Сегодня в гостях у «ДЗ» Исаак Гринберг, предприниматель, доктор технических наук, лауреат Государственной премии в области науки и техники, заслуженный изобретатель, член Общественной палаты Ульяновской области, 70 лет. Он поделился своими мыслями о…

– Я приехал в Ульяновск из Житомира в январе 1988 года. Было постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании Ульяновского центра микроэлектроники (УЦМ). Со всей страны сюда стекались ученые. Тогдашний глава Минприбора Михаил Сергеевич Шкабардня направил меня заместителем генерального директора УЦМ по научной работе. До этого в Житомире я закончил общетехнический факультет Киевского университета, 30 лет проработал на одном и том же заводе: начинал подсобником, закончил генеральным конструктором. Защитил кандидатскую и докторскую, и все свои научные регалии получил еще тогда, когда их нельзя было купить. Но и тогда не лизоблюдничал, за что взыскания получал, как из рога изобилия. Министр, «ссылая» меня в Ульяновск, спасал меня от исключения из партии.

Здесь я пустил корни. Женился (в третий раз), воспитываю двоих детей. Люди здесь прекрасные, красивый город, красивая Волга, природа нас не обделила. Самый большой бич – это безразличие. Нас так много обманывали, что люди в массе стали безразличны. С этим злом я всегда боролся. С началом перестройки борьба активизировалась.

Когда я в 1990 году начинал свой бизнес, мне исполнилось уже 53 года. К тому времени стало понятно, что Центра микроэлектроники не будет, строительство прекратилось, специалисты разъезжались. Мог уехать и я, но семейные обстоятельства задержали. Опять же, жилье было, а ехать на новое место – значит, начинать все сначала. Было создано малое государственное предприятие, я стал его директором. По своей специальности был связан с заводами, знал, кому что надо. Подрядился изготавливать средства измерения, датчики. И, в общем, нормально работали. Но дела в стране шли все хуже: 91-й год, рушились большие государственные предприятия, не то что малые. Создал частное предприятие, стали заниматься всем подряд – всем, что дает прибыль и зарплату людям. Чем горжусь сегодня: у меня, кроме всякой торговли и общепита, есть фирма, которая производит газосигнализаторы метана и угарного газа, рядом с которыми по техническим параметрам в стране поставить нечего.

Главное: я занимаюсь бизнесом не потому, что мне это нравится, а потому что вынужден. У меня же более 300 изобретений СССР и РФ, около 50 зарубежных патентов. Мои формулы, датчики мне ночью снятся. Но нашему правительству это не нужно… Сколько зарабатывает завкафедрой, профессор? Шесть тысяч. Девочка в киоске получает столько же, да еще и украдет. Поскольку у меня пятеро детей и три тещи, я понял, что мне некуда деваться: надо идти туда, где есть деньги, а не надувать щеки: «Я профессор». Профессор? Ну и сиди голодный. Со мной живут двое несовершеннолетних детей. Мне хочется, чтобы они, как и дети всех моих знакомых, имели шанс в жизни. Пока я кручусь, я их прокормлю. У меня 55 лет стажа, в 14 лет получил трудовую книжку, а пенсия – 3100 рублей. Неужели со всеми регалиями и патентами на старости лет должен получать эти 3100? Поэтому и пошел в бизнес.

Вот у меня магазин игрушек. Предприниматель-жлоб взвинтит цены, но для бедного Ульяновска это не подходит. Мне говорили: «Какой дурак пойдет на третий этаж за игрушками?» Придумал: поставим батут. Бесплатный, круглый год. Ребенок попрыгал, ему сок – бесплатно. Потом его фотографируют цифровым аппаратом, через 2-3 минуты – бесплатное фото. Народ пошел. Пока ребенок прыгает на батуте, родители смотрят ему игрушки. Есть еще пиццерия. Мне говорили: она будет убыточной – кто поедет в этот спальный микрорайон в пиццерию? Но, во-первых, я сдерживаю цены. Во-вторых, это единственная точка в городе, где в каждой кабинке есть телевизор, если желаешь, тебе покажут, как готовится заказанная тобой пицца. Главное, что ты убежден – это твоя пицца, ее делают на твоих глазах, а не разогревают вчерашнюю. В итоге – если не забронировать кабинку, то мест может не достаться.

Еще надеюсь, что, хоть медленно, но в нашей стране наладится нормальная жизнь, если люди будут менее безразличными. Во имя того, чтобы она наладилась, я делаю что могу. Хотя подчас накликáю неприятности на себя и свой бизнес. Но и тут положение удалось стабилизировать. Потому что если что – я в суд. Неправы пожарные? Я подсчитываю ущерб, нанесенный мне их действиями, потом требую компенсации, но не в полном объеме, а в размере одного рубля. У меня семь «рублей» уже хранятся, сейчас подумываю о восьмом.

Бывает, люди смотрят на меня как на шизофреника. Я теперь даже не обижаюсь. Понимаю, что так и выгляжу. Но одно дело о свободе слова я в Европейском суде уже выиграл, теперь там ждут своей очереди еще два. Суть последних исков: перед выборами в ЗС был создан блок «Коммунисты», хотя к компартии они отношения не имели. Когда стало ясно, что наш оппозиционный блок «Ульяновцы», который я создал («Ульяновцы» выступали против засилья в региональной власти иногородних управленцев, пришедших вместе с избранным в 2000 году губернатором области генералом Владимиром Шамановым. – С.Г.), имеет шансы пройти в областной парламент, появились листовки этих «Коммунистов»: рабочий с серпом и молотом душит человека явно семитской внешности. Я обжаловал два таких материала, во всех инстанциях проиграл, подал в Страсбург.

Власть обидчива. Стоит только ее покритиковать – тут же пытаются «обложить». Последний пример. Выступаю на съезде предпринимателей, говорю: «Наша власть хорошо работает с большим бизнесом, это и понятно: крупные проекты, к тому же большой бизнес может оплатить зарубежные поездки чиновникам. А малый и средний бизнес брошен. В прошлом году губернатор подписал постановление по поддержке малого бизнеса – все осталось на своих местах. Как организовать в упрощенном виде кредиты для малого предпринимательства? Не надо далеко ехать. Сергей Иванович (Морозов, губернатор области. – С.Г.), пропустите одну поездку в Китай, посетите Тамбов, где все эти вопросы решены в лучшем виде. Это и ближе, и дешевле, а главное, пользы больше, чем от Китая». Когда губернатор вышел на трибуну, таким раздраженным его еще не видели. После того выступления в одну из организаций поступило официальное письмо на бланке аппарата областного правительства: запрашивали информацию о моем предприятии – «для губернатора Ульяновской области». Пришлось отвечать на попытки давления открытым письмом Морозову.

Речь не о том, что где-то можно устроиться лучше. В 80-х годах старшая дочь, выйдя замуж, эмигрировала в Израиль, лет через десять перебралась в Канаду, сейчас она там с мужем и двумя моими внучками. У меня две двоюродные сестры в Нью-Йорке. Другая дочь уехала на постоянное место жительства в Израиль, хотя она по матери украинка. У меня друзья по всему миру – в Америке, Германии. Да и сам я кое-что собой представляю: доктор наук, лауреат Госпремии и прочее. Мог бы жить и зарабатывать где угодно. Но ни разу не возникало и вопроса, чтобы уехать. В этих землях – бывшего Советского Союза – похоронены родители, лично я ни при каких обстоятельствах не уеду, как бы плохо мне ни было. Ведь было же время, когда при людях генерал Шаманов пообещал меня повесить на осине (Исаак Гринберг был последовательным критиком бывшего губернатора области Шаманова и его политики – С.Г.).

Хочу, чтобы мои дети жили в лучшей стране, чем эта. Почему и воюю с властью. Страна коррумпирована и не может долго существовать в том виде, как сейчас. Единственное, что ее может спасти, – это гражданское общество, которого у нас и близко нет из-за массового безразличия. Но оно создается снизу! Мои все надежды – на создание такого общества. Для этого все небезразличные люди должны объединиться.