Есть ли «крыша» у тарифов

К такой махине, как многострадальное жилищно-коммунальное хозяйство, в России подступились недавно. Одним повышением тарифов тут не обойтись, хотя оно неизбежно из-за постоянного роста цен прежде всего на энергоресурсы. Каковы перспективы развития отрасли в нашем регионе? Об этом — интервью корреспондента «НГ» с Андреем Пашенцевым, заместителем министра топливно-энергетического и жилищно-коммунального комплексов Правительства Ульяновской области.

— Отрадно отметить, что комплекс жилищно-коммунального хозяйства региона в канун нового года работает стабильно и гарантирует населению нормальный сервис, — подчеркнул Андрей Борисович. — Мы качественно провели подготовку к зимнему отопительному сезону, одними из первых в Приволжском федеральном округе дали тепло в дома, причем не возникло серьезных технических проблем. Нашли общий язык с энергетиками и поставщиками газа. Свидетельство тому — горячая вода, которая поступала все лето к жителям Ульяновска, чего не было уже много лет подряд. Словом, удалось доказать, что успешный диалог власти и бизнеса вполне возможен.

— Андрей Борисович, вы можете сказать, каким будет предстоящий рост цен и тарифов на услуги ЖКХ?

— К примеру, в этом году на ценах и тарифах в ЖКХ в первую очередь сказалось подорожание электричества и газа. Федеральная служба тарифов установила для этих энергоресурсов предел соответственно в 16,5 и 17 процентов. В итоге повышение цен и тарифов в ЖКХ нашего региона составило 20 процентов. Не является исключением и 2006 год. Нам доведен федеральный стандарт в 40,2 рубля на один квадратный метр жилой площади. Рост к стандарту 2005 года — 35,8 процента. Это, так сказать, «потолок», выше которого подниматься нельзя. Чтобы тарифы были экономически обоснованными, с октября в области работали две тарифные комиссии, которые детально анализировали деятельность предприятий отрасли. В итоге региональный стандарт определен в среднем в 32,6 рубля на квадратный метр.

— Каким будет этот рубеж для Ульяновска?

— 35,4 рубля (рост — 19,6 процента). Одна из причин — открытый водоразбор в отличие от большинства других городов Приволжского федерального округа, где он закрытый. Будь у нас так, тарифы могли быть ниже на 20-25 процентов (идет большой сброс и расход химически очищенной воды).

— На чем еще можно сэкономить, допустим, в сельских районах?

— К примеру, рост цен и тарифов на услуги ЖКХ во многом связан с районами, в которых преобладают котельные, работающие на мазуте. Тепло, производимое ими, более чем в два раза дороже продукции газовых котельных. Поэтому намечено в течение 2006-2007 годов газифицировать «мазутные» районы, чтобы снизить в них себестоимость тепла, производимого котельными. Кстати, это одно из основных направлений областной перспективной программы развития ЖКХ, рассчитанной на 2006-2008 годы. Проект этого документа будет представлен в феврале на рассмотрение Законодательного собрания.

— Не могли бы вы чуть подробнее представить эту программу?

— Основные ее блоки — модернизация теплоснабжения, благоустройство (в том числе налаживание уличного освещения), обновление водоснабжения и водоотведения, энергосбережение и газификация. Приступать к столь сложной работе невозможно без точного определения объема затрат. В районах проводится технический аудит, результаты которого все разложат по полочкам. Также разослана информация организациям-поставщикам оборудования, чтобы мы смогли с максимальной эффективностью закупать для модернизируемой отрасли всю необходимую продукцию и оборудование по приемлемым ценам и высокого качества.

— Кадры не подведут?

— По нашим оценкам, в ЖКХ есть грамотные специалисты, и проблемы возникают большей частью из-за нехватки средств. Тем не менее мы стали более жестко контролировать все, что происходит в отрасли. Все предприятия составляют свои программы, по которым по каждому из намеченных мероприятий можно отследить и действия персонала, и профессионализм менеджеров. Разработана типовая структура управления ЖКХ районов, рассчитанная на ведение более эффективной деятельности предприятий. Внедрим ее уже в начале будущего года. Более успешно сотрудничаем с федеральным центром, что сказывается на эффективности работы ЖКХ. Только за прошедший год для нужд отрасли получено 339 миллионов рублей (из них 142 миллиона адресовано Ульяновску). Эти средства идут как на ремонт и модернизацию оборудования, так и на первоочередные платежи.

— Безусловно, без столь крупных инвестиций не обойтись. А какова роль платежей рядовых потребителей, которые ропщут на рост квартплаты?

— Тарифная политика должна объективно отражать экономическую ситуацию, существующую в регионе. Если не повышать тарифы, будет еще острее ощущаться нехватка средств, необходимых для нормальной работы предприятий ЖКХ. Особенно это заметно в аварийных ситуациях. К примеру, недавние порывы линий электропередачи в южных районах нашего региона смогли бы ликвидировать гораздо быстрее, не будь эти же районы злостными неплательщиками.

— Влияет ли на тарифы приход в ЖКХ частных компаний?

— По нашим оценкам, население, в принципе, положительно оценивает новые предприятия, заявившие о себе в ЖКХ. До

1 марта люди смогут определиться в выборе подрядчика и управляющей компании, которые будут их обслуживать. В Чувашии эта проблема решена еще два года назад. Не новость такой подход и для Самары. Надеемся, что частный бизнес скажется и на повышении качества сервиса, и на снижении тарифов.

— А как быть тем, кому рост тарифов явно не по карману?

— Жилищными субсидиями на заявительной основе пользуется все больше ульяновцев. К примеру, в этом году в области субсидиями воспользовались 80 562 семьи, которым начислено 182,2 миллиона рублей (вдвое больше, чем за прошлый год). Возросла и среднемесячная сумма, приходящаяся на семью (с 203 рублей до 251 рубля). Выплаты по льготам были положены 310 659 жителям региона. Затраты на эти цели возросли до 412 миллионов рублей, в среднем на каждого льготника пришлось по 147,5 рубля. Так что вместе с повышением тарифов предусмотрена и социальная поддержка малоимущих семей.