Все прошлое лето и осень, и в зной и в холод, когда шел дождь и когда не шел, городские службы якобы неустанно ремонтировали дороги Ульяновска. Ремонтировали, демонтировали. Да как?! Этот вопрос становится уже не злободневным, а ритуальным. Зимой вроде бы пройти-проехать можно. Если осторожно. И то если хорошо знаешь наш городской дорожный «скелет». А вот весной и летом… Так и хочется, пройдя и проехав по нашим дорогам, заорать: «Эх, твою мать!»

Снег сейчас почти сошел. Лужи подсохли. И городские дороги открылись во всей своей «красе»: убойные ямы, которые хоть в длину, хоть в глубину измеряются метрами. Ну а если нет ям справа и слева, то кочек берегись—асфальт пучит от таких ремонтов. Пучит так, что свернется не только в желудке. «Вспученность» (кстати, именно так называется на профессиональном языке автодорожников вздыбленный и изломанный асфальт), видимо, у нас не излечима.

Проехавшись по улицам города, мы предлагаем инструкцию по применению: как голову себе не снести и машину не повредить.

…Центральная улица Ульяновска — Гончарова — щербата. Вроде бы, с первого взгляда, ухожена-облагорожена. Но пешеходам лучше не «надевать» высокие каблуки, а на автомобиле ехать с минимальной скоростью. А еще лучше под песню: «По кочкам, по кочкам, по ровненьким дорожкам, в ямку БУХ». Дальше — больше. Дорогу на улице, которая носит гордое имя другого российского писателя-классика — Радищева, водители успели прозвать «стиральной доской». По местной дороге мы бы рекомендовали не ездить в принципе. Здесь и полметра не проедешь по ровному асфальту. Кстати, водительским лексиконом с нами поделился владелец авто Игорь, надолго застрявший на этой самой «стиралке».

— Вот полюбуйтесь! Подвеска по-летелау моей «малышки», —такнежно Игорь говорит о своем «москвиче», — вон колпак диска валяется, а там еще какая-то деталь. Не я один пострадал. И что она после этого, как не «стиральная доска»?

И добавляет:

— В суд бы подать, только на кого?

Есть, конечно, дороги, которые с виду без изъянов. К примеру, проспект Нариманова. Практически нет ни ям, ни кочек. Да и колея наезженная.

— Так колея говорит как раз о том, что асфальт изношен. Еще немного, и ямы зазияют, — объясняет нам другой водитель, Максим. — Да и не такая уж она простая штука, эта колея. Вроде едешь по накатанной, а она тебя раз — и выбросит в сторону.

— Вы водитель с многолетним стажем. Может, уже секретом обзавелись, как по таким дорогам проехать без потерь? — интересуемся мы.

— Какие тут секреты! Летать пока никто не научился, — смеется Максим.

По улице Урицкого машины петляют; как будто спасаются от пуль невидимых преследователей. Здесь, дабы не затормозить об капот встречной машины, мы посоветовали бы просто снижать скорость перед глубокими ямами и, проезжая через них, представлять, что вы на бесплатных американских горках. Хотя вопрос «бесплатности» весьма относительный. Детали для машины всегда, как говорится, стоят денег.

Проезжая по Засвияжью, мы замечаем иногородние номера на «КамАЗе», припаркованном недалеко от рынка «На Промышленной». Кстати, здесь тоже нужно быть предельно внимательными. Не сосредотачивайте свое внимание, жалея машину, только на выщербленном асфальте. Можно невзначай сбить кого-нибудь из пешеходов, вечно перебегающих перекресток улиц Промышленной и Ряби-кова на красный свет. А с нами своими впечатлениями об ульяновских дорогах охотно делится владелец «КамАЗа» дальнобойщик Вадим Сапрунов:

— Я таких автодорог, как у вас, ни в одном крупном городе не встречал. Прямо как после бомбежки, — говорит Вадим. — На них можно тренироваться гонщикам перед соревнованиями по труднопроходимым трассам. Не зря, видно, именно в вашем городе придумали такой вездеход, как «УАЗ»!

— Да что дороги, вы на тротуары обратите внимание, — неожиданно подключается к нашему разговору женщина по имени Марина, жительница Засвияжья. — Их же как первый раз положили, так больше и не трогали ни разу. За 31 год, что живу в этом районе, не видела ремонтных работ пешеходной зоны. А ведь я в прошлом году из-за изломанного тротуара ногу сломала! Возвращалась с работы после второй смены: фонари у подъездов не горят уже давно, ничего не видно, асфальт весь в рытвинах. Ну и «споткнулась, упала, очнулась — гипс!». А пешеходная дорожка возле дома как была перемолотой, так до сих пор такая же. Теперь хожу с ночной смены и боюсь. Не знаю чего больше: не то хулиганов, не то тротуара.

Мы решили узнать, как обстоят дела с дорогами в левобережье. Но попасть туда не смогли. При въезде на мост образовалась внушительная пробка. В два часа дня! Наша бригада журналистов решила подъехать к «яме» (так народ окрестил конечную остановку Заволжского транспорта) и узнать мнение людей о состоянии дорог и тротуаров левобережья. Как оказалось — все то же.

— Начиная с улицы Деева и Врача Михайлова до проспекта Туполева — ни одной «целой» дороги, — говорит водитель автобуса № 44 Михаил Л. — Легковушки и «Газели» шпарят не по прямой, а зигзагами, выходя на встречную полосу.

— Так и до аварии недалеко, — замечаем мы.

— А далеко за примером ходить не надо. Полчаса назад при въезде на волжский мост маршрутка стала огибать яму, вышла навстречу и лоб в лоб столкнулась с другой «газелькой». Говорят, обошлось без жертв, пробка там сейчас Огромная.

— Как вы думаете, есть ли какой-нибудь безопасный способ езды по нашим дорогам?

— Какой еще способ! — вскипая, врывается в разговор другой водитель, — ремонтировать дороги надо. Вот и будет безопасно! И не как в прошлом году — дыры залеплять кирпичами, а по-настоящему, основательно! Только вряд ли наши городские власти будут это делать. Не верим мы уже ни им, ни мэру. Увольнять всех надо, убирать на фиг! Ведь ни хрена ничего не нужно. Куда только деньги тратят? На себя любимого. Вот и делаем вывод — отсидят сейчас свой последний срок — и пошли все люди, весь народ подальше. А разве не так?!

Что ж, оставляем без комментариев. Готовя этот репортаж, мы два дня пытались выяснить в мэрии: какие ремонтные работы по городским дорогам уже ведутся и какие планируются. В пресс-службе нам так и ответили: телефон чиновника, непосредственно отвечающего за это, нам не дадут, мол, его нет на месте, а требующуюся нам информацию предоставят позже. Когда-нибудь.