Много лет сотрудничает Мелекесский район с учёными-аграриями из Ульяновского НИИ сельского хозяйства и УГСХА. И вот результат: на землях района до 85 процентов используемых здесь семян относятся к элитным и суперэлитным сортам. Есть и так называемые оригинальные сорта, то есть высеваемые впервые.

По мнению начальника управления сельского хозяйства района Минахмета Фаизова, опора на науку целиком и полностью оправдывает себя.

– Минахмет Агзамович, долгие годы «секретом успеха» называли пшеницу «мироновскую»…

– Этот сорт начинает терять своё значение. «Мироновская» переведена в разряд массовых репродукций. Уходит «ишеевская». Практически сошёл на нет ячмень «донецкий». На первый план сегодня выходят более перспективные сорта. Сортообновление, признаюсь, – удовольствие дорогое, но иначе нельзя. Как известно, что посеешь, то и пожнешь.

– Сегодня перспективной культурой называют тритикале…

– В прошлом году этот сорт у нас высевал СПК имени Ленина. Урожайность получили чуть выше, чем у озимой ржи, но беда в том, что тритикале очень трудно реализовать. Непривычная для потребителя культура.

– Вы в нынешнем году посеяли рапс…

– Мы сеяли его и раньше, причём в очень больших количествах. Сдавали на масло и использовали в виде зелёных кормов. Рапс посеяла компания «РуснРусСантимир». У неё есть намерение выращивать эту культуру для массового производства биотоплива.

Рапс очень хорош для изготовления растительного масла, не уступающего по качеству подсолнечному. Он бесценен как зелёный корм -выстаивает до заморозков. Здесь основное, считаю, -цена вопроса. Себестоимость разведения этой культуры сегодня превышает цену реали-

зации. Очень заинтересованы в производстве рапса немцы. Но у них крайне высокие требования к качеству этой культуры. Кроме того, нужны урожаи в 22-25 центнеров с гектара, а мы даже в хорошие годы не получали выше 16-17 центнеров. Опять-таки, немцы хотят, чтобы мы выращивали рапс, а они будут вывозить его, производить биотопливо и возвращать нам в виде готовой продукции по высоким ценам.

– Вы предвосхитили мой вопрос: а если организовать собственную переработку?

– Тогда, конечно, производить эту культуру станет экономически выгодно. Кстати, на базе Якушкинского элеватора в Новомалыклинском районе «РуснРусСантимир» намеревается установить оборудование по переработке рапса на биотопливо.

– Уж коли мы заговорили об инвесторах, не возникает ли с ними проблем?

– Влияние инвесторов на развитие сельхозпроизводства в районе очень большое. Мы всегда приветствовали и приветствуем людей, которые с пониманием относятся к земле. Дело в том, что село под натиском времени – технологий, новых форм хозяйствования – необратимо меняется. А население стареет. Вот почему так важны инвесторы с новыми технологиями. От них отказаться – значит, погубить село.

– Ставите ли вы перед ними задачи развития социальной сферы на селе?

– Это главное наше условие при заключении договоров о взаимном сотрудничестве. Мы считаем необходимым знать, сколько будет выделяться зерна за использование земельных паев, кто станет выплачивать налоги и обеспечивать крестьянские подворья кормами. Если инвесторы поддерживают сельчан, они вправе рассчитывать на поддержку населения. У нас много проходит собраний и сходов пайщиков, где мы напрямую ставим вопросы решения социальных проблем жителей села. Такая работа даёт свои результаты. В нынешнем году к нам не поступило ни одной жалобы, возникающей из-за отношений инвесторов и пайщиков.

– Наболевшей для крестьян остаётся проблема сбыта сельхозпродукции…

– Не надо завозить такую продукцию из-за рубежа. Берите у себя в районе – у людей, которые её производят.

Тогда никаких проблем со сбытом не будет. У нас давно создана сеть заготовителей мяса и молока. Рядом Самара и Тольятти, вывозим продукцию туда.

А вот создание снабженческо-сбытовых кооперативов – проблемный вопрос. Частные предприниматели их создавать не будут. Народ сегодня научился считать деньги, лишние налоги и отчётность ему не нужны. Опять же, все понимают и видят, что себестоимость мяса растёт, а реализационная цена стоит на месте, а то и падает. По этой причине многие сельчане перестают держать скотину.

– И снова о кадрах. Сейчас в село начинает много поступать энергонасыщенной техники. Активно идёт замена ручного труда машинным. Люди высвобождаются. И что дальше?

– Переизбытка кадров не будет. В сельскохозяйственном производстве сегодня работают в основном люди предпенсионного возраста. Замены им нет: молодёжь уходит из села и не возвращается. Поэтому приходится говорить именно о дефиците кадров, которые, замечу, нужны тем же инвесторам.

Не надо забывать и то обстоятельство, что есть национальный проект «Развитие АПК». Бери кредит, закупай скот, выращивай, сдавай, а на вырученные деньги содержи себя и свою семью. Поставил на ноги личное подворье, создавай КФХ. Говоря иначе, возможности у крестьян сегодня самые широкие.