Печальная примета нынешнего времени – одинокие пожилые люди. Всего год назад их было в Ульяновской области 13 тысяч, а сегодня уже около 16. Самым младшим – по 70, а старшим, случается, под сто лет. Справляться с бытом в квартирах, домах – порою без элементарных удобств – бабушкам и дедушкам сложно. Поселить всех в дома-интернаты для престарелых – невозможно. Да и не хотят долгожители бросать свои дома, где прошла вся жизнь.

Какой же выход? На помощь пожилым одиноким людям приходят социальные работники. В структуре департамента социальной защиты населения Ульяновской области давно уже существует служба социальных услуг на дому. Сегодня в 28 муниципальных образованиях региона действуют 48 отделений, в которых трудятся 1817 социальных работников. Под их патронажем находятся около четырех с половиной тысяч одиноких пенсионеров и инвалидов, половина из них – старше 80 лет.

8 июня социальные работники будут отмечать свой профессиональный праздник. На днях мы собрали за «круглым столом» тех, кто обслуживает на дому пожилых людей в Ленинском районе Ульянов-ска, Чердаклинском и Ульяновском районах области. Также участвовала в разговоре главный специалист надомной службы отдела по делам ветеранов департамента социальной защиты населения Надежда Кондратьева. Итак, наши гости: Надежда Селезнева – начальник службы социальной помощи на дому и Елена Мочалова, медсестра-сиделка (Чердаклинский район), Любовь Гаврилюк, начальник службы социальной помощи на дому, Римма Омуралиева, социальный работник (Ульяновский район), и Марина Евдокимова, социальный работник (Ленинский район Ульяновска). Профессиональный опыт у всех огромный, он приобретен в течение 10-17 лет терпеливого труда и общения с пожилыми больными людьми. Эти милые женщины приносят в дома стариков тепло души, надежду и радость.

– Что же это за профессия такая – социальный работник?

Надежда Кондратьева: Эта профессия требует особенного склада души, доброты, отзывчивости. Без них просто не справиться с обязанностями, не построить общение с одинокими пожилыми людьми. Наши российские старики отличаются великим терпением: до последнего стараются сами справляться с домашним хозяйством и никого не обременять – ни детей, ни внуков. И только в безвыходных ситуациях обращаются к социальным работникам, которые, без преувеличения, часто становятся «светом в окошке», «окном» в мир для пожилых людей.

Надежда Селезнева: Приходится не только решать житейские, бытовые проблемы стариков, но и помогать выстраивать отношения с детьми. Дело это непростое, деликатное. Ведь мы при всем желании не заменим дочь или сына. Недавно обратилась ко мне одна очень пожилая женщина, попросила взять ее на социальное обслуживание. Выяснилось, что в нескольких минутах ходьбы от ее дома живет родная дочь, но отношения между близкими расстроены. Мы сейчас помогаем их наладить, но вообще-то к проблеме психологического «сопровождения» одиноких стариков, на мой взгляд, надо подключаться и специалистам центров психологической помощи семье.

Любовь Гаврилюк: Большинство женщин в нашей службе работают с душой, у них есть свои семьи, дети. Кадры не ищем, люди нас находят сами.

– Порядок и перечень бесплатных услуг пожилым людям определены в специальном постановлении правительства Ульяновской области, но в рамки документа, согласитесь, не все можно вместить…

Римма Омуралиева: Уметь надо все: и печку затопить, и обед приготовить, и дрова наколоть…

Надежда Селезнева: … Случается брать на себя даже ритуальные хлопоты.

Одна из наших работниц навещала старушку и оказалась свидетельницей ее смерти. Выхода не было: подготовила по русскому обычаю все к погребению.

Надежда Кондратьева: У надомных работниц нет специального образования. Конечно, будь знания хотя бы на уровне медсестры, можно было бы эффективнее помогать старикам. Прежде в структуре надомного обслуживания были штатные единицы медсестер. Но их сократили.

У каждого социального работника надомной службы на патронаже по восемь стариков. Это стандартная нагрузка в расчете на ставку 1200 рублей. Прямо скажем, деньги – мизерные. Поэтому работницы стараются взять побольше подшефных, чтобы заработать. Трудятся с восьми утра и до позднего вечера.

– Получается, социальные работники сами нуждаются в поддержке?

Римма Омуралиева: На маршрут мы выходим, имея купленный полностью на свои деньги инвентарь: тонометр стоимостью от 300 и более рублей, сумка хозяйственная, рабочий халат и перчатки. Начиная с этого года дополнительно к зарплате получаем 150 рублей, но эта сумма не покрывает всех расходов.

Марина Евдокимова: Мы уже не раз обращались в федеральные ведомства с просьбой пересмотреть тарифные ставки и оклады социальных работников. Но пока – безрезультатно.

Надежда Селезнева: Надо срочно решить вопрос о бесплатных проездных для социальных работников надомной службы. Ведь им приходится часто пользоваться общественным транспортом.

Для оперативного консультирования одиноких пенсионеров нужна помощь специалистов. Поэтому департамент социальной защиты населения, как мы выяснили, планирует в недалеком будущем открыть при каждом муниципальном образовании комплексные центры консультирования пожилых людей: прием будут вести опытные психологи, психотерапевты.

Проблемы социальных работников, несомненно, требуют разрешения, и в бюджете этого года для этого предусмотрены субвенции в размере 34,7 млн. рублей. Немного, но это реальная помощь. В то же время надо искать и внутренние резервы: в разговоре прозвучало предложение о расширении платных услуг пенсионерам, доходы которых позволяют это сделать. Уже сегодня добровольно полностью оплачивают помощь социальных работников 977 пенсионеров, а частично – 1795.

И дело не только в деньгах. Человеку всегда лучше дома, чем в специальном социальном учреждении. Отсюда и вывод: доброта… с доставкой на дом – великое благо для людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.