С каждым годом число исполнительных листов, поступающих в региональное управление Федеральной службы судебных приставов, растет все больше и больше. В прошлом году их было направлено свыше 200 тысяч, то есть обратился каждый пятый житель области.

За сухими цифрами стоят человеческие судьбы и проблемы, которые касаются как обычных людей, так и юридических лиц.

Много обращений связано с коммерческой деятельностью, задолженностью по зарплате на заводах и в сельской местности, с взысканием налоговых платежей с предприятий-банкротов

Владимир Иванович, инвалид III группы:

— В июле в суде я выиграл дело по взысканию долга в размере 170 тысяч рублей с частного предпринимателя. Судебный пристав Л. в Железнодорожном районе, на мой взгляд, отнеслась к исполнению своих служебных обязанностей плохо. Из-за того, что она долго не предъявляла иск моему должнику, тот успел переоформить торговые киоски на другого человека. Затем Л. якобы наложила арест на кассовые аппараты должника, а через месяц арест сняла. Я написал повторную жалобу на ваше имя. Помогите. Вы последняя моя надежда.

— Вашу жалобу я видел, вопрос находится у меня под контролем. Судебный пристав действительно допустила волокиту. Сейчас она уже у нас не работает. В ближайшее время мы сделаем все возможное, чтобы вам помочь. Ситуация у вас не безнадежная.

Алексей Леонидович из Базарного Сызгана:

— Почти четыре месяца назад наш районный суд вынес решение в мою пользу по взысканию долга в 661 тысячу рублей. Оценку имущества должника судебные приставы до сих пор не произвели. Хочу уточнить сроки, так как мой должник уже начал избавляться от своего имущества. Дает объявления в газету о продаже гаража, участка земли, картин и так далее.

— Так как судебные приставы уже арестовали имущество должника, он теперь ничего продать не может. Пусть какие угодно объявления дает. А оценку имеющейся собственности проводят независимые эксперты. Иногда они с этим затягивают, так как работы у них много и они не успевают. Но в любом случае оценка будет произведена и мы имущество должника продадим и вернем вам ваши деньги. Я об этом позабочусь.

Татьяна Стефановна:

— Суд вынес решение, чтобы фирма, установившая в моей квартире бракованные двери, их заменила. Пока я судилась, таких дверей и по такой цене в фирме уже не нашлось. Как быть в таком случае? Вмешайтесь, пожалуйста.

— Мы постараемся помочь. У нас на этот счет есть принудительные меры. Заставим фирму подобрать то, что вам надо, и двери заменить. Если же вы решите взять деньги, то надо пойти в суд и подать соответствующее заявление. Тогда в суде вам выдадут другой исполнительный лист, по которому мы и взыщем требуемую сумму. Так что решите для себя, что вы в данной ситуации хотите.

Надежда Дмитриевна Голышева:

— У меня трехкомнатная неприватизированная квартира 75-й серии. Живу с внуком и дочерью, которые меня обижают. Муж умер. Разменять квартиру они не хотят. Не хотят, чтобы у меня был отдельный лицевой счет и я бы платила только за одну комнату, где живу.

— Вы в домоуправлении были, и что вам там сказали?

— Сказали, что нужно согласие дочери и внука. А они на это не идут.

— Обратитесь в суд, напишите исковое заявление с просьбой разделить лицевые счета. В любом случае суд разберется. Это самый короткий путь, нежели вы будете переживать и нервничать. А мы вам поможем.

Наталья Александровна:

— В районах области, откровенно говоря, к вашей службе относятся плохо. Руководители сельхозпредприятий жалуются, что вы за долги отбираете технику, а потом за бесценок продаете ее в соседние регионы. Прокомментируйте, пожалуйста.

— Почему-то некоторые руководители считают нас коммерческой организацией, которая, заботясь об их интересах, должна продавать арестованное имущество подороже. Но мы-то преследуем другую цель — расплатиться с кредиторами. Имущество реализуется по той цене, которую определяют эксперты. На аукционы выставляется только недвижимость.

Но мы идем руководителям навстречу. Продать имущество, чтобы расплатиться по долгам, предлагаем самим, по выгодной цене. А они не продают. На технику накладываем арест, снова предлагаем выкупить. Опять молчание. Тогда уже технику покупает тот, кто может заплатить. Мы не можем ждать до бесконечности. Приведу пример с Инзой. Там арестованы все электросети, которые задолжали Куйбышевской железной дороге

43 миллиона рублей. К кому только мы не обращались, чтобы приняли соответствующие меры. Ведь железная дорога может отключить электричество, и Инза останется без света. Ответа нет. Электросети не банкротят, их финансовым оздоровлением также никто не занимается. Что нам делать? И почему у нас голова должна болеть?

— Как в таком случае можно ситуацию исправить?

— Чиновники областного уровня встречаются с руководством ОАО «Российские железные дороги», решают, как долги урегулировать. Я сказал, что еще неделю подожду с арестом. А дальше не знаю как.

Вячеслав Георгиевич:

— Полгода назад суд присудил мне 200 тысяч рублей — долг частного предпринимателя. Постановление суда я отнес приставу в Засвияжский район Ульяновска. Пристав его вещи описала, но всего на

17 тысяч. А человек-то он богатый. Потом он сам позвонил мне и убедительно попросил забрать исполнительный лист, пообещав в течение года со мной расплатиться. Я поверил и исполнительный лист забрал. А предприниматель пропал и денег не вернул.

— Принесите нам назад исполнительный лист, тогда мы поможем. Теперь о

17 тысячах, почему такая маленькая сумма. Судебные приставы ведь не имеют права в квартире все подряд описывать. В Гражданском кодексе есть соответствующая статья. В список описи не заносятся личные вещи, предметы быта — например, телевизор или холодильник. Мы не имеем права рыться в шкафах, так как это уже обыск.

И еще. Люди часто пытаются договориться полюбовно, чтобы не платить управлению положенные комиссионные — семь процентов. В данном случае речь идет о 14 тысячах рублей. Так делают и физические, и юридические лица. А когда не получается получить долги, то вновь обращаются к нам, принося исполнительные листы. Многие так и носят туда-сюда. Напомню, срок исковой давности — три года.

В паузе между звонками вопрос от редакции «Народной газеты»:

— В вашей эмоциональной работе достаточно неординарных ситуаций. Приходится ли идти на компромисс?

— Помните, как-то по телевизору показывали, что в одном из российских городов мужчина поджег себя и выбросился из окна, не желая впускать в квартиру судебных приставов. Бывает, что люди грозят наложить руки, пугают смертью детей. Психологически это трудно…

Хоть мы и принудительный орган, но свою работу пытаемся выполнять корректно, не доводить людей до крайностей. Если видишь, что человек сгоряча способен на неадекватные поступки, я всегда советую приставам в эту минуту лучше уйти. Встречу с должником можно перенести на другой день, поговорить с ним, убедить. Случается, что мы все же применяем силу, когда, например, руководитель-должник начинает скрываться, прячется. Да и в этих случаях идем навстречу.

В Димитровграде такой случай был. Человек сделал к дому пристрой, который на 20 сантиметров залез не соседский участок. Суд вынес решение: пристрой снести. Строительная экспертиза показала, что после того может разрушиться весь дом. Мы долго думали, как же лучше поступить. Наконец нашли консенсус. Стену пристроя пришлось все-таки «подвинуть». Сложных ситуаций достаточно, и порой однозначное решение найти сложно.

— Спасибо.

Людмила Михайловна:

— Добрый день. Недавно из тюрьмы освободился мой сын. Домой сразу же пришел исполнительный лист о возврате долга — восемь тысяч рублей. Сумма не очень большая, но вернуть ее всю сразу нет возможности. Можно ли долг погасить частями?

— Можно и по частям долг гасить. Только для этого в суд надо обратиться и там этот вопрос решить. Рассрочки, отсрочки платежей — прерогативы данного органа. А мы просто исполнители.

Хочу дополнить свой ответ. Если судебный пристав приходит домой и видит, что взыскать нечего, то ничего с должника брать и не будут. Когда должник разбогатеет, тогда и можно будет ходатайствовать снова.

Сергей Иванович:

— В свое время в Ульяновской области действовали фондовые дома «Русская недвижимость», «МММ», «Русский дом селенга». Еще в середине 90-х годов судами были вынесены решения о взыскании с них долгов в пользу пострадавших вкладчиков. Но этих денег мы так и не увидели. Можно ли по старым судебным делам что-то все-таки получить?

— Головные организации этих пирамид находились в других городах. Туда иски и направлялись. Я не знаю, как теперь с руководителей — например, с Мавроди — будут эти деньги удерживаться. Ведь самих фондовых домов сейчас больше нет. Все они банкроты. И с них уже ничего не взыщешь. Исполнительное производство прекращено. В данной ситуации мы бессильны.

— Спасибо, всего доброго, до свидания.

Вячеслав Сергеевич:

— Не могу получить 30 тысяч рублей в качестве компенсации за моральный ущерб. Должник мне выплачивает по 200 рублей в месяц. Я человек пожилой, боюсь, не доживу до того, чтобы он со мной расплатился. Как с него можно поскорее получить все деньги?

— Назовите имя должника и его адрес, фамилию судебного пристава, который вашим делом занимается. Мы разберемся и вам сообщим.

На «прямой линии» «дежурила» Наталья ЖИДКИХ