Свои прославленные на весь мир мастер-классы в Ульяновске дал художественный руководитель ТЮЗа Нижнего Новгорода, заслуженный деятель искусств России, лауреат национальной театральной премии «Золотая маска», профессор Нижегородской театральной академии Вячеслав Всеволодович Кокорин. Учеба, организованная при поддержке управления культуры и УлГУ, состоялась на базе «Небольшого театра».

– Почему вы приехали именно в «Небольшой»?

– Здесь ищущая молодая команда, которая многим интересуется, хочет понять глубинные тайны профессии, хотя впрочем, ею уже вполне владеет.

– В чем заключается уникальность вашей методики?

– На ее разработку ушло почти тридцать лет. Великий реформатор театра прошлого века Ежи Гратовский сказал: «Система – это терминология». Каждый режиссер действительно вырабатывает свой язык, и это совершенно нормально. По этому же пути пошел и я. Для меня важно, например, понятие «пространства» – реального и воображаемого. Оно является носителем значимых качеств, например, готовит актера к роли. Как пианино, которое намеренно можно настроить не «по классике». Вроде клавиша та же, а звук другой. Так и реакции артиста, возникающие на сцене. В мою концепцию вписывается и творчество Михаила Чехова, и теория психологии установок. Это и новое, и хорошо забытое старое. На своих мастер-классах мы делаем упражнения, которым более ста лет. В свое время Сергей Волконский открыл для России женевских исследователей, написав книжку «Выразительный человек» – настоящую грамматику человеческого тела. Эта работа сегодня непопулярна, потому что во главе угла у нас всегда стоит Станиславский, хотя сам Константин Сергеевич на лекции Волконского ходил, и Мейерхольд им увлекался…

– Как соотносятся российский ТЮЗ и мировой детский театр?

– С трудом. Сама концепция ТЮЗа зародилась в двадцатые годы, когда собирали беспризорников и в воспитательных целях круглый год показывали им сказки, а в фойе перед спектаклем трубили в горны и играли в барабаны. В скандинавских странах нас так и называют – «театр рождественской сказки». На Западе же для детей предпочитают играть странные с нашей точки зрения истории. Скажем, бытовые драмы про распад семьи. Конечно, с детьми в качестве главных персонажей, но в то же время и с постановкой проблем. Там стремятся в легкой, доступной, театральной форме готовить ребят к взрослой жизни. А у нас в советское время были сплошные «аленькие цветочки» на все случаи жизни. И сегодня мы, к сожалению, еще не изжили это явление до конца… Хотя детский театр – единственное место в жизни ребенка, где он может по-настоящему подняться духовно.

Что для духовного развития важно? Прежде всего мы, взрослые, не должны быть циниками. «В жертву принесенное поколение» – такое устойчивое выражение есть во Франции. Речь идет о безнадзорных детях периода сексуальной революции, многие из которых потом так и не нашли себя в жизни. В Европе давно поняли значение этой угрозы. Поэтому когда Германия переместилась на 13-место в мире по качеству образования, там забили тревогу и вывели этот вопрос на уровень национальной безопасности.

Так должно быть и у нас, поскольку ребята, выросшие в нашей стране в период перестройки, тоже были принесены в жертву. Когда эти ребята окончательно повзрослеют, а эта пора уже приходит, мы поймем истинный масштаб проблемы. Повезло тем, кто нашел себя в творчестве. Меня самого в Дом пионеров когда-то привел дядя, и там я встретился с настоящими подвижниками. Это осталось во мне на всю жизнь. Хотелось бы, чтобы каждый ребенок встретил именно таких наставников на своем пути. Нести творчество сегодняшним детям – наша главная задача…