В минувшую пятницу на базе Урено-Карлинского сельского поселения состоялось совещание с главами поселений МО «Карсунский район». Разговор шёл о развитии малых форм хозяйствования на селе -личных подворий.

Кредитная история

Начальник управления экономического развития минсельхоза области Олег Костин не скрывал: «Кредитование ЛПХ – это показатель работы власти на местах». Поначалу люди приглядывались, оценивали свои возможности, гадали, а не обманет ли их в который раз родное государство? Процесс, что называется, пошёл в июне прошлого года. В конце концов область стала заявлять о себе в полный голос. С ноября прошлого года по февраль нынешнего регион уверенно занимал второе место в Российской Федерации по такому показателю, как прирост кредитов за неделю. В иные семидневки Россельхозбанк оформлял до 300 кредитных заявок. Стоило, однако, правоохранительным органам начать массовые проверки по целевому использованию кредитов, как их получение сократилось на 40 процентов. Потребовалось какое-то время, чтобы опасения миновали. Сейчас кредитование вновь набираед силу. Всего по области на нынешний день выдано около 8500 кредитов на сумму 827 млн. рублей. По кредитованию ЛПХ регион занимает девятое место в России и четвёртое – в ПФО.

По словам управляющей Карсунским допофисом ОАО «Россельхозбанк» Любови Ча-баровой, в целом по району владельцам ЛПХ выдано 380 кредитов более чем на 31 млн. рублей. По этим кредитам предусмотрено государственное субсидирование процентных ставок. Выплаты субсидий заемщикам произведены полностью за первые четыре месяца года и частично за

май. Специалисты банка в ближайшее время намерены организовать выезды в поселения района для разъяснительной работы среди населения. Людям предложат брать кредиты на газификацию и делать вклады в Россельхозбанк, где достаточно высокие процентные ставки. Науровне федерального центра, кстати, принято решение об увеличении срока предоставления кредитов с восьми до десяти лет.

Начальник управления сельского хозяйства района Михаил Лашин, однако, настроен более критично. Механизм получения кредитов, казалось бы, отработан. Но за первые полгода из 20 заявленных миллионов кредита получателям выдано только 11. Остальные «срезали». Почему? Да потому что владельцев ЛПХ бьют по рукам. Люди знают, сколько им надо денег, куда их вложить и как правильно потратить. А что получается на деле? Рассчитал, предположим, крестьянин,что ему нужен кредит на 300 тысяч рублей. Идёт в банк, а там дают только 100 тысяч. Выясняется, что ему никто ничего заранее не сказал про залог, поручительство, порядок оформления документов, собственные доходы… Говоря иначе, разъяснительная работа с населением оставляет желать лучшего. В результате крестьяне, не ведая о подводных камнях, начинают дело и вскоре упираются в глухую стену. Вот где должны сказать своё веское слово главы поселений. Однако,как выясняется, не всё от них зависит.

Ау, законодатель!..

Вот какой пример из своей практики привёл на совещании Олег Костин. Приходит к нему с жалобой фермер из Новоспасского района. У него 143 гектара земли. Он хотел бы заложить её и получить кредит. Пришёл в банк, а ему отказали. Оказывается, по внутренним документам Рос-сельхозбанка такой кредит «привязан» к размеру земельного участка. А по установленному субъектом РФ областному закону от 2003 года закладываемый участок должен быть не менее 150 гектаров. В

то же время по закону 1997 года земельные наделы свыше 150 гектаров людям выделять… запрещается. И люди оказываются в тупике.

В Россельхозбанке заявляют, что, мол, сельчанам надо добирать земельный надел до требуемого объёма. Но это нереально. Взять его негде. Теперь, когда в область идут инвесторы, крестьяне буквально вцепились в землю и никому её отдавать не намерены. Что прикажете делать? Олег Костин после обсуждения проблемы с депутатами ЗСО подготовил на имя губернатора области записку с просьбой дать министерству государственного имущества и земельных отношений пору-чение внести в закон 2003 года изменения с целью уменьшить размер земельного участка, используемого в качестве залога, до 30 гектаров и, таким образом, открывать дорогу земельному кредитованию.

Одновременно с этим надо делать межевание земель. Не заявил владелец пая о себе в течение года, пусть земля идёт в фонд перераспределе-

ния района для оформления впоследствии единым массивом. «Мёртвых душ» быть не должно. Другое дело, что оформление земли сегодня удовольствие дорогое. Но проблему надо решать. Это, в первую очередь, потребность глав поселений: только работающая земля даёт налоги.

Есть и ещё один повод для передачи земель в фонд перераспределения – когда пайщики не обрабатывают свои земельные наделы больше трёх лет. Правда, такие вопросы решаются через суд. А муниципалитеты лишних хлопот для себя не желают: подготовка документов, свидетели, розыск пайщиков, опять же госпошлина… В результате закон в этой части скорее мёртв, чем жив.

Разговор на совещании получился откровенным. Главы поселений своей тревоги не скрывали. Суть их высказываний сводится к следующему. Многие крестьяне – в тупике. Получить кредит – проблема. Сбыт продукции – не очевиден. Так стоит ли вкладывать деньги в сельхозпроизводство? Но это уже тема отдельного разговора.