Откукарекал очередной год Петуха, изрядно потоптавшись на областной криминальной статистике: число преступлений, совершенных в наших городах и весях, увеличилось по сравнению с позапрошлым годом на 39,4 проц. (в 2004-м было

20 287, в 2005-м стало 28 280). А в Ульяновске рост и того больше — аж на 55,6 проц. (с 8 804 до 13 698). И ладно бы за счет всякой мелочевки преступность подскочила. Так нет, выросла именно доля так называемых тяжких: с 5 752 до

8 081 в области и с 2 972 до 4 634 в областном центре — фактически наполовину.

Меньше всех в Засвияжье — на 49,5 проц., больше — в Ленинском: почти на 76 проц.

Убийства

Кстати, здесь же, в центре, возросло и количество убийств, в то время как в остальных районах этот мрачный показатель чуточку снизился — где на 10, где на 14 проц.

Хотя в прошлом году с чужой помощью ушло из жизни на 65 человек меньше, чем год назад, статистика зарегистрировала «всего» 382 «криминальных» трупа против 447, навсегда оставшихся в 2004-м.

Как уже говорилось, наиболее активными душегубы были в Ленинском районе. Однако самым опасным для жизни остается Заволжский. Несмотря на процентное снижение числа принудительных смертей, в абсолютных цифрах Заволжье — несомненный лидер: 63 убитых в позапрошлом, 54 — в прошлом годах. Самым же безопасным оказался Железнодорожный. Здесь зарегистрирована «только» 41 криминальная смерть. В Ленинском 45, в Засвияжье — 50.

Немного прибавилось работы и у похоронных служб Димитровграда. В прошлом году им пришлось предать земле на 4 жертвы больше, чем в позапрошлом (соответственно 34 и 37 убитых).

А вот раскрываемость убийств несколько снизилась — с 89,4 до 86,3 проц. Причем самой низкой она оказалась в Засвияжье (78,7) и в Димитровграде (76,5), а также в Новомалыклинском (75 проц.) и Сурском районах. В последнем раскрывается лишь каждое второе убийство.

Самыми же некровожадными оказались жители Новоспасского, Павловского, Радищевского, Сенгилеевского, Старокулаткинского, Тереньгульского и Базарносызганского районов, где за два прошедших года убийств вообще не зарегистрировано!

Ну и в целом, повторим, покушаться на чужие жизни у нас стали чуточку меньше. Чего не скажешь про чужое имущество.

Разбои

Причем больше значительно количество наиболее дерзких преступлений — разбоев — за год увеличилось с 577 до 698 случаев (+21 проц.) в области, и с 404 до 540 (+ 33,7 проц.) в Ульяновске. Здесь бесспорный лидер опять Заволжье, где в прошлом году зарегистрировано 249 подобных неприятных фактов (в позапрошлом соответственно 112). В затылок тамошним работникам ножа и топора дышат их коллеги из Засвияжья, набравшие «всего» 129 криминальных «баллов» и не добравшие до своего же прежнего результата — в 2004-м в районе было замечено 131 разбойное нападение.

С 61 до 101 возросло их число в Ленинском и с 99 до 61 снизилось в Железнодорожном.

Что касается димитровградцев, то они показали стабильный результат и удержались на прежних позициях — по 42 разбоя каждый год.

К сожалению, милиция не может порадовать высокой раскрываемостью этих преступлений — в среднем по области разбойника удается отловить лишь в 48 процентах случаев. А в Заволжье и вообще раскрывается лишь каждое третье преступление подобного рода.

Грабежи

Их совершают пацифисты, которые не признают оружия. Чужое имущество они предпочитают отбирать без помощи обрезов, ножей или топоров, исключительно голыми руками, ну иногда и ногами. Потрудились они в прошлом году в полном смысле слова ударно. В результате количество грабежей в области подскочило аж на 97 проц.! С 1 576 до 3 109! А в Ульяновске и того больше — с 1 025 до 2 217, или на 116,3 проц.!

Однако львиная доля в этом приросте принадлежит любителям чужих сотовых телефонов. Их отнимают каждый день десятками. Средь бела дня. Прямо на улице. Чаще всего у подростков и девушек, которые любят выставлять «навороченную» игрушку напоказ.

Бесспорный и несомненный лидер — снова Заволжье, где в прошлом году зарегистрировано — без малого тысяча (!) грабежей. Хотя годом раньше было всего 357. Следом идет Засвияжье (587 против 273), Ленинский (463 против 206) и Железнодорожный районы. Ну и, конечно, Димитровград — в городе атомщиков в прошлом году грабили на 65 проц. больше, чем в позапрошлом.

Увы, похвастаться раскрываемостью и тут милиция не может. Даже наоборот: если в 2004-м ловили в среднем 42 проц. грабителей, то в 2005-м этот показатель снизился до 34,4 проц. А в Заволжье он вообще меньше 22 проц.

Квартирные кражи

Мой дом давно уже не моя крепость. Это в который раз продемонстрировали домушники, работавшие в прошлом году особенно «проникновенно». В результате количество «разбомбленных» ими квартир и домов возросло с 1 217 в 2004-м до 1 634 в 2005 году (+414), или на 34 проц. Особенно отличились борцы с излишками материальных ценностей Ленинского района, где прирост составил 122,4 проц. (с 58 до 129 случаев), а также Старокулаткинского — 366,7 проц. (с 3 до 14), Тереньгульского — 238,5 проц. (с 13до 44) и Базарносызганского — 111,1 проц. (с 9 до 19).

При этом в среднем по области раскрывается лишь каждая вторая квартирная кража, по городу — лишь каждая третья. А хуже всех ловят домушников в Ленинском районе, где процент раскрываемости этих преступлений всего 23,4, что более чем в два раза ниже среднеобластного. Хуже раскрываются разве что кражи автомобилей.

Среднеобластной показатель прошлого года — 18,7 проц. по области и 14 проц. по городу. В Засвияжье — 5,4 проц. Но и это не предел. В некоторых сельских районах он вообще равен нулю. В Цильнинском, например, из двух украденных машин не найдено ни одной, в Базарносызганском бесследно исчезли три автомобиля.

Однако есть и хорошая новость: количество украденных машин за год практически не изменилось — было 649, стало 650, а раскрываемость возросла с 14,8 до упоминавшихся уже 18,7 проц. в области и с 8 до 14 проц. в Ульяновске.

Тайное и явное

Все вышеперечисленные виды преступлений носят явно открытый характер: найден труп, угнан автомобиль, вскрыта квартира — потерпевшие заявляют об этом в милицию, и та начинает искать преступников (во всяком случае, должна начать).

Но есть преступления, работать по которым приходится в обратном порядке — сначала найти преступника и уже потом доказывать, что он совершил нечто противоправное. К таким относятся, например, преступления, связанные с наркотиками. В прошлом году их количество возросло почти на 63 проц., что свидетельствует об активизации «компетентных органов» в деле массового отлова наркодилеров и наркоторговцев. Наиболее успешно этот процесс идет в Железнодорожном (выявлено 92 преступления против 36) и в Засвияжском (110 и 333) районах. А также Вешкаймском (7 и 23), Ульяновском (13 и 29) и Майнском. Там борцы с наркопреступностью сработали активнее в 15 раз!

К той же категории латентной или скрытой преступности относятся и взятки. В прошлом году на этом малопочтенном деле попались 96 ответственных товарищей, что на 35 больше, чем в позапрошлом. Резко возросло их количество в Димитровграде (с 3 до 20), в Инзенском (с 2до 12) и Мелекесском (с 0 до 16) районах. А также в городских: Ленинском (с 5 до 11) и Железнодорожном (с 2 до 10). А вот в 16 «субъектах» области — либо чиновники исключительно честные и о взятках понятия не имеют, либо «компетентные органы» предпочитают не замечать их маленьких финансовых «шалостей». Так или иначе, но при нынешнем размахе коррупции 96 выявленных фактов — лишь крохотная капелька в море чиновничьего беспредела.

Эх, раз, еще раз!

В последнее десятилетие мы жили под лозунгом гуманизации уголовного законодательства. Сторонники «общечеловеческих ценностей» нам усиленно внушали: чем ласковее общество будет обходиться с ворами, убийцами и прочими «оступившимися», тем радостнее они («оступившиеся») зашагают по пути исправления. Увы, статистика безжалостно опровергает эти утопические рассуждения: в прошлом году рецидивная преступность в области выросла на 45,4 проц., а в Ульяновске — почти на 90! Почти каждое пятое преступление здесь совершено человеком, уже прошедшим курс принудительного исправления. При этом в Ленинском и Засвияжском районах этот показатель возрос более чем в два раза.

Чуть меньше, но тоже значительно выросла и «пьяная» преступность: в области почти на 26 проц., а в областном центре и Димитровграде — более, чем наполовину. Самыми же «хмельными» оказались Кузоватовский (+133,3 проц.), Новомалыклинский (+117,2) и Сурский (+237 проц.).

На 3,6 проц. увеличилась подростковая преступность в области, на 13,3 — в Ульяновске и на 17,8 в Димитровграде.

Владимир МИРОНОВ.