Бывшие работники АО «Иштекс» оказались в безвыходном положении. Они не знают уже, к кому обращаться. «Иштекса» практически нет, конкурсные управляющие – люди иногородние… Последняя надежда на Губернатора Морозова. Они просят вмешаться в ситуацию и помочь разрешить проблемы

Недавно в редакцию пришло письмо за подписью 66 человек. Все они бывшие работники предприятия «Иштекс». Поводом для написания письма стала статья в «НГ» о бывшем руководителе предприятия Степине, которому прокуратура предъявила обвинение в умышленном банкротстве и хищении чужого имущества. Прокуратура установила, что господин Степин практически «добил» крупное предприятие, провернув ряд афер.

«Но как поступили с нами, бывшими работниками?» — спрашивают в письме «иштековцы». «Нас всех уволили, вышвырнули на улицу без всяких средств к существованию. Нам не выплатили зарплату, отпускные, больничные, выходные пособия. Три месяца стояли на учете в бюро занятости населения. Один Бог знает, как мы выжили в то время. Уже два года мы боремся за то, чтобы получить свои деньги».

Далее в письме говорится, что конкурсные управляющие, что были на предприятии, только кормили обещаниями. Но они увольнялись, и вместе с ними исчезали ведомости на выдачу зарплаты.

«Мы даже не можем получить сведения, куда делись денежные средства от продажи комбината, хотя обращались неоднократно и в Арбитражный суд, и в регистрационную службу. А ведь вся информация при конкурсном управлении должна быть открытой».

«У нас не получена текущая зарплата. Мы обратились в Мировой суд Ульяновского района, получили исполнительные листы, но судебные приставы работать с нами не хотят, отправляют наши листы нынешнему управляющему, и все на этом».

«Что для нашего Ульяновского района федеральные законы не писаны, у нас свое «царство-государство»? Наши чиновники постоянно врут, изворачиваются — слушать стыдно. Всячески убеждают нас отказаться, отступить…».

Не раз бывшие работники обращались к вышестоящей власти, но все без толку. Хотели записаться на прием к Губернатору, но, по утверждению авторов письма, их не записывают. Последней надеждой стало обращение к Губернатору через газету.