Как решают земельный вопрос в Карсуне

Наша справка: Сегодня в Карсунском районе 36 действующих сельхозтоваропроизводителей. Из них СПК -шесть, 000 – 10, остальные – крестьянские фермерские хозяйства (КФХ).

О буднях земельного «передела» наш разговоре начальником районного управления сельского хозяйства Михаилом Лаши-ным.

– Мне известно, что вы всей душой за то, чтобы на карсунской земле работали свои инвесторы…

– Никогда этого не скрывал и возможность их активизации не исключаю. Тем более что население «своих» всегда поддерживает. Возьму один только добрый пример.Есть у нас в районе руководитель с большим стажем, агроном по образованию Юрий Васильевич Черняев. Учредил он в двух стоящих по соседству сёлах -Большой и Малой Кандарати – ООО «Прогресс» и ООО «Новый мир». Оформил землю. На полученный кредит купил сначала сызранскую сеялку, потом культиваторы, комплект из трёх сеялок «Обь», трактор «К-744». Оформляет в лизингдва зерноуборочных комбайна «Енисей». Довёл площадь земель под посевами до 2000 гектаров, ещё одну тысячу пустил подпары. В течение будущего года намеревается вести севооборот на площади 5,5 тыс. гектаров. Такая работа радует.

– В своё время предпринималась попытка реализовать крупный инвестиционный проект на базе бывшего СПК «Языковский». Она захлебнулась. Что произошло?

– Дело было так. Уроженец нашего района предприниматель Александр Иванович Кисляков выказал намерение заняться производством мяса по канадской технологии с напольным содержанием свиней на глубокой подстилке. С этой целью с Тамбовским НИИ сельского хозяйства он заключил договор на научное сопровождение проекта. Район отвёл предпринимателю землю и помещения свиноводческого комплекса.

Ничто не предвещало неожиданностей. Проект предусматривал содержание 4000 свиней. Кисляков подготовил документы в Рос-сельхозбанк, рассчитывая получить кредит на 40 млн. рублей с вложением собственных 15 млн. и освоением их в течение пяти лет. Залоговая база у него была. Но кредит у нас ему не дали, найдя для этого уважительные, на взгляд банкиров, причины. Не помогло даже содействие минсельхоза области. Предприниматель развернулся и ушёл. Теперь работает в Самаре и всё у него получается.

– Зато в район входит новосибирский агрохолдинг С АХ О. Кстати, хотелось бы узнать о нём побольше…

– Первоначальный этап вхождения завершён. Непосредственно в райцентре создано ООО «САХО-Агро-Уль-яновск». Определён юридический адрес. Проведена регистрация нового предприятия. Открыты расчётный счёт и представительство в Ульяновске. Идёт комплектование штата сотрудников.

Район заключил с инвестором договор аренды земли на 49 лет с правом последующего выкупа. Речь пока идёт о 7000 гектаров в При-слонихе, посёлке Ивановский и Усть-Урене. У САХО есть желание выкупить СПК района вместе с их долгами и уже посеянными зерновыми. Взять хотя бы СПК «Белозерский». У него 2,5 млн. рублей долгов. Сам рассчитаться по ним он не в состоянии. Что тогда будет с людьми? Если же придет инвестор, они будут продолжать работать.

– Получается, что и социальную сферу инвестор готов взять на себя?

– Нет. У нас, как, наверное, ни в каком другом районе области, социальная сфера отделена от производственной и полностью передана на баланс поселений. Это вода, дороги, ФАПы, школы, детские сады…

– Что планирует сделать САХО уже в нынешнем году?

– Идёт выкуп земельныхпаев у населения. Долевая собственность инвестора не устраивает. Он хотел бы иметь собственный земельный клин.

Мы, в свою очередь, с ноября прошлого года ведём учёт земель сельхозназначения – как используемых предприятиями всех форм собственности, так и невостребованных. В Языковском на поселении, например, эта работа практически завершена. Впереди судебный процесс по передаче невостребованных земель в фонд перераспределения района.

В планах нынешнего года у САХО значится сев озимых на 10 тыс. гектаров земли. Ещё 15 тыс. намечено пустить под зябь. Уточню сразу же, что инвестор входит исключительно на неиспользуемые земли, которых у нас около 40 тыс. гектаров. Оказывая ему поддержку, мы исходим из того, что у инвестора большой аграрный опыт. Холдинг работает в Новосибирске, Туле и Ростове. Помимо производства зерна оннамерен заниматься его полной переработкой, строить хлебозаводы, в том числе и в нашем районе.

– Насколько охотно население отдаёт свои паи?

– Расстаются с ними сегодня неохотно, хотя совсем недавно готовы были отдавать «за просто так», чтобы только земля не пропадала. Теперь всё иначе. Земля стала товаром. Крестьяне стали проявлять прижимистость: мол, денег за нее мало предлагают, неизвестно ещё, что дальше с землицей будет, надо подождать. Сельский житель умный. Он знает, что кадастровая оценка земли высока и доходит до 20 тыс. рублей за гектар. Но в этом и его слабость. Федеральное законодательство однозначно трактует, что если земли сельхозназначения не использовались в течение трёх лет, они должны отойти в фонд перераспределения муниципального образования. Владельцы паев, пусть и не всегда быстро, начинают это понимать. Опять же покупатель обязан будет выделять им на приоритетных началах по одной тонне зерна за каждый пай по себестоимости. А на тонну при желании можно выкормить одного, а то и двух поросят. Покажется мало, можно прикупить зерно дополнительно, правда, уже по рыночной стоимости, сложившейся в районе.

– Михаил Николаевич, не могу удержаться ещё от одного вопроса. Руководители хозяйств неоднозначно относятся к приходу инвесторов. Одни приветствуют: земля, наконец, станет работать. Другие, напротив, проявляют открытое недовольство, хотя сами поднять сельское хозяйство с колен уже не в состоянии. Какова ваша позиция?

– Сегодня для всех очевидно, что изменить ситуацию в АПК к лучшему без огромных оборотных средств, привлечения современных технологий и энергонасыщенной техники попросту невозможно. У инвесторов такие возможности есть – мы ими не располагаем. О каких возможностях при нашей нищете может идти речь, если сегодня простой болт стоит около тысячи рублей?

Не беру на себя смелость судить кого-либо. Надо просто понять, что люди старой формации, если брать тех же руководителей хозяйств, родились и воспитывались в то время, когда всё было иное: условия, возможности, требования, сама жизнь. Ломка, особенно в сознании, это для людей всегда очень больно. Другое дело, что через неё должен пройти каждый из нас. Иного не дано.