В первый день «Обломовского фестиваля», состоявшегося в Ульяновске в минувшие выходные, Музей-заповедник «Родина Ленина» превратился в «Обломовскую деревню». Грандиозное костюмированное действо привлекло лучшие творческие силы края и множества горожан.

Жаждущих видеть действительно собралось немало. Кроме делегации официальных лиц во главе с вице-президентом Российского фонда культуры (эта организация в основном и профинансировала проект) Ларисой Владимировной Назаровой, «усадьбу Обломова» (на время ей стал Музей городского быта) посетили группы школьников со своими педагогами, пенсионеры, представители творческой интеллигенции. Здесь и правда было что посмотреть, а при желании – даже пообщаться с самим Ильей Ильичем, роль которого органично сыграл местный краевед и философ Сергей Петров. Философствование в духе гончаровского персонажа и стало его главным занятием на время праздника. И в самом деле неизвестно, что страшнее- обломовщина или голый практицизм современности? А может, речь и вовсе идет не о лени, а о самом русском характере, или, если угодно, широте души?

Организаторы, как видно, хорошо изучили литературный первоисточник. К примеру, в начале «театрализованной» улицы был установлен верстовой столб с надписью «Обломовка». Здесь гостей встречал сонный сторож, который «недовольно выяснял, зачем пожаловали». Девушка у колодца, словно век назад, потчевала прохожих родниковой водой. Тут же ее рисовали «уличные художники» – студенты-дизайнеры. У входа в усадьбу сидел балалаечник, которому всего за пятак можно было заказать какую-нибудь народную песню или танец. Пройдя мимо фактурного музыканта, гости попадали в дом к самому Илье Ильичу. Здесь они могли посидеть в «комнате для раздумий», оставшись там в тихом одиночестве, откушать фирменного обломовского чайку. О том, что он не какой-нибудь, а эксклюзивно-фестивальный, свидетельствовали даже надписи на пачках. Тут же состоялся конкурс пирогов: победило изделие с начинкой из кураги, особенно понравившееся гостям и самому «хозяину дома».

По «Обломовке» ездила карета и бесплатно катала желающих. На ней гости могли попасть в «уголок Штольца» у Музея фотографии. Роль обломовского антипода сыграл актер областного театра кукол Андрей Козлов. Этот персонаж организаторы сделали максимально деловым. Увешанный телефонами, он имел на груди горделивый значок с надписью «Коммерческий директор». Как и сам Штольц, все вокруг подчеркивало современность и динамичность. Кпримеру, именно здесь организаторы разместили авиа- и судомодели, изготовленные ребятами из

ную жизни и творчеству Гончарова, приготовила центральная городская библиотека, носящая имя писателя.

– Организаторы, без сомнения, сумели создать нужную атмосферу – делится впечатлениями директор Центра народного творчества и искусства Ольга Глебова. – Были учтены даже особенности языка той эпохи. Казалось, что где-то поблизости в саду собирают вишню, варят варенье, и дети, облепившие качели – из того же века. Я сама с удовольствием посидела на диванчике с Ильей Ильичем. Нас, как и положено, обслуживал нерасторопный Захар. Этакая аура спокойствия, уюта и душевной расслабленности.

– С точки зрения первого опыта, – говорит председатель областного отделения Российского фонда культуры Виктор Иванов, – все прошло неплохо. И это несмотря на сжатые сроки подготовки и то, что мы находились как бы «в тени» предстоящих малых Олимпийских игр. Конечно, не все творческие задумки удалось реализовать, но впереди следующий фестиваль. В том, что он состоится, я не сомневаюсь. Мероприятие получило высокую оценку представителей Российского фонда культуры, побывавших на нем. Самой сильной стороной фестиваля стала, конечно же, «Обломовка». Хочется, чтобы в следующий раз деревня была масштабнее, а ульяновцы – более раскованными.

Хотя, как и задумывали организаторы, фестиваль сумел стать «несерьезным». На его площадках царило обещанное настроение «без галстуков», позволяющее расслабиться и отдохнуть душой. А сколько нашлось желающих примерить новые тапочки знаменитого гончаровского персонажа, установленные в сквере рядом с обломовским диваном – не сосчитать! Впрочем, сия экзотическая «обувь» пришлась всем впору. Не мудрено: кому из нас чужда страсть к созерцательности? Как, впрочем, и кудали…