9 мая мы отмечаем уже 62-ю годовщину Великой Победы. Победы советского народа в жестокой и бескомпромиссной войне с фашистской силой темною. Казалось бы, с тех пор прошло много времени. Но это никогда не забудется. Вечная память -павшим, вечная слава -живым. Эхо той войны отзывается болью в наших сердцах. В каждом доме есть своя память…

Но тогда, в мае 45-го, когда зацвела сирень, всем казалось, что эта война будет последней в истории нашей страны. Мы верили, что никто и ничто не посмеет нарушить нашу мирную жизнь. Но… заблуждались! Пришлось воевать и ребятам последующих поколений. Десять лет шла одна из самых кровавых войн — в Афганистане. Затем была Чечня. И возвращался с мест боев «груз-200». И стоял стон в деревнях и городах. За что?! Но мальчики мирного времени, как и солдаты Великой Отечественной, до последнего вздоха оставались верны своей присяге. Они верили, что бьются за правое дело.

Сегодня мы публикуем шокирующие подробности

афганской войны. Многое из того, что рассказал наш собеседник, страшно даже представить.

Ужасы того времени до сих пор стоят перед глазами тех, кто прошел дорогами Афгана.

— «Духи» ловили русских солдат, отрезали руки, ноги, язык, половые органы, потом зашивали и выбрасывали в горы, — говорит подполковник авиации в отставке Леонид Чернов из Ульяновска, служивший вместе с Александром Руцким в Афганистане. — Потом, в 1991 году, я лежал в госпитале. Видел одного такого парня. Страшно… Родители от него отказались. Он не хотел жить. Лежал и лежал в госпитале. Как растение. Один раз как-то дополз до окна, хотел выброситься со второго этажа. Спасли. Потом перевели на первый этаж…

Душманам за такие «подвиги» деньги со всех сторон шли — из Штатов, Китая, Пакистана, Ирака. Да, они воевали за доллары… А мы?! Мы за Родину. Она дала приказ, мы его выполняли. Но в отличие от наших отцов и дедов на Великой Отечественной, когда на нас фашист «пер», когда родную землю надо было освобождать, мы в Афганистане воевали за честь. Честь Советского Союза. И мстили за своих. У нас был негласный приказ, устный конечно. Если сбивают или уничтожают наших, то мы летим и бомбим район в радиусе 20 километров, чтобы никого в живых не осталось.

Под началом Героя Советского Союза Александра Руцкого ульянов-цу Леониду Чернову довелось служить как в Советском Союзе, так и в Афганистане. Сам Руцкой подписывал представления на награждение нашего земляка. За год службы в Афганистане летчик Чернов совершил 360 боевых вылетов, из них — 55 ночных. Участвовал в самых известных операциях советских войск. За Паншерское ущелье Леонид Чернов был награжден орденом Красной Звезды. А вот два ордена Боевого Красного Знамени не получил до сих пор. Бумаги затерялись где-то в штабах. Но до Афгана в его жизни был Сахалин. И лишь по чистой случайности не он, а его друг сбил тот самый корейский «Боинг». Чернов как раз сменился с боевого дежурства, а его приятель Осипович заступил.

САМОВОЛКА С КОСМОНАВТОМ

Впервые крестьянский мальчик из Куйбышевской глубинки задумался о небе в девятом классе. И когда Леониду, тогда еще 17-летнему парню, в военкомате предложили написать заявление в летное училище, ни секунды не сомневался.

— После окончания Ставропольского летного училища получил назначение на Дальний Восток: сначала в Комсомольск-на-Амуре, а затем — на Сахалин. Там летал на «Су-15», истребителе-перехватчике.

— Американские самолеты-разведчики «Орион», «Нептун» подходили близко к границе, но летали над нейтральными водами вдоль Сахалина. Нас поднимали на сопровождение. С моим лучшим другом Стри-жаком (он сейчас, как и я, подполковник, в Ставрополе живет) случай был такой. Приказывают ему сбить самолет, нарушивший нашу границу. Стрижак пустил ракету. Вроде бы, говорит, сбил. Оказалось — нет. И хорошо, что не сбил. Самолет-то ничего не нарушил! Это молодой лейтенант, который сидел на пульте управления, допустил ошибку. На планшете нашу границу он на 6 километров в глубь нейтральных вод отодвинул…

«БОИНГ» НЕ БЫЛ ПАССАЖИРСКИМ?

Пять лет служил Леонид Чернов вместе с Геннадием Осиповичем, тем самым, который в сентябре 1983 года сбил корейский «Боинг».

— Я в тот день как раз заменился, а Гена заступил на боевое дежурство. Принял приказ: «Боинг» нарушил госграницу. На сбитие». Он ведь летел с Камчатки через Сахалин, не реагируя на наши предупреждения. Прямо над аэродромом «Сокол» прошел. Поднимают «МИГ-23» с аэродрома в 280 километрах от нас и Гену на «Су-15». Осипович и сбил. «Боинг» упал в нейтральные воды. До сих пор никто ничего не знает. Вроде самолет был гражданским, как это потом в мировых СМИ преподносили. А на самом деле людей там не нашли. Только ботинки, вещи разные были и — ни одного трупа. До сих пор не исключается версия, что был сбит тогда самолет-шпион. После этих событий Оси-

повича вместе с женой тайно переправили в Союз.

«ГРАЧИ»

В 1981-м Чернов попал в Одесскую область, в город Арцыз. Незадолго до Афгана командиром их полка был назначен Александр Руцкой.

— В Арцызе мы переучились на штурмовики «Су-25». Их еще «грачами» называли за внешнее сходство с этими птицами. У нас и позывные были: «Грач» и пятизначная цифра. Машина — очень надежная. Все системы дублированные. Самолеты бронированные, толщина титанового сплава корпуса — 25 миллиметров. К тому же — пожаробезопасные. Внутри всех баков — полиуретан, губка. Допустим, пуля внутрь попадает, будет дымить, но не взорвется. Все продумано. 1 000 км в час. Потолок высоты — 8 000 километров. 4 тонны бомб на борту! Встроенная пушка 37-миллиметровая. И две ракеты отдельно «Р-3», по-моему, для ближнего боя — до 5 километров с головкой самонаведения. С 200 метров можно было в сигарету попасть.

ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ

— Осенью 1984 года первая эскадрилья нашего полка пошла в Афганистан. И в декабре-январе — первые потери. Старшего лейтенанта Володю Заздравного над Паншерс-ким ущельем сбили. У нас выручка боевая была. Когда на удар, в район боевых действий, летали, нас сопровождали два вертолета-спасателя. По десять человек десантников в каждом. Если кого-то сбивали, ребята снижались и поднимали. Стали за Володей снижаться — вертолет подбили. И решили не поднимать. В гроб песок положили. Такое тоже бывало…

В январе на «Ан-26» сбили Виктора Стасюка и Александра Руднева, замначальника политотдела. «Ан-26» — самолет-ретранслятор. Поднимается на 8 тысяч километров и 5-6 часов стоит там, командуя боем. Он уже возвращался. Немного недотянул до Баграма, до нашего аэродрома. В воздухе взорвался. Руднев не должен был лететь. Ему просто интересно было посмотреть, как ребята воюют… Серега Шумихин тоже погиб, хороший летчик из Чебоксар. И тоже — в районе Паншера. Не нашли. Как позже не нашли и Сашу Баранова. Он в день своего рождения

При взятии склада в Афгане.

погиб. Летел с нами в четверке на ночную охоту в сторону Кабула. Искали потом всем полком. Даже самолет не нашли. Саша до сих пор считается без вести пропавшим…

НОЧНЫЕ ПОЛЕТЫ

В 1985 году весь полк должен был сменить первую эскадрилью.

— Перед Афганом мы очень хорошо готовились — летали и днем, и ночью. Может, поэтому потерь у нас меньше, чем у других, было. 12 октября мы пересекли советскую границу и прилетели на аэродром Баграм. Кругом все серое, песок, вертолеты кружат. Разрывы бомб, канонада. Нам сказали, что кто-то с «зеленки» обстрелял аэродром. И наши мстили — обрабатывали горы и «зеленку». 16-го мне показали район, а 18-го у меня был первый самостоятельный боевой вылет — в район Са-ланга. Наш 378-й отдельный штурмовой полк начал летать постоянно, мы первыми начали летать ночью. До нас никто этого не делал. Допустим, колонна по земле идет, в 18.00 встают. Занимают круговую оборону. И до утра ждут. А мы начали ночью летать на сбитие — Руцкой приказал. Прилетаешь в район боевых действий, бросаешь две САБы — светящиеся авиационные бомбы. Они горят примерно 8 минут. Все видно, по координатам отбомбишься и уходишь.

ОТЧАЯННЫЙ И ЧЕЛОВЕЧНЫЙ

Все, кто служил с Александром Руцким, неизменно отмечают его отчаянную храбрость, прямоту и человечность.

— 28 февраля, помню, с 5 утра и до 7 вечера я шесть боевых вылетов сделал на Кандагар. А 1 марта там

Перед полетом. Леонид Чернов — в центре.

захватили банду с огромным боевым арсеналом. 1 марта у меня день рождения был. Руцкой и говорит: «Ты отдыхай. Без тебя отбомбятся». Я спрашиваю: «Собрать можно?» «Подожди, пока не кончилась операция». Вечером командир дал добро. Летчики собрались, отметили. Спирт есть, самогонка — тоже, закуски много… Вообще, Руцкой — человек храбрый, отчаянный даже. Сам постоянно летал. Ахмед-шах Масуд был королем Паншерского ущелья. Почему Паншер так защищали? Ущелье богато золотом, алмазами. Вот за это они и воевали. У нас стояла задача — уничтожить Ахмед-шаха Масу-да. Тому, кто его уничтожит, Героя Советского Союза обещали. У нас все время два самолета дежурили. Когда разведка докладывала — в каком кишлаке Ахмед-шах Масуд находится — Руцкой сразу вылетал. Но уничтожить его все не удавалось. Как-то мы звеном полетели. Отбомбили кишлак, а Ахмед-шах оказался в полутора километрах от кишлака. Потом Ахмед-шаха свои же взорвали, уже после вывода советских войск из Афганистана…

РАЗБОР ПОЛЕТОВ — ЧТО КВН

— Руцкой молодец был. Через 3-4 месяца отпускал на побывку — по пять человек. На недельку. По два раза были дома за год. Командир никому скучать не давал. Когда он взлетал, в эфире такой отборный мат стоял! А уж когда разбор полетов проводил — прямо цирк с КВНом вместе. В выражениях не стеснялся, прямой был. Не всем это нравилось. Кляузы на него писали. 7 апреля над Хостом Руцкого сбили, он катапультировался. Сильно ударился о землю, отбил себе все внутренности. Его списали с летной работы. Но остался в Афгане. Вернулся в Союз, чтобы восстановиться. Больше года не летал, а потом второй раз пошел в Афган. Был уже заместителем командующего 40-й армией по авиации. Случайно залетел в Пакистан, там его сбили. Десять дней в плену был. После этого ему звание Героя Советского Союза дали.

ЛЕТАЛИ В ТАПОЧКАХ

— Под Хостом в моего товарища Костю Осипова попали. У него сначала один движок отказал, потом и второй. Самолет загорелся. Он уже хотел катапультироваться, но тут один двигатель запустился. И Костя дотянул до маленького аэродрома. Зарылся в рисовое поле. Самолет сгорел… Но когда на место прибыл

наш командующий генерал-майор Кот, то Осипову досталось не за самолет, а за… ботинки. Дело в том, что садиться за штурвал нам категорически запрещалось без боевых ботинок. Несмотря на ужасную жару (кабина нагревалась до 70 градусов!). Правда, нам еще тапочки черные выдавали. И мы частенько, несмотря на приказ, летали именно в этих тапочках. Так вот, и в этот раз Костя снял прямо в кабине ботинки и надел тапочки. А когда самолет подбили и Осипов хотел катапультироваться, первым делом снял тапки и в карман положил! Решил, что нехорошо в тапках-то «лететь» — уж лучше босиком. Когда генерал-майор Кот увидел нашего Костю живым и невредимым, обрадовался поначалу. Но взглянув на его босые ноги, так «взгрел», что Осипов долго этого позабыть не мог.

БИЛИ И ПО СВОИМ

Случалось, что в Афгане наши ребята гибли из-за ошибок и нестыковок разных служб.

— Командир первой эскадрильи Вася Высоцкий погорел. В радиусе 5 километров от аэродрома Баграм стояло боевое охранение — танки были вкопаны. Полностью в земле. Они охраняли подходы к аэродрому. У всех летчиков на карте отмечены эти точки. И нам сообщали, когда дислокацию меняли. Но 23 февраля днем они поставили новые точки, а нас не предупредили. Нас подняли, полетел Высоцкий. Наводчик сидел на земле, направил, куда стрелять. И выстрелили — 500-килограммовой бомбой, которая попала прямо в наш танк. Несколько человек так и не нашли… Начали выяснять, кто бомбил. Высоцкого оправдали.

НАЦИОНАЛЬНАЯ ОХОТА

Через два года Чернов отправился в Анголу помогать дружественному африканскому народу в качестве инструктора.

— Делать было там, по сравнению с Афганом, если честно, нечего. Летал мало. Каждый день ходили мы на берег океана, рыбу на удочку ловили. В мой рост рыбины попадались! Благодатный край. А местные мужики смотрели на нас и диву давались — как это так у нас получается? Они ленивые. Лучше пойдут на рынок и купят кусок той самой рыбы втридорога. Правда, некоторых аборигенов все-таки научили нашей национальной охоте!

В 1990 году приехали домой. А моего 90-ОШАП — отдельного штурмового авиационного полка — нет, расформирован. Смешно даже было. Приказ подписали о расформировании, а в Одесском округе как раз учения командно-штабные шли. И наш полк тоже воевал. Потом говорят: «Полка же уже нет, как он может воевать?!» В общем, пришлось уволиться.

Позже, на «гражданке», пытался я заниматься бизнесом, но не сложилось. Не мое это… Война «засела» у нас, вояк, как говорится, в печенке, в сердце. Правда, кто победил в этой войне — мы так и не знаем.