Стакан молока в день, считают диетологи, – главная составляющая полноценного питания и взрослых, и детей. Между тем, по статистике, в Ульяновской области молочные реки мелеют. Дает о себе знать крах многих сельскохозяйственных предприятий. Но есть в нашем «агропейзаже» и светлая нота: это – личное подворье.

По данным департамента сельского хозяйства, его доля в товарном производстве молока достигла 70-80%, и это не предел. Известно, что надои домашних пеструшек и зорек порой выше, чем на фермах иных СПК, а жирность молока достигает 4,5%. Казалось бы, радоваться надо, что частники помогают закрыть молочную «брешь» на потребительском рынке. Но…

Дело в том, что до сих пор толком не налажена система сбора нежного скоропортящегося продукта у частника. В результате молочные реки из личных подсобных хозяйств текут сами по себе. И далеко не всегда – к ульяновскому покупателю. Часть перехватывают соседи – из Сызрани, Пензы, Чувашии. Скупщики, надо отдать им должное, проявляют завидное проворство.

Ну а каково тем хозяевам, которые пытаются доставить молоко жителям Ульяновска самостоятельно?

На стихийный рынок в южной части города каждый день приезжают женщины из окрестных сел с тяжелыми сумками. В них – пластиковые бутылки с молоком, пакеты с творогом, банки со сметаной. Место встречи с покупателями выбрано не случайно: рядом остановка маршрутных такси из сел Ульяновского и Тереньгульского районов.

Знакомимся: Нина Михайловна из поселка Плодопитомнический Железнодорожного района. В город приезжает несколько раз в неделю и каждый раз привозит до 20 литров молока от своей коровы Зорьки. Торговля на рынке -вынужденная необходимость, хотя прибавка к ее доходам выходит небольшая – около тысячи рублей в месяц. На эти деньги в городе Нина Михайловна закупает продукты. Пенсия у хозяйки скромная и почти вся она уходит на корма для Зорьки. Покупатели берут молоко у Нины Михайловны хорошо, нахваливают. Час-другой – и она уже без товара, можно ехать домой. Из дохода вычитаются деньги на дорогу: в оба конца 60 рублей. Остальные – плюс к семейному бюджету.

Любовь Семеновна привозит молоко из Подкуровки Тереньгульского района. Вот уже три года как она курсирует между селом и городом. Летом ее корова Пеструшка дает по 15 литров в день, зимой -около десяти. Хозяйка продает по 10-12 рублей за литр. Ездить в город за тридцать километров нелегко, да выхода нет. Вспоминает Любовь Семеновна иные времена. Тогда жила она в Павловском районе, там за молоком приезжали заготовители и увозили его на завод. Им, как она считает, можно было бы отдавать молоко по 7-8 рублей за литр. Дешевле, чем горожанину, зато без хлопот.

Условия торговли молоком женщин также мало устраивают. И в дождь, и в снег стоят они на улице: ни прилавка, ни скамеек, ни крыши над головой. Спрашиваю: а почему не идете на рынок, расположенный всего в двух кварталах отсюда? Далеко, отвечают, тяжело нести сумки с товаром.

Казалось бы, выход прост: почему не помочь сельчанам в организации цивилизованной торговли продукцией с личного подворья? Для удобства им надо совсем немного: поставить павильоны и прилавки в тех местах, где эта торговля уже фактически идет.

Но сделать это муниципальные власти не спешат.

Наоборот, периодически такие «островки» вольных молочниц подвергают строгим проверкам с вытекающими «последствиями». Цель акций – не помочь сельчанам организовать торговлю, а изгнать их из города. Правильно ли это? Как известно, в числе основных направлений национального проекта «Развитие АПК» есть и поддержка малых форм хозяйствования на селе, в частности и личных подсобных хозяйств. А это значит -всемерно помогать сельчанам, в том числе в реализации производственного ими товара.

Какой должна быть эта поддержка, решать, конечно, профессионалам. Это могут быть и уютные молочные павильоны в городе для владельцев ЛПХ, и развитие в селах снабженческо-сбытовой кооперации. Безусловно в данной ситуации другое: нельзя отталкивать «кормящую руку». И тем более – чинить ей препоны.

По признанию моих собеседниц, молодежь на селе не слишком тянется к занятию животноводством, надеются на бабушек и дедушек. Они-то позаботятся о стакане молока для внуков. И своих, и городских…

Расставаясь, молочницы просили не называть иx фамилий. Кто знает, какпбсмотрят на их «предпринимательство» власти?

Почувствуйте разницу:

За январь-сентябрь 2006 года валовой надой молока по Ульяновской области в крестьянских (фермерских) хозяйствах и хозяйствах населения составил 148,6 тыс. тонн. Валовой надой в сельскохозяйственных организациях за тот же период – 70,7 тыс. тонн.

* * *

В Тереньгульском районе в течение 9 месяцев 2006 года валовой надой молока в хозяйствах населения и у фермеров – 5577тонн, в сельхозорганизациях- 395тонн, то есть в 14 раз меньше.