основной порядок уплаты налога останется прежним – через отделения Сбербанка РФ. Помимо этого платежи будут приниматься в почтовых отделениях и даже в поселковых и сельских администрациях по согласованию с межрайонными налоговыми инспекциями. ФНС, кстати, уже дала своим филиалам такое распоряжение. Администрации могут заключать напрямую договоры с межрайонными инспекциями на предмет сбора земельного налога ее работниками. Если, конечно, на это будет добрая воля местных властей. Индивидуальные предприниматели начисляют себе налоговую базу самостоятельно.

Хочу посоветовать каждому налогоплательщику требовать при уплате налога приходный ордер или квитанцию. И вот почему. В отдельных районах бывали случаи, когда деньги, уплаченные за земельный участок, администрация сначала тратила на собственные нужды, а потом, разумеется, с опозданием перечисляла их налоговикам, в результате чего добросовестным плательщикам необоснованно начислялись пени.

Что касается арендных платежей за землю, то их размер, как и земельного налога, устанавливается решением представительного органа муниципального образования.

– Чтобы ваш ответ получил свое завершение, следует сказать о льготах по земельному налогу.

– С первого января будущего года участок, находящийся в собственности у гражданина, не облагается налогом, если его цена не превышает 10 тысяч рублей. Причем к категории льготников с указанного времени будут относиться инвалиды не только первой, второй, но и третьей группы. Более того, даже если у льготника в собственности имеются несколько земельных участков на территории разных муниципальных образований, налогооблагаемая сумма каждого из которых составляет менее 10 тысяч рублей, налог с них тоже брать не будут.

Органы представительной власти муниципальных образований сами могут предоставлять дополнительные льготы по земельному налогу отдельным категориям граждан. На практике это означает, что если тот или иной гражданин имеет достаточные основания пользоваться льготами, которые не указаны в федеральном законе, он может обратиться в муниципальное образование, на территории которого проживает, с ходатайством о предоставлении ему льгот по земельному налогу и налогу на имущество.

– В нашей области половина всех земель сельскохозяйственного назначения не обрабатывается. Одни хозяйства приказали долго жить, другие проходят стадию банкротства, в тех, что выжили, земельные паи сельчан не всегда выделены в натуре и до сих пор находятся в общей долевой собственности. Между тем время идет, на подходе январь. Откуда же исчислять налоги, если с землей до сих пор не разобрались?

– Проблем здесь много, тем более что в процессе видится участие большого числа лиц и организаций. Сегодня кадастровые участки земли, по которым проводилась оценка, не всегда совпадают с границами муниципальных образований. Есть проблемы по передаче базы данных. Предвижу много неувязок и трудных вопросов с реализацией закона. Однако общая концепция прослеживается четко. Ее обозначил президент страны Владимир Путин: “Земля должна быть оформлена, просчитана и стать объектом налогообложения.” Только не надо ждать чуда. Мгновенного перехода на новую систему налогообложения не произойдет.

Отвечая по существу вашего вопроса, скажу так. Главная причина крестьянских бед кроется в несовершенстве федерального законодательства о земле. Работа с пайщиками сельхозугодий на местах организована очень плохо. Это наша общая беда и вина конкретных людей. Меня волнует и даже беспокоит отсутствие должного внимания к рядовым налогоплательщикам. В этой ситуации еще раз убеждаешься, насколько важно продумывать законы, прежде чем их принимать. Землю начали раздавать в начале 90-х годов. Это было компромиссное решение: давать земельные паи, но не выделять их в натуре. И что получилось?

Выделить земельный участок в натуре является большой проблемой, так как нет размежевания паев. Выделение сопровождается сложной и длительной процедурой оформления. Собрать пайщиков для решения вопросов трудно, если вообще возможно. Споры из-за земли принимают порой ожесточенный характер: кто же захочет брать плохой участок? Более того, с первого января текущего года стали брать налог даже с тех, кто вместо земельного участка на местности имеет всего лишь документ и ничего более.

На селе сегодня много людей, в первую очередь пожилых, которые не в состоянии платить земельный налог по причине отсутствия денег. Поговорите с главой любого муниципального образования, и он вам скажет, что у него под рукой много заявлений от людей, которые отказываются от земельных участков.

Как решить эту проблему, я пока не знаю. Одно не вызывает сомнений. Собственник сегодня не тот, у кого есть бумага непонятно на что, а лицо, которое должно нести ответственность перед обществом и государством, платить налоги.

– Как вы это себе представляете в сложившейся ситуации?

– Земля не должна быть без хозяина. Мы в нынешнем году приняли закон, который разрешает областному правительству выкупать за счет средств бюджета земельные участки. Если земля не востребована, не обрабатывается, у нее нет собственника и никто на нее не претендует, она, по нашему убеждению, должна переходить в фонд распределения. Собственником земли, остающейся без хозяина, надлежит стать муниципальному образованию или области. Федеральная земля, например, у нас уже оформлена, отмечена и выделена. Проблемы сейчас именно с землей областной, еще больше – с муниципальной и, прежде всего, с землями сельхозназначения.

Считаю, что эта проблема напрямую связана с налогообложением. По нашим данным, 18 тысяч собственников земельных участков утратили связи с хозяйством и не оформили наследство. А это около 200 тысяч гектаров земель сельхозназначения. Еще 300 тысяч гектаров земель, находящихся в долевой собственности, не используются, проще говоря, простаивают. Это колоссальный для нашей области земельный надел. Муниципальным образованиям предстоит много поработать, чтобы земля начала приносить им доход в виде налогов. А для этого требуется поставить над ней хозяина и начать ее обрабатывать.

Только не надо понимать так, что земля должна быть пущена в оборот. У нас, к сожалению, существует не совсем правильное понимание рынка земли. Под этим понимается почему-то прежде всего реализация принципа “купи-продай”. К рынку в целом и рынку земли в отдельности такой подход не может считаться верным. Рынок земли начинается с того, что определяется ее собственник. Без него рынок попросту невозможен. Дальше встает вопрос налогообложения. И только потом начинает решаться проблема купли-продажи.

Вместе с тем не надо забывать, что помимо сельхозпаев есть сады, огороды, дачные участки, промышленные и торговые объекты…. Они тоже должны облагаться налогом на землю. Это сегодня один из основных вопросов.

– В этой связи назовите факторы, которые способствуют повышению или понижению ставок земельного налога.

– Федеральным законом предусмотрены максимальные ставки налога, которые составляют 0,3 процента от кадастровой стоимости земли. Они сегодня используются большинством районов области. Система продумана таким образом, чтобы резкого роста налога не произошло. Задача состоит не в увеличении налогового бремени, а в том, чтобы налоги платили и был точный учет. Предстоит предусмотреть такую структуру взимания средств, при которой налогоплательщик не пострадает.

Общую ставку налогообложения определяют, как уже сказано, муниципальные образования. Это прописано в законе. Теперь сельчанам не надо ехать в Москву или Ульяновск. Возникают проблемы? Обращайтесь к своим депутатам и на месте решайте все вопросы. Учтите только, что качество и балльность земли во всех районах разные, следовательно, ставки тоже не могут быть одинаковыми. Если у вас хорошая земля, то и налог на нее будет выше, чем для тех, кто имеет землю похуже. И это нормально. Для этого и проводится кадастровая оценка земли, чтобы не допустить уравниловки.

Не надо только забывать, что если у нас сегодня есть проблемы с земельными паями, то это вовсе не означает, что государство не должно взимать земельный налог. Другое дело, что его теперь не будут брать с тех, у кого земельный пай не выделен в натуре и не зарегистрирован соответствующим образом. Почему? Потому что в этом случае нет налоговой базы. Я говорю в основном о технических проблемах, так как депутаты ЗСО начали заниматься проблемами земельного налога задолго до вступления соответствующих законов в силу.

Ситуация вовсе не видится тупиковой, как это может показаться. Если земля пустует, то муниципальное образование берет ее, выделяет в натуре и решает, что с ней делать. В тех районах, которые по настоящему занимаются землей, этот процесс уже давно идет. Вы, например, не найдете пустующую землю в Мелекесском районе, там она вся учтена. Проблемы чаще всего возникают в тех районах, где невозможно получать хорошие урожаи, земля плохая и, что называется, не имеет перспективы. Там же, где земля высокого качества, она востребована, и собственника ее найти не составляет труда. Если брать ситуацию в целом, то потенциал, заложенный в земле, у нас используется не более чем на один процент. По-моему личному мнению, у муниципальных образований в части земельного налога есть большие возможности.

– Но мы только что говорили, что много земель пустует и налоги во многих случаях не с кого брать. Виден ли конец этим проблемам?

– Их, собственно, еще и не было.

– Тогда я ничего не понимаю…

– До недавнего времени главы районов, за редким исключением, “зарабатывали” деньги в области. Губернатор Сергей Морозов однозначно сказал: “Хватит заниматься иждивенчеством”. Это тем более правильно, что нынешние законы поворачивают муниципальные образования лицом к их собственным проблемам, наделяют полномочиями по взиманию налогов, прямо указывают: “Это ваша территория, распоряжайтесь, хозяйствуйте на своей земле”. Федеральный и областной центры свои обязательства выполняют. Но они не в состоянии на все 100 процентов содержать муниципальные образования. Потому хотя бы, что есть вопросы, которые невозможно решить ни в Москве, ни в Ульяновске. Возьмите паевые доли. Это даже не районный уровень, а поселковых администраций. Подобное можно сказать и о содержании личных подворий. Центр может лишь создать условия для работы, но проводить ее надо на местах.

Сейчас, по замыслу законодателей, должен ставиться вопрос о формировании класса муниципальных служащих, которые будут работать на благо конкретных районов.

Не скрою, я горячий сторонник нормальных рыночных отношений, в которых земля выступает их объектом, товаром, если хотите. Не вижу в этом ничего плохого, более того, считаю такой факт состоявшимся.