26 июня на теплоходе «Петр Алабин» в Ульяновск прибыли представители Судебного департамента при Верховном суде РФ, а также участники Проекта российско-канадского судебного партнерства. Среди высоких гостей были Олег Шаков, директор Канадско-российской программы партнерства в области судебной системы; Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности; Вадим Зиятдинов, представитель Судебного департамента, возглавляющий подразделения по связям со СМИ

Представительную делегацию встречали коллеги Судебного регионального департамента, а также председатель Ульяновского областного суда Нина Лысякова.

Надо сказать, что теплоход «Петр Алабин» сильно опоздал, и встречающие уже начали нервничать. Но вот наконец судно показалось на горизонте, «подрулило» к причалу, но не совсем удачно. Пришлось повторить попытку. Лишь со второго раза «Петр Алабин» благополучно подошел к причалу.

Пресс-конференция для СМИ проводилась в носовой части судна. В ходе откровенного и доверительного разговора выяснилось, что высокие гости прибыли в Ульяновск из Самары, где проводился научно-практический семинар «Суды и СМИ: повышение осведомленности общественности о деятельности судов и органов судейского сообщества».

Одна из целей семинара — повысить уровень профессиональной подготовки сотрудников, поддерживающих контакты с прессой. Минувшая деловая встреча позволила собрать на форуме тех, кто заинтересован в укреплении взаимопонимания судебной власти с печатными и электронными СМИ. Мнение большинства таково: судебная власть сегодня должна быть не только доступной, справедливой и честной, но и открытой.

Алексей Симонов, как выяснилось, уже четвертый раз участвует в подобных семинарах. Имея огромный опыт защиты прав журналистов, тем не менее он говорил о необходимости четко улавливать момент, где кончается право судьи и где начинается право журналиста.

Правозащитник удивил ульяновских журналистов своей осведомленностью о судебных тяжбах прежних губернаторов Ульяновской области.

— По моим данным, — сказал московский гость, — довольно часто судился с представителями местных СМИ генерал-губернатор Владимир Шаманов. А вот нынешний Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, напротив, довольно корректен, умеет владеть собой и находит компромиссные решения с журналистами разных изданий.

Алексей Симонов вспомнил о своей правозащитной деятельности в начале перестройки.

— Как-то мне довелось выступить на большом собрании судей. Передо мной в зале сидело 250 человек — все с «каменными» лицами. Поразило то, что служители Фемиды слушали мое выступление без каких-либо эмоций. После выступления я выходил из зала в полнейшей тишине, слышен был только стук моих башмаков…

Тогда между журналистами и судьями была, как казалось, непреодолимая, глухая стена отчуждения и недоверия. Именно тогда я высказал «крамольную мысль»: мол, надо в судах вводить в штат специальную единицу — пресс-секретаря.

Нынче ситуация в судах меняется к лучшему. Больше стало открытости и доверия к печатным и электронным СМИ. В то же время, как показывает анализ, резко возросло количество исков о защите чести и достоинства. Причем в исключительном большинстве судятся с редакциями не простые смертные, а чиновники разных уровней. Статистика утверждает, что руководители разных ведомств в 100 раз больше простых граждан обращаются в суд, чтобы восстановить «поруганные» честь и достоинство. Причем выставляются просто фантастические иски, в среднем один иск составляет 700 тысяч рублей и является разорительным для печатного органа, что совершенно несправедливо.

В Госдуме находится два проекта законов РФ, в которых четко определено, что обязано сказать о себе в СМИ государство; что обязан сказать о своей работе суд. И это замечательно.

— Между прочим, мы уже давно открыты для граждан, — подключается к разговору председатель Ульяновского областного суда Нина Лысякова. — У нас все прозрачно. Загляните на сайт…

Гости ответили на вопросы журналистов и отправились посмотреть вечерний Ульяновск. Корреспонденту «Народной газеты» удалось несколько минут пообщаться с Алексеем Симоновым, что называется, с глазу на глаз.

— Мне неоднократно доводилось отстаивать интересы журналистов в судах, но не всегда удавалось выиграть дело, — откровенно признался правозащитник. — Однажды мы потерпели сокрушительное поражение, хотя собранные материалы защиты обещали победу. Я так расстроился, что мне собственная жизнь показалась совершенно никчемной.

К счастью, были и победы. Они окрыляли и вселяли надежду в лучшее. Ту самую надежду, которая умирает последней.