У каждого человека наверняка есть свои причуды. Или, проще говоря, увлечения. Одни коллекционируют марки, другие все свободное время проводят в спортивных залах, третьи увлечены рыбалкой или охотой. Есть немало таких, кто любит путешествовать, с особой страстью открывает и открывает неведомый мир.

Одним из таких одержимых путешественников является ульяновец Геннадий Маркелов – профессиональный строитель. Почти каждый год он проводит отпуск в дороге. Исколесил на собственном автомобиле полстраны.

Геннадий Маркелов с группой земляков (Николай Вдовин, Николай Борисов, Сергей Вязовкин и другие) побывал на севере Урала — в Чердыньском природном заповеднике. Автору строк тогда тоже посчастливилось заглянуть в удивительный и благодатный край, в котором полно ягод и грибов, леса богаты дичью и зверем, а в реках водятся таймень, хариус, щука, окунь, налим и другая рыба. Кстати, сейчас, на пороге зимы, в быстрых северных реках, пока еще не скованных ледяным панцирем, самое время ловить налимов. Напоминаем: водятся ночные «дьяволы» и в Свияге.

В старинном городке Чердынь мы нашли егеря, который за небольшую плату согласился сопровождать нас по таежным тропам. Оставив свои «тачки» во дворе Петровича (так звали нашего провожатого), мы, договорившись с тамошним водителем, отправились на «уазике» в верховье реки Вишера. Здесь десантировались и после короткого отдыха начали мастерить катамаран, на котором предстояло сплавляться по своенравной реке около сотни верст — до поселка Вайя. В середине прошлого века в таежной глухомани в деревянных бараках содержались политзаключенные. Разумеется, никто из них не был «врагом народа». Однако наши соотечественники мотали срок на лесоповале по полной программе. Такое было смутное время…

К слову будет сказано, в числе «врагов народа» оказался и наш земляк — ветеринарный врач Сергей Васильевский, которого обвинили якобы в умышленном распространении сибирской язвы в Поволжье. «Тройка» вынесла «немецкому шпиону» суровый приговор — 10 лет лагерей. И ветеринара отправили на лесоповал, где он спилил несметное количество сосен. Вернувшись в Ульяновск, Васильевский трудился по своей специальности, а лет пятнадцать назад старика реабилитировали. Слава богу, это сделали еще при жизни.

У бывшего политзаключенного оказалось редкое для мужчины хобби — он выращивал Цветы. И не какие-нибудь, а только кактусы. Их насчитывалось в квартире у старика свыше трех сотен, причем разных размеров и видов. Тут были и карликовые, величиной с мизинец, и огромные — чуть ли не в человеческий рост.

Да, у Васильевского была одна, но пламенная страсть к колючим, весьма неказистым цветам. Наверное, потому, что судьба человека сложи-

лась непросто — весь жизненный путь усеян шипами. И вот какая любопытная странность наблюдалась в квартире кактусовода: цветы «стреляли» острыми иголками в ладонь того человека, который являлся носителем отрицательной ауры, вел себя агрессивно по отношению к хозяину квартиры. Зато ладонь Васильевского цветы боготворили и не причиняли ей никакого вреда!

Прибыв в Вайю после многодневного плавания по Вишере, я заглянул в полуразрушенный барак политзаключенных и невольно вспомнил о Васильевском (ныне покойном). Деревянное сооружение выглядело удручающе. Трудно представить, как оно отапливалось в зимнюю стужу. Наверняка людей морили голодом и холодом. Домой вернулись единицы…

На берегу Вишеры, в окрестностях поселка Вайя мы разбили палаточный лагерь и отдыхали сутки в ожидании оказии. За это время ульяновские экстремалы освоили ловлю хариуса. Жаркое из рыбы готовили на костре. Оказывается, ничего сложного тут нет. Важно иметь под рукой алюминиевую фольгу, которая продается во всех хозяйственных магазинах. Мы фольгу предусмотрительно взяли с собой.

Пойманных хариусов чистили, тушки натирали солью, красным перцем. Внутрь тушки клали несколько долек чеснока. Затем клали на сложенный вдвое лист фольги, поливали растительным маслом и завертывали. Получалось нечто похожее на пакет, который помещали на раскаленные угли прогоревшего костра. Ждать недолго — всего 8-10 минут. Геннадий Маркелов на правах капитана «Бригантины» снисходительно смотрел на наши приготовления. Но вот жаркое подано. Начинаем трапезничать.

— Ничего похожего мне еще пробовать не доводилось, — откровенно признался, не скрывая восторга, Геннадий Маркелов. — Будем всегда готовить пойманную рыбу именно таким образом!

Во всех последующих путешествиях, останавливаясь на отдых у водоема, Маркелов ловит рыбу и сам готовит жаркое по рецепту, о котором узнал в медвежьем краю.