Всероссийский театральный фестиваль в Ульяновске откроется новым спектаклем Юрия Копылова

«Я не разделяю довольно обычного пренебрежения к значению этого кратковременного царствования; напрасно считают его каким-то случайным эпизодом нашей истории, печальным капризом недоброжелательной к нам судьбы, ничего не давшим дальнейшему: нет, это царствование органически связано как протест с прошедшим, как первый неудачный опыт новой политики, как назидательный урок для преемников – с будущим». Это высказывание Ключевского как нельзя более точно объясняет смысл и пафос пьесы Дмитрия Мережковского «Павел I», блестящей постановкой которой хозяева сцены завтра откроют Всероссийский театральный фестиваль в ульяновском театре.

Историческая драма Д. Мережковского «Павел I», воплощенная режиссером Юрием Копыловым, повествует о последних днях императора. Драматургический материал – памятник не столько самому Павлу I, сколько просто русскому человеку, который умел любить, чувствовать, страдать. Персона Павла действительно интересна и завораживающа: он был блестяще образован, знал несколько иностранных языков, имел профессиональное архитектурное образование. Его личность интересовала Толстого, который мечтал написать о нем роман, Пушкина. Павел, по оценке Герцена, «русский Дон-Кихот», был сторонником рыцарской чести и выступал против лжи потемкинского и екатерининского дворянства.

Спектакль по одноименной пьесе Мережковского удивляет силой воздействия на зрительный зал. Яркие и емкие образы с филигранной точностью передают атмосферу времени. Наряду с остротой социальной проблемы деспотии особое внимание режиссер уделяет духовному миру человека, и тут нельзя не отметить замечательную актерскую работу Бориса Александрова, который исполняет роль Павла I, главная черта характера которого – то ли злобная паранойя, а то ли необычайная тонкость, хрупкость души, вынесенная из детской отверженности и нелюбимости.

Центральный образ наполнен такой искренней болью, такой эмоциональной силой, что c первых минут вовлекает зрителя в происходящее на сцене действие. Резкие краски отображения душевных переживаний мгновенно сменяются приглушенными, ни в чем не повторяясь. Образ императора, мнительного и смешного, одержимого и по-детски жалкого, в какой-то момент достигает подлинно трагических высот.

Валерий Шейман великолепно сыграл графа Палена – вдохновителя и организатора гвардейского заговора. Это не просто лукавый царедворец, это поэт политической интриги, получающий почти чувственное удовольствие от возможности играть судьбами членов императорской фамилии: «Так лгать нельзя, а если и лжет, то не человек…» В то же время он, конечно, двойник, зеркальное отражение Павла, то есть вынужден притворяться, чтобы уцелеть. Но, как и у императора, притворство его уже достигло такого высокого уровня совершенства, которое венчает кульминация – «поцелуй Иуды».

Кажется, что в трагической двойственности Павла заключено основное противоречие всей отечественной истории, на протяжении многих веков словно весы раскачивающейся из крайности в крайность – поэтизма и жестокости, либерализма и деспотии, просвещенности и дикости, гения и злодейства, Бога и «зверя»: «Русский человек – самый вольный человек в мире. Вольный, а не свободный…» И в этом смысле изобилующая национальными мотивами пьеса (царь-юродивый и т.п.), выбранная режиссером для постановки, очевидно, ничуть не потеряла своей актуальности: по прошествии века споры о характере российской государственности не только не прекращаются, но периодически вспыхивают с новой силой.

Ведь, когда с «бедным» Павлом будет покончено, а на трон, «как на плаху», взойдет новоиспеченный император Александр I, который дал молчаливое согласие на убийство отца, закончится только пьеса, но не сама история. Царь умер, да здравствует новый царь. Очередной шаг на пути к вырождению рода Романовых сделан, чтобы почти через век аукнуться эпохальными выстрелами “Авроры”…