Во вторник в димитровградской воспитательной колонии, в которой отбывают наказание несовершеннолетние, ждали гостей из области. В этот день здесь должно было состояться заседание попечительского совета, созданного по инициативе Губернатора Сергея Морозова еще в июне прошлого года. Но из-за занятости председателя совета — министра региональной политики Ульяновской области Игоря Тихонова — его пришлось перенести на другой день. А вот собрание родительского комитета, созданного при ДВК всего два месяца назад, состоялось. (Кстати, раньше такого общественного органа в колонии не было вообще). На заседании шла речь не только о том, чем сами родители могут помочь оступившимся ребятам, но и о том, что уже успели сделать для них попечители

Необходимость

Попечительский совет пенитенциарного заведения — дело для новой России новое и, в общем-то, добровольное. В одном из приказов по Федеральной службе исполнения наказаний Минюста РФ говорится о том, что такие советы могут создаваться. Но в областном правительстве решили, что это — насущная необходимость и что детской колонии нужно помогать всем миром. 15 июня прошлого года было принято соответствующее распоряжение Губернатора и сформирован попечительский совет ДВК. В декабре его возглавил Игорь Тихонов. В состав совета вошли представители Правительства области, Ульяновской мэрии, УФСИН, депутаты областного Законодательного собрания, священнослужители, спортсмены и лишь один предприниматель, да и то — по согласованию.

В самой колонии, конечно, жалеют о том, что попечители — сплошь высокие лица, а тех, кто имеет реальные деньги, то есть бизнесменов — нет. ДВК — учреждение федеральное. И вроде как тратить на него деньги областного бюджета не положено. Но, по словам замначальника УФСИН Ульяновской области по кадрам и воспитательной работе Александра Бойко, в других регионах страны находят способ помочь детским зонам. Так, на образцово-показательную колонию в городе Камышин Волго-градской области в прошлом году из бюджета и других источников было потрачено 5 миллионов рублей. Жигулевцы получили 3 миллиона, а казанцы — 15 миллионов. Понятно, что на такие деньги и евроремонт в корпусах, где обитают ребята, можно сделать, и стройплощадки построить, и красоту навести. Например, клумбы разбить, деревья посадить. Чтобы оступившееся подростки не чувствовали себя изгоями.

Димитровградской колонии в этом году на ремонтные работы обещан один миллион рублей, а нужно — гораздо больше. Вот уже 30 лет здесь ждут помощи от властей всех уровней.

— Надеемся, что с созданием попечительского совета многое изменится, — говорит замначальника ДВК Андрей Количенко. — В основном контингент ДВК — наши, ульяновские ребята. Так почему бы главам районов и городов не поинтересоваться, кто и в каких условиях здесь находится. Ведь эти ребята к вам же и вернутся. Сейчас мы собираемся разукрупнять отряды. В каждом будет вместо 100 по 50 человек. Теперь необходимо отделить отряды друг от друга. Мы не просим денег — помогите хотя бы стройматериалами. Капитальный ремонт у нас 30 лет не делался. В Новоспасском есть обойная фабрика. В Новоульяновске — цементный завод. И так далее. Мы ни от какой помощи не откажемся. И гвозди нужны, и посуда, и одежда, и канцтовары, и учебники для школы.

Что сделано

Родительскому комитету рассказали, что попечители уже многое успели сделать за полгода существования совета. И речь не столько о материальных вещах, сколько — о воспитательных акциях. Принимала колония и победителей вторых областных Олимпийских игр, и лучших спортсменов области, и кукольный театр из «десятки». Еженедельно по воскресеньям в гости к ребятам приезжает волонтерский десант из Ульяновска. В рамках программы «Поверь в себя» с детьми беседуют психологи, колонистов тестируют. По выходным дням в колонию приезжают священнослужители, здесь организована воскресная школа. В ДВК мечтают возвести православный храм. Проект уже имеется. Осталось средства найти. — Я считаю, что в целях профилактики преступности среди несовершеннолетних очень полезно посещение колоний подростками, уже имеющими условное наказание, — рассказал Андрей Николаевич. — Так, в декабре к нам приезжали восемь детей из Карсуна. Мы видели, с каким тяжелым сердцем они уезжали. Может, больше их не увидим…

Учеба

Общение получилось полезным для обеих сторон. Родители интересовались, что можно сделать для большей занятости детей. Помимо школы и ПТУ им хотелось бы, чтобы дети имели возможность учиться и дальше — в техникумах и вузах. Некоторым воспитанникам позволяют оставаться здесь не до 18 лет, а вплоть до 21 года. В ПТ при колонии, сообщили родителям, скоро, возможно, откроется еще одна престижная специальность — сварщика. После того как в прошлом году Москва поставила в школу компьютерный класс, один из димитровградских вузов предложил выдавать ребятам диплом пользователя компьютера. А вот заведующая столовой Нина Коваль, уже 20 лет работающая в колонии, уверена, что нет ничего лучше профессии повара. Нина Егоровна и дипломы своим лучшим помощникам по кухне дает.

— Некоторые мои ученики сейчас работают в солидных ресторанах в Ульяновске, — не без гордости сказала Коваль.

Представителям СМИ показали сияющие чистотой только что отремонтированные варочную (кухню) и корпус штрафного изолятора, где на сегодня содержатся всего три человека, имеющих серьезные взыскания. Колонисты вежливо здоровались с нами и охотно отвечали на вопросы. Один из ребят, которому на следующий день предстоял суд по условно-досрочному освобождению, честно признался, что ни за что не хотел бы попасть сюда еще раз.

— И никто не хочет, не верьте, если по-другому говорят. Мы пожелали парню удачи и спросили, что будет после освобождения. «Буду учиться и работать», — твердо ответил он.